Полина

Полина

bqyzrdcsjlslhs

Я провел льдом по ее груди, и стал спускаться вниз. Дотронулся до живота, до лобка. Прикоснулся к клитору. Полина застонала бесстыдно раздвинув ножки, приоткрывая свою дырочку. Я провел кусочком льда по ее губкам, по промежности, дотронулся до ее ануса, затем возвратился обратно и погрузил почти уже истаявший кусочек льда внутрь ее лона.

— Что ты делаешь со мной? — прошептала она.

— Я тебе расскажу потом как это выглядит со стороны.

Следующий кусочек каплевидной формы я ввел в ее задний проход. Полина задергалась

— Потерпи моя сладкая — я залез в ванну и тут же вошел в нее.

Было не слишком удобно, колени бились об дно, одной рукой я поддерживал ее зад, другой новой порцией льда обхаживал ее губки и клитор. Лед касался и моего члена, отчего было как-то по особенному приятно.

Доведя ее до исступления я резко вышел из нее, сразу же ввел в ее влагалище ледяной шарик.

— ААА — закричала она.

Я снова вошел в нее. Жар ее лона и холод льда словно ударили меня, я как будто взорвался извергая в нее сперму, и тут же, уже не удерживаясь кончила она., царапая и кусая меня. Ее хрупкое тело тряслось и сжималось, вода из ванной выплескивалась на пол.

Мы лежали на накрахмаленных простынях прямо на циновках, выжатые и полусонные. Ничего не хотелось делать. Ни двигаться, ни говорить, ни курить. Потом я провалился в сон и проснулся гдето среди ночи. Неоновая реклама противоположного дома освещала нашу комнату. я смотрел на спящую Полину на ее лицо, на раскинувшееся от летней жары тело. Внезапно чувство одиночества пронзило меня. Может быть я влюбился? Вспомнился ее рассказ про мужа и стало мне совсем плохо. Я потянулся за сигаретами и наткнулся на листок бумаги.

— Если я засну, разбуди, не хочу ничего пропустить — написала Полина, вероятно, в то время, когда я вырубился.

У меня сразу изменилось настроение. Но как ее разбудить?

Я расположился между ее ног, Полина заворочалась во сне и перевернулась на бок. Тогда я перевернулся и лег головой к ее ногам. Раздвинув руками ее ягодицы я проник языком в ее анус — она заговорила во сне что то бессвязанное. Я входил все глубже и глубже в ее попку, мои руки мяли ее ягодицы. Я вылизывал ее маленькую дырочку, лаская ее изнутри. Когда мое возбуждение достигло апогея, я обильно смазал ее кремом и каменным от эрекции членом вошел в нее. В этот миг она как будто проснулась. Это мне пришло в голову потому, что она стала активно двигать задом, все глубже и глубже насаживая себя, дыхание ее стало шумным. Правда я не видел ее лица, но в этом был какой то свой прикол. Может быть, она все — таки спала? Это неоднозначность подогревала меня. Мои пальцы щипали ее клитор, терзали ягодицы. Ее попка очень туго обхватила мой член, моя рука неожиданно встретила ее пальчик, которым она ласкала себя, потом, ее пальчики схватили меня за яйца и сжали их. От неожиданного давления мой член дернулся, я навалился на Полину всем телом и кончил. Потом я лежал не выходя из нее. Она тоже не шевелилась. Я закурил. Все таки она спала. Удивительно, она ебется во время сна, не просыпаясь. Может быть там во сне ее ебет кто ни будь другой или даже двое или трое. С такими мыслями не заснешь. Я слишком много о ней думаю. Надо что то делать с этим.

Мне удалось заснуть.

ПЕРЕГОВОРЫ

Проснувшись утром от яркого солнечного света я принял душ. Вернувшись в комнату, я застал ее еще спящей.

Она лежала совершенно раскрывшись, на боку, по ее губам блуждала улыбка. Я поцеловал ее в ушко. Полина зашевелилась и открыла глаза.

— Доброе утро, мой сладкий.

— Доброе, — есть будешь? — сказал я.

— Да, а что сегодня на завтрак?

— Могу предложить тебе яичницу или омлет.

— Вполне, только сначала мне нужен чистый белок — она улыбнулась.

— Это как?

— А вот так — она взяла мой член в руку и приподняв свою очаровательную головку взяла его в рот..

она сосала его медленно, стараясь как можно больше вобрать в себя. Когда я стал кончать, она вынула его и брызги попали ей на лицо, затем опять вобрала сглатывая последние капли. Полина ненадолго ускользнула в душ.

Омлет и яичница оказались без надобности. Я сварил крепкий кофе, мы съели по бутерброду, и, как не странно, насытились.

