"Последние джедаи": героизм мёртв, а мы - еще нет

"Последние джедаи": героизм мёртв, а мы - еще нет


У каждого фильма есть какая-то ключевая сцена. Ключик, помогающий зрителю или удобная визуальная метафора. Для меня в последних двух эпизодах «Звездных войн» таким ключиком стали сцены «главный герой оригинальной саги в рубке Сокола Тысячелетия». В «Пробуждении силы» в Сокол возвращаются Хан и Чуи и настроение их – как и общая тональность всего фильма – радостная: «Чуи, мы дома». В «Последних джедаях» в космический корабль Хана прокрадывается Люк и его главное чувство – страх.

Одной из тем обсуждения, связанной с «Последними джедаями», стало обвинение режиссера Райана Джонсона в том, что он взял и разрушил всё, что придумал Джей Джей Абрамс. Плюнул на все оставленные им в фильме загадки и начал двигать историю в совершенно новом, своем собственном направлении. Мне в это поверить крайне сложно. Вселенная «Звездных войн» находится в руках продюсера Кэтлин Кеннеди и ни одно сюжетное решение не могло быть принято без её одобрения. Ни один режиссер не мог бы взять и сделать с этой вселенной что-то исключительно свое, что бы не укладывалось в уже придуманный план развития. поэтому как по мне, так правильнее рассматривать эти две истории вместе, а не по отдельности.

Джей Джей Абрамс своим фильмом сделал ровно то, чего от него ожидала массовая аудитория поклонников: дал нам всё то же самое, но чуть-чуть иначе. Новые герои похожи на старых, новые приключения похожи на классическую сагу, новая Звезда смерти похожа на ту самую, что дедушка Вейдер строил. Ребят, успокойтесь, вы дома. для первого фильма – идеально, но развивать так всю франшизу, значит заводить её в тупик. «Последние джедаи» органически произрастают из «Пробуждения силы»: вам казалось, что есть надежда, что есть рыцари без страха и упрека и зло и добро – это абсолюты? Так вам показалось.

В XXI веке лукасовский лубок (который я нежно люблю) уже не может сработать. История должна расти и в ней обязательно должны появляться необходимые сегодня полутона. Добро и зло – не абсолюты. У Люка, как и у любого живого человека, могут быть минуты слабости. В каком-то смысле момент, когда он всерьез раздумывает над возможностью убить Кайло Рена - это такая качественная отсылка, например, к «Властелину колец». Помните момент, когда Бильбо захотел вернуть себе кольцо? Даже у героев должна быть минута слабости, иначе они не герои, а картонки.

Верховный лидер Сноук смеется над маской Кайло Рена: ты мальчишка, который пытается быть похожим на дедушку. И он разбивает маску. Это одна из лучших сцен в фильме вообще, объясняющая нам про главного героя больше, чем тысяча монологов-объяснений из оригинальной трилогии.

Фильм Джонсона регулярно говорит нам: да, я знаю все правила, знаю всё, чего вы ждете от фильма, но правила эти я нарушу, а ваши ожидания – это исключительно ваши проблемы. Вселенная растет и движется дальше. Больше никакого Супер-оружия, никакой стандартной схемы действия, никаких «легендарных героев» и никакого карикатурного компьютерного злодея.

Главный герой фильма – это именно Кайло Рен. Это его соло. Он самый важный, с ним происходят самые интересные изменения. Изумительная сцена в тронном зале крута не только потому, что невероятно красива, это новый взгляд на злодея в Звездных войнах. Зло многолико и зло в первую очередь исходит из желания власти. Не самая оригинальная идея, но как блистательно её воплощает Адам Драйвер. «Чужой замысел я отвергаю, кольцо – моё!» Помните эту сцену в романе «Властелин колец»? Собственно её же и исполняет Кайло Рен: я сам решу во что я хочу превратить галактику, мне для этого не нужны наставники.

Джонсон по чайной ложке, но вносит намек на нормальную драму в историю далекой галактики. По Дэмерон, конечно, герой и он «потопил» Дредноут, но какой ценой? Тема человеческой цены героизма, которую последнее время исследуют и во вселенной Marvel, и во вселенной DC Comics, добралась и до Звездных войн. Истребители Первого ордена и истребители Сопротивления делают на одной фабрике и наживаются на войне и чужих страданиях совершенно левые омерзительные люди. Да, это всё для поклонников неожиданно, но это и есть развитие. Мы растем вместе с фильмами и если «Пробуждение силы» было очень по-хорошему детским, то «Последние джедаи» - это уже путь во взрослую жизнь.

Старые герои мертвы. Хан и Люк – погибли, а судьба Леи пока окончательно не решена: LucasFilm однозначно обещали, что Керри Фишер не будут «воскрешать» для девятого эпизода, а Кэтлин Кеннеди сказала, что из-за смерти актрисы сценарий следующей серии пришлось переписывать буквально с нуля. Но мертвы не только герои, мертва сама концепция героизма, рожденная когда-то на далекой планете Татуин. Лучшее, что есть в восьмом эпизоде – сцена, в которой Рей узнает правду о своих родителях.

(тут на секунду отвлечемся и оценим прекрасный эпизод с зеркалом – изумительную отсылку ко вселенной Гарри Поттера и абсолютно аналогичной сцены с Гарри и волшебным зеркалом). Но отсылка эта нам здесь дана не столько как оммаж, сколько как point of reference: вы помните как было у Роулинг? Так это детский подход. Здесь и сейчас героями не рождаются – ими становятся. Нет никаких пророчеств и предопределения, ты можешь быть дочкой алкоголиков, продавших тебя за бутылку, и всё равно быть настоящим героем. Что уж может быть взрослее.

При этом история не идеальна. Весь длинный эпизод с казино очень красивый, очень здорово придуманный и абсолютно лишний. Выбивает из повествования довольно сильно, хотя и мир казино, и разнообразные зверюшки, конечно, придуманы прекрасно. Тоже самое с Капитаном Фазмой. Её поединок с Финном красив и хорош, но зачем?

В результате для меня восьмой эпизод – это несомненная удача. Движение вперед, взросление саги –это лучшее, что её создатели могли придумать. Кроме того фильм вышел каким-то немыслимо красивым, живым, наполненным юмором (местами довольно рискованным в смысле контраста с серьезностью происходящего) и, главное, более взрослым. Понятно почему у многих поклонников новая серия вызвала неоднозначную реакцию – хотелось, пусть даже неосознанно, чего-то более канонического и сказочного, но лично для меня восьмой эпизод стал одним из самых удачных со времен оригинальной трилогии.