Полина

Полина

zdetscwwecji

Ее ладошку сняли с члена (Она, кажется, пыталась воспротивиться и продолжала цепляться за член, который сосала сокурсница), потом исчезли пальцы из влагалища, отчего она испытала кратковременное чувство необычайной потери...

Вынырнувшую из предоргазменного состояния Полину оттеснили в угол дивана, и она с удивлением увидела, как девушек устанавливают на колени, они опираются грудями о спинку дивана и, едва не повизгивают от нетерпения, крутя попками в ожидании пристраивающихся сзади мужчин, успевших раздеться.

— Не... ммм... хочешь... оххх... присоединиться? Тебе... оммннн... понравится! Ааах!!! — сквозь стоны мурлыкала стоящая раком Люда, просунув руку между широко расставленных бедер и ласкающими движениями водя по нижним губкам членом, зажатым в цепких пальчиках. С последними словами она направила толстую багровую головку в свою щелку.

На мгновение Полине действительно захотелось сбросить одежду и встать в ту же позу, что и сокурсницы. Но она только завороженно наблюдала, как член Евгения раздвигает нежные складочки, а затем буквально забивается в девушку. Мужские яйца взлетели, словно маятник, и увесисто шлепнули по уголку влагалища. Тогда-то Люда и вскрикнула в голос, оставив попытки уговоров скромницы.

А затем Полина со всей внимательностью могла оценить все происходящее — на нее уже никто не обращал внимание. Мужчины просто драли ее новых подруг, засаживая на полную глубину так, что их влагалища жалобно всхлипывали. Яйца с влажными звуками шлепались по уголкам нижних губок. Иногда мужчины приподнимали девушек и, не прекращая безжалостных ударов, принимались тискать их груди, сжимать соски. Иногда мужчины менялись. Люда каждый раз при смене вскрикивала «Привет!!!», а Надю увесисто шлепали по попке, от чего она принималась сама с размаху насаживаться на член. Иногда мужчины заходили за диван, где было оставлено изрядное пространство, и начинали трахать сокурсниц в рот. Именно трахать, т. к. они клали девушкам руки на затылок и имели их ротики ничуть не менее размашисто, чем влагалища.

Это продолжалось очень долго. Краснеющая и бледнеющая Полина уже десять раз решила встать в ряд с подругами... и передумать. Десять раз решила убежать из этой обители похоти... но оставалась. Между ее ножек натекла на обивку обильная влага, просочившаяся сквозь шаровары, а мужчины все обрабатывали стонущих и кричащих сокурсниц, с удовольствием принимающих члены и между ног, и в ротик. Но наконец мужчины кончили. Они вновь пристроили члены в плен губ девушек и, взревев, выбросили в них обильную сперму. Ее было так много, что ни Надя, ни Люда не могли проглотить всю, и она густо текла по их подбородкам, капая на пол за диван.

Полина сначала решила, что это отвратительно, но потом, видя, с каким наслаждением и самозабвением подруги глотают густую жидкость, а потом еще стараются вылизать все еще твердые члены, посасывая и облизывая язычками, что сама непроизвольно облизнулась, желая ощутить восхитительный ароматный вкус...

— Пошли, девчонки, еще хавчика приготовим, после такого нужно бы хорошо подкрепиться. Мордашки только умойте... — провозгласил Евгений.

— О, нет! — заныла Надя, опустившаяся на диван.

— Все же силы забрали, изверги, — вторила ей Люда.

Но Евгений поднял их и, обняв за талии, повлек из комнаты, приговаривая:

— Что ж вы такие слабенькие к здоровенным дядькам на свидание приехали? У нас же еще весь вечер впереди.

— У нас же сменщица есть, — вскинулась Надя, слабо упираясь, и зыркнула в сторону Полины.

— Ее время видимо еще не пришло...

Скромница вздохнула, и не от облегчения совсем, а от разочарования. Это было ужасно, но она поняла, что слова про «ее время еще не пришло» вызвали жуткую досаду и обиду. Так, если бы она на экзамене вместо законной пятерки получила бы тройку. Однако долго горевать ей не пришлось. К ней подошел Владимир и сел рядом, завалившись потом к ней за спину:

— Ложись, передохнем немного... Ты не возражаешь, если я тебя обниму?

Полина, перевозбужденная, несколько разочарованная и одновременно вздохнувшая с облегчением после того, как на ее честь покушаться и не вздумали, почти не сопротивляясь, позволила уложить себя набок и опустила головку на подлокотник. Она чувствовала себя в безопасности — мужчина только что кончил, а она слышала, что после этого он будет не способен на половой акт еще долгое время. Тем более так приятно было ощущать себя в мужских объятиях и чувствовать большое сильное тело рядом.

Однако все было не так просто. Полина вдруг ощутила, что Володя начал ласкать ее! Да не просто так, а как настоящий любовник. Ее! Полину Ефграфовну! Никому ненужную замухрышку. Но она и не представляла, какое соблазнительное зрелище стала представлять после «налаживания».

Ее распаляли умело и настойчиво, словно можно было распалить еще больше после всего, что только что здесь произошло! Мужские руки, казалось, были везде. Вот одна нырнула под топик и принялась нежно оглаживать упругую плоть, иногда сжимая до боли твердый сосок. Полину бросало то в жар, то в холод... Когда ее грудь ласково исследовали, она, по собственным ощущением, была готова растечься лужицей, а когда безжалостные пальцы грубо сжимались на соске, она чувствовала себя железной леди, которую можно трахать так же, как и подруг, а она только добавки будет просить...

А потом под талией протиснулась вторая рука и поползла в шаровары, по голенькому лобку, к сосредоточию наслаждения, нетерпеливо пульсирующему в ожидании ласки. Поначалу скромница стиснула зубы и ножки, не желая пускать мужчину к самому заветному. Но потом подумала... и раздвинула бедра: в конце концов, Владимир уже побывал там, так ведь ничего страшного не случится, если он вновь поласкает ее там.

Это было чудесно. Полина уже едва соображала и была готова на многое, плюнув на запреты, лишь бы это восхитительное чувство обладания мужскими пальцами в объятиях ее влажных складок не прекращалось. Тем более, что опасаться мужчины не стоит, он ведь сейчас безопасен...

Или нет? Чуть вынырнувшая из неги, Полина замерла. Она каким-то образом очутилась в спущенных почти до колен шароварах, уже не говоря о топике, задранном к горлу, но самое главное, между ее ягодиц уютно примостилось нечто округлое, горячее и пульсирующее! «Что это? — заполошенно заметались мысли в головке. — Неужели то, что я думаю? Но как? Почему?».

Между тем, мужчина чуть приспустился, и Полина, замерев, поняла, что здоровенная головка тычется в ее мокрые нижние губки.

— Нет... Неееет... — но ведь в этой позе, когда мужчина сзади, даже бедра не свести, чтобы не пустить его в ...

святая святых! Можно, конечно выпрямить ноги и тогда... Но скромница вместо этого наоборот раздвинула ножки, насколько позволяла резинка шаровар, и ухватилась за горячий член...

Она так же, как ранее сокурсницы, провела головкой по складкам, кусая губы, чтобы остальные на кухне не услышали ее довольных стонов, а потом приставила ее к дырочке. Почувствовав, как половые губки неимоверно растягиваются на толстом поршне, она немного испуганно заскулила, а потом тихонько вскрикнула — это член скользнул внутрь, доставив такое удовольствие, что сдержаться она не смогла. «Какое это чудо — заполучить такой горячий, большой и сладкий хуй!» — мелькнула мысль, когда наслаждение от проникновения остановилось за мгновение возле точки чего-то небывалого, взрывного и сказочного... и исчезла, как дымок, т. к. Владимир ткнулся в девственную плеву.

Полина испуганно сжалась, зажмурившись и кусая губы от страха, а мужчина просунул одну руку под стройное тело, а другую положил сверху, крепко взявшись за бедра, и вдруг мощным и резким движением двинул бедрами.

Скромница снова вскрикнула, но теперь от боли, попыталась сняться с члена, заполнившего ее всю, но мужчина легко удержал ее, принявшись нашептывать сзади на ушко всякие глупости. Сначала девушка, готовая то ли заплакать, то ли закатить истерику и, вырвавшись из объятий, сбежать из этой квартиры, не поверила. По словам Владимира выходило, что она — желанная, сексуальная, обладает восхитительной фигуркой, от которой не оторвать глаз, и ко всему прочему очень красива в своем новом облике... К тому же мужские руки, казалось, были везде — ласкающие пальцы оглаживали изгиб бедра, проходились в ложбинке грудей, чтобы потом нежно стиснуть какую-нибудь из них, забирались между ножек, чтобы коснуться ставших вдруг болезненно чувствительных складок, да и губы не отставали — плечико, шея, ушко, — все подверглось ласковой атаке...

Продолжение следует ...

Группа Минет Потеря девственности Студенты