Почему повзрослевшие дети не спешат покидать родительский дом

Почему повзрослевшие дети не спешат покидать родительский дом

https://t.me/publicfree

https://t.me/publicfree

Раньше родители боялись остаться одни. Теперь волнуются, что их отпрыски никогда не съедут

Кажется, еще совсем недавно родители боялись того дня, когда повзрослевшие дети покинут родительский дом и оставят их одних. Сейчас все больше родителей, особенно в Европе, тревожит обратное: что дети, даже достигнув зрелого возраста, останутся с ними.

В разных странах их называют по-разному. В Испании – нини (ni estudia ni trabaja – не учатся и не работают); в Италии – бамбоччиони (bamboccioni – большой ребенок); в Великобритании иногда используют акроним kippers (Kids In Parents' Pockets, Eroding Retirement Savings – дети, забравшиеся в родительские карманы и уменьшающие их пенсионные отчисления); во Франции – танги, по названию фильма о 28-летнем парне, который доводит родителей до бешенства, отказываясь уезжать из родительского дома.

Они есть везде, всех их объединяет общая черта: дожив до зрелого возраста, они не учатся, не имеют постоянной работы, а сидят на шее у родителей и отказываются покидать родительский дом. Проблема детей, отказывающихся взрослеть, в последние пару десятилетий стала настолько острой, что для их описания появился даже специальный термин – «дети-бумеранги». Смысл очевиден: даже если их бросить, выгнать из родительского дома, они все равно вернутся, как бумеранг. Как утверждают экономисты, подобный инфантилизм молодежи тормозит развитие экономики и приводит к нарастанию напряжения в обществе.

Не лень, а экономика

Взрослых детей ⁠на попечении можно найти везде, но больше всего о них ⁠говорят в Европе. Согласно данным 2014 ⁠года, которые приводит европейское агентство Eurofound, с родителями живут примерно 26% британцев в возрасте 18–29 лет, 46% греков, 49% испанцев, 64% поляков, 79% итальянцев. Больше всего молодых людей, предпочитающих оставаться на иждивении у родителей, в процентном отношении на Мальте и в Словении – 85%. В среднем по ЕС этот показатель 48%. Наименьший показатель у финнов – 15%. Значительно меньше среднеевропейской нормы маменькиных сынков в Дании, Германии и Австрии – 23%.

Конечно, в появлении целого ⁠поколения детей-бумерангов виновата не только ⁠и даже скорее не ⁠столько их лень. Главной причиной, заставляющей молодых европейцев оставаться с родителями и «не торопиться во взрослую жизнь», по словам представителя Международной организации труда (ILO) Сары Элдер, является экономика.

«Экономический кризис, несомненно, виноват в росте численности тех, кого мы называем детьми-паразитами, – объясняет Мария Долорес Лозано, президент Ассоциации семейных адвокатов Испании. – Эти молодые люди не видят ничего предосудительного в том, чтобы жить с родителями и сидеть у них на шее. При этом они зачастую не предпринимают никаких усилий для того, чтобы жить отдельно».

Молодых людей зачастую вынуждают оставаться дома постоянно растущие цены на жилье и трудности в поисках хорошей работы. Большинство рабочих мест в последнее десятилетие, то есть в годы финансового и экономического кризиса, во-первых, были связаны с краткосрочными контрактами, а во-вторых, предполагали неполный рабочий день. В результате жить самостоятельно молодым европейцам не только экономически невыгодно, но нередко и просто невозможно. Безработица среди молодежи примерно вдвое выше, чем среди взрослого населения. Несколько лет назад, в разгар кризиса, она составляла в среднем по Европе 25%, а в ряде южных стран (Греция, Италия, Испания) доходила до 50% и выше.


Министры не исключение

Не стоит забывать и о влиянии культуры и традиций. Особенно сильны они на Апеннинах. В Италии уже много веков в порядке вещей жить под одной крышей представителям разных поколений одной семьи.

Итальянская традиция жить вместе порой доводит до курьезов. В 2010 году министр госуправления и инноваций Ренато Брунетта предложил принять закон, обязывающий итальянцев по достижении 18 лет выметаться из родительского дома. При этом синьор Брунетта не скрывал, что в свое время сам был бамбоччиони и что мать заправляла ему постель до 30 лет.

Экс-министр по делам молодежи в четвертом правительстве Берлускони, а ныне председатель партии «Братья Италии – Национальный альянс» Джорджиа Мелони тоже лет до тридцати жила с родителями, но заправляла постель, по ее словам, сама. Даже такой, казалось бы, решительный человек, как бывший министр обороны Италии Игнасио Ларусса, как-то признался, что жил с родителями до 27 лет, и если бы не женитьба, то еще неизвестно, когда бы он покинул родительский дом.