В этот день Полине надо было съездить на работу. Одевшись мы отправились в центр города. Доехали без приключений, ничего такого себе не позволяя. Полина рассказала мне, что работает в турфирме в р-не маяковки. До самого офиса я не стал ее провожать. Мне и самому стооило бы показаться у себя на работе, похоже там уже забыли как я выгляжу, но ехать не хотелось. Стоял замечательный день, в меру жаркий, ночью прошел дождь, который прибил летнюю пыль и наполнил воздух ароматом цветов.

Я съездил домой, захватил плавки и отправился на пляж.

Купаться было невозможно, вода в черте Москвы была слишком грязной и я решил просто позагорать.

Расстелив полотенце я натерся маслом и включив плеер улегся под жаркое солнце. Меня сморило и я проспал до обеда.

Разбудил меня телефонный звонок. Это была Полина.

— ты где? — спросила она.

— грею яйца на пляже.

— заезжай за мной, я скоро освобожусь....

— слушаю моя королева.

Я оделся и поехал за ней. На проходной я связался с Полиной по внутреннему телефону и за мной спустился молодой человек, который назвался ее секретарем. Он проводил меня в ее кабинет.

Я не верил своим глазам. Полина поразительно преобразилась. Вместо распущенных волос — тугой пучок платиновых прядей. Вместо белого платьица — деловой темный костюм, юбка чуть выше колен и пиджак со светлой рубашкой. Туфли на высоком каблуке. Очки в узкой оправе. Я огляделся — просторный кабинет, ничего лишнего.

— Полина, что ты тут делаешь?

— что делаю? — она протянула мне свою карточку. Вице-президент, мда, она была полна сюрпризов.

— не смущайся — она приподняла юбку, трусиков на ней не было, это было неизменно.

— послушай ка, войди в меня на минуточку — попросила она. Она повернулась ко мне спиной, нагнулась и уперлась руками в стол. Я расстегнул джинсы, задрал ее юбку и вошел в нее. Она истекала от желания. Я грубо натягивал ее на себя растягивая ее ягодицы.

— все, достаточно — она отстранила меня от себя.

— что это за шутки? — разозлился я.

— я еще не освободилась, просто хотела тебя почувствовать внутри себя. У меня сейчас будут переговоры, хочу чтобы ты присутствовал на них. Ты не забыл вчерашний брелок?

— нет

она достала из сумочки яйцо — стимулятор, и презерватив, надела его на яйцо.

— помоги мне — поставила свою ножку в черном чулочке на стол. Ее юбка натянулась обнажив голый пах с коралловыми губками. Я припав к дырочке ртом, стал вылизывать ее. Затем осторожно ввел яичко внутрь.

— Присаживайся — она указала на кожаный диван рядом с окном, поправила юбку. — и не забывая про меня.

Полина позвонила секретарю. Через несколько минут в ее кабинет вошло человек 5, они расселись за столом рядом с ней.

Переговоры начались. Хотя и раньше в ее голосе проскальзывали властные нотки, сейчас кроме них ничего не было. Ее посетители пытались убедить ее в том, что ей просто необходимо пролонгировать истекший договор с ними, она достаточно резко прервала их заявив, что предыдущее сотрудничество для ее турфирмы было просто невыгодно и было бы безумием продолжать его. Я настолько втянулся в их перепалку, что забыл о брелке. И вспомнил о нем только минут через 10 их обмена любезностями. Не раздумывая я нажал на кнопку. Полина дернулась у себя в кресле, ее скулы зарделись, глаза лихорадочно заблестели. Ее рука скользнула под стол, и, судя по всему, она стала ласкать себя. Она раскачивалась в такт бесполезным репликам своих посетителей и уже не слушала их. Они были обескуражены переменой ее настроения. Потом я выключил яйцо. Полина закурила.

— спасибо, что посетили нас, я думаю, что мы уже достаточно обсудили. Не будем отнимать друг у друга время — тихо сказала она.

Ничего не понимающие, ее бывшие партнеры встали и что то бурча себе под нос с недовольным видом вышли.

Полина позвонила секретарю.

— макс, принеси нам кофе.

— ты с ним трахаешься? — спросил я, когда секретарь вышел.

— конечно же нет, это злоупотребление служебным положением — улыбнулась она.

У меня сразу же возникли сомнения насчет этого, но я не стал их озвучивать.

— продолжим? — спросил я проведя рукой по ее ноге.

— мне кажется, что мы слишком резво начали — сказала она. — хотя мне это нравится, я все таки думаю, что нам следует сбавить темп. Я сегодня поеду домой.

— Да? — я не верил своим ушам.

— Да. Ты можешь меня проводить.

— Пусть тебя проводит твой секретарь — разозлился я — у меня на сегодня другие планы.

— Какие?

— Я думаю, что они тебя уже не касаются.

Продолжение следует ...

Традиционно