Полина

Полина

shxrxyimrscfe

«Он делает ей больно? — замелькали суматошные мысли в голове. — Она же почти стонет. Но почему она тогда это терпит? Это же насилие!». Полину едва не стошнило от происходящего... Однако, как с удивлением поняла девушка, не от отвращения (хотя это чувство тоже присутствовало), но от какого-то странного волнения. Стало чуть-чуть страшно, любопытно и заманчиво, словно перед экзаменом, к которому хорошо подготовилась, и вскоре все должно закончится восторгом и радостью от очередной 5-ки. Вот только при чем здесь экзамен, если Володя творит непристойности в таком месте Нади, к которому она бы никогда в жизни не подпустила бы мужчину?!

Вдобавок скромница почувствовала непонятные стягивающие ощущения в кончиках грудей. Новые заполошные мысли взвихрились метелью: «Я заболела? Что это за симптомы? Почему сейчас?», но тут же испарились, оставив в голове полный вакуум — рядом оказался Евгений. Его взгляд показался еще хуже, чем безобразная сцена, привлекшая внимание поначалу. Полина вспомнила, в каком виде она предстала на всеобщее обозрение, к тому же только сейчас осознала, что на ней нет трусиков, а под тонкой тканью гладко выбритый, ставший таким неимоверно развратным, лобок, а рядом мужчина!!! Щечки тут же залились густой краской смущения, а дальнейшие и вовсе ввергло в ступор — Евгений вдруг приобнял ее за талию, каким-то властным движением прижав к сильному телу, и поцеловал! Его губы были жесткими и требовательными, словно желали заполучить принадлежащее им по праву, язык беспрепятственно раздвинул ровные белые зубки и принялся хозяйничать внутри ротика.

Это уже не лезло ни в какие ворота! Полина отпрянула, отталкивая мужчину:

— Что вы делаете? — пропищала она, чувствуя себя беззащитной жертвой перед довольно ухмыляющимся насильником. Ко всему прочему, к тянущему затвердеванию в сосках добавилась странная тяжесть внизу живота. Болезнью эти ощущения вряд ли можно было объяснить, скорее было приятно, и это вообще выбивало из колеи — как можно испытывать, пусть странное, но определенное удовольствие в такой ситуации?

— Ох-ох, недотрога! — белозубо улыбнулся Евгений. — Где вы такую откопали?

Люда, которая прижалась к мужскому бедру после того, как скромница отскочила, рассмеялась:

— А мы вас предупреждали! Сами просили посмотреть на это чудо.

Как ни странно, со стороны Нади, по-прежнему почти постанывающей от неприличных и, видимо, болезненных манипуляций между бедер, тоже раздался сдавленный смешок, полный ехидства:

— И что теперь будете делать, мальчики?

Евгений пожал широкими плечами и снова улыбнулся, вдруг взяв руку Полины и поцеловав ее, склонившись:

— Извините, сударыня, больше не буду так груб, просто вы ослепительно выглядите!

Девушка была сражена галантностью и, самое главное, смыслом фразы, она вдруг осознала, что Евгений и Владимир, наконец, отвлекшийся от Нади, смотрят на нее так же, как и все те парни в кафе — на небожительниц. Если бы еще не отражение в одном из зеркал: рука Жени, скользнувшая по попке Люды, прильнувшей к нему! Причем она не просто скользнула, а проникла внутрь выреза на спине, заодно непринужденно миновав тесемки трусиков, и сжала ягодицы сокурсницы. Наверное, ей это было неприятно, потому что все ее стройное тело вздрогнуло, а пушистые ресницы опустились, прикрыв нездоровый блеск глаз.

— Ты молодец, Людка! Не ожидал, что тебе удастся так здорово «наладить»... — рука проникла еще дальше и сделала там что-то такое, от чего однокурсница вздрогнула и тихонько застонала, еще сильнее прижимаясь к мужчине. — Ну что ж, Полина, проходи, присаживайся и вообще будь как дома! А ты, Надька, бегом переодеваться!

— Да ну! Мне уже не до этого!

И Надя, вскочив, быстренько содрала джинсы и сбросила блузку, а еще через мгновение расстегнула бюстгальтер, и так, впрочем, не скрывающий ее задорно торчащие вверх прелести с удивительно набухшими сосками, а потом провернулась вокруг себя, игриво отклячивая попку и как-то по-особенному призывно изгибаясь.

— Тогда уж и трусики долой! — крякнул Володя и одним движением сдернул вышеозначенный предмет ниже колен девушки. Скромница едва не зажмурилась, так ей стало стыдно за сокурсницу, представшую перед мужскими взглядами, совсем уж в развратном виде — ее лобок был также полностью лишен растительности, и между бедер можно было разглядеть нежные половые губки. Но саму Надю, похоже, нагота нисколько не заботила. Наоборот, она словно гордилась своим телом — стройным, без капельки жира, с длинными ногами, подтянутой, почти мальчишеской попкой и аккуратными девичьими грудками. Сокурсница заизвивалась, и трусики упали возле ее маленьких босых ступней. Стройные ножки переступили, и предмет нижнего белья полетел куда-то в угол.

— Вуаля!... Тебе понравилось? — воскликнула Надя, раскрасневшись под мужскими взглядами, и снова устроилась на коленях Володи, грациозно изогнувшись, прижавшись к его груди и целуя в мужественный подбородок.

Мужчины одобрительно загудели («Вот так-то лучше!», «Зачем такую красоту скрывать?!»), а Полина, которую сдвинули на середину широкого дивана, сидела ни жива, ни мертва. С одной стороны, ей было неприятно, что сокурсница голышом устроилась на коленях мужчины, взасос целуется с ним, а его рука путешествует по ее прелестям, ничем от такой наглости не прикрытых. С другой стороны, то, какими хищными и жадными стали взгляды, которыми мужчины оглаживали обнаженное стройное тело Нади, поразили ее до глубины души. Ей вдруг страшно захотелось, чтобы на нее смотрели так же, чтобы пожирали глазами, а она бы с гордостью демонстрировала свои прелести. Но, увы, кто они, эти небожительницы, а кто она, замухрышка... Впрочем, вспомнив мужские взгляды в самом начале, Полина вновь покраснела, то ли от смущения, то ли от удовольствия. Ведь в этих взглядах были и жадность, и хищность, заставляющие так волнительно стучать сердечко...

...

Вечеринка набирала обороты. Полина чувствовала, что события только начинают развиваться, хотя и пыталась себя обмануть, повторяя про себя как заклинание: «Они выпьют, помилуются немного с девушками, и мы поедем в общагу».

И хотя скромница ощущала себя чужой на этом празднике жизни, остальные веселились вовсю. И пусть даже вначале, когда мужчины захотели перекусить и выпить, сокурсницы почему-то надули губки с показной обидой, однако когда им сказали, что Володя и Женя остаются сегодня до самого вечера, проворчали что-то загадочное, типа «Ну, тогда мы еще потерпим»...

Все пили, закусывали, сокурсницы иногда исчезали, чтобы принести то или иное, все о чем-то разговаривали... Девушек заставили станцевать зажигательный танец, во время которого Люда эротично разоблачилась, представ перед заинтересованными взглядами в том же виде, что и подруга... Периодически сокурсницы оказывались на коленях у мужчин, целовались с ними и постанывали, когда мужские руки оглаживали их прелести, а то и вовсе оказывались между услужливо разведенных бедер... А один раз митингующую Надю, что-то доказывающую присутствующим, Евгений смачно шлепнул по попке: «Давай, ведь за курочкой собиралась!». Полина чуть не умерла, решив, что сейчас разгорится скандал: ведь это какое оскорбление для женщины, если ее шлепнут по попке!

Но вместо того, чтобы обидиться, сокурсница взвизгнула: «О, да, милый! Я так люблю, когда ты это делаешь! Еще!», и с последними словами Надя повернулась к Жене, наклонилась, уперев руки в колени, и высоко приподняла попку, едва не тычась в лицо мужчине. Скромница думала, что тот снова оскорбит ее шлепком, но вместо этого Евгений прильнул к промежности девушки ртом. Глаза полезли на лоб: «Он, что, целует ее ТАМ?». Девушка пережила шок от непристойности происходящего, но еще в ...

больший ужас ее ввергло то, что неожиданно между бедер запульсировало, даря восхитительное блаженство, а между нижних губок вдруг просочилась влага, от которой сразу стало неуютно. А Надя между тем стала стонать в голос, чуть раскачивая бедрами, словно (в это невозможно было поверить!) хотела заполучить мужской язык как можно глубже. «Но ей же не может больно от языка и губ! Почему она стонет? Неужели от наслаждения?» — думала Полина, которую немного отрезвили странные пульсирующие ощущения внизу живота. — «Какое же должно быть наслаждение, чтобы стонать от него?». Девушка вспомнила, как сама тяжело дышала во время сладких судорог внутри, совсем так же, как Надя вначале, когда мужская рука забралась ей в джинсы...

Из глубин самокопания ее вывел шлепок, которым все же наградил Евгений довольную сокурсницу:

— Все, иди давай уже.

...

Продолжение следует ...

Группа Минет Потеря девственности Студенты