Конечно, не все взрослые дети эгоисты. Согласно исследованию страховой компании MetLife, в 2014 году немногим более половины британских детей, живущих в родительском доме, вносили посильный вклад в семейный бюджет. Правда, и здесь статистика не в пользу родителей: дети вносили в год в среднем 2652 фунта стерлингов, а их содержание обходилось в 3700 фунтов.


Южные страсти

Страсти между отцами и детьми, особенно в южных странах, кипят нешуточные. Отношения нередко достигают такой остроты, что их приходится разбирать судьям. Самый громкий из подобных судебных процессов состоялся в Испании. Суд обязал Амадора Лопеса (имя в публикациях СМИ о деле было изменено) содержать 31-летнюю дочь Клару и выплачивать ей 400 евро в месяц, пока она не найдет постоянную работу. Клара несколько раз устраивалась на работу после окончания университета, но найти место с полным рабочим днем так и не сумела.

Амадор живет один, с женой развелся давно. О существовании дочери в 2005 году ему напомнил суд, потребовавший, чтобы он материально ее поддерживал во время учебы. Лопес тогда отказался платить 500 евро в месяц, суд в ответ постановил заморозить его банковские счета. В 2014-м он подал апелляцию. Дело дошло до Верховного суда. Главная судебная инстанция на Пиренеях поддержала решение коллег, хотя и несколько снизила сумму выплаты – до 400 евро в месяц.

Адвокат Клары считает дело уникальным, но он ошибается. Хотя бы потому, что подобные дела поступают в испанские суды не так уж редко. Например, почти одновременно с этим делом суд в Кадисе обязал еще одного испанца, имя которого не называется, выплачивать 29-летней дочери по 500 евро в месяц до тех пор, пока она не закончит учебу на факультете психологии.

Впрочем, испанские «отцы» не такие уж безобидные, как может показаться, и нередко дают сдачи отпрыскам, считающим, что они обязаны содержать их едва ли не до седых волос. В мае 2016 года отец 19-летнего юноши из Жироны, который не учился и не искал работу, а сидел на шее у родителей, обратился в суд и выиграл дело. Судья постановил, что он имеет право снизить сумму, выделяемую на питание сына.

Почти одновременно еще один суд, на этот раз в Понтеведре, тоже поддержал просьбу отца, который просил разрешить ему не платить деньги на содержание 25-летнего сына. Парень в 2009 году окончил школу, но с тех пор работал в общей сложности лишь 40 дней. Причем почти все это время пришлось на курсы профессиональной подготовки. Столь маленький рабочий стаж не позволял ему претендовать на пособие по безработице.


Выгнать любой ценой

В прошлом году суд в итальянской Модене постановил, чтобы отец материально поддерживал 28-летнего сына все время учебы в университете. Ответчик пытался доказать, что не обязан содержать великовозрастного оболтуса, который даже не пытался найти временную работу, но убедить судью не сумел. «Он не заслуживает денег, – заявил он в суде, – потому что не предпринимал ни малейших усилий содержать себя».

Дело в Модене – одно из примерно восьми тысяч попадающих ежегодно в суд похожих дел, в которых взрослые дети требуют, чтобы родители их содержали. Резкий скачок в количестве исков – на 20% – совпал с началом финансового кризиса 2008 года, когда безработица среди молодежи достигла 40%. Исков детей к отцам на Апеннинах так много, что Итальянская ассоциация брачных адвокатов призвала Верховный суд установить возрастной предел, при достижении которого дети теряли бы право судиться со своими родителями.

Итальянские «отцы» тоже умеют за себя постоять. Несколько лет назад пожилой паре из Венеции, уставшей от великовозрастного сына, удалось избавиться от него, не доводя дело до суда. Пикантность этого случая заключается в том, что 41-летний сын имел хорошую высокооплачиваемую работу. Он вполне мог себя содержать, но, несмотря на это, отказывался покидать родительский дом.

«Мы больше не можем так жить, – заявил в суде глава семейства. – Моя жена сильно заболела из-за постоянного стресса и попала в больницу. У него хорошая работа, но он продолжает жить дома и требует, что ему стирали, гладили одежду и кормили. Он не хочет уезжать».

После нескольких неудачных попыток уговорить сына снять квартиру старики обратились за помощью в Ассоциацию защиты прав потребителей, которая занимается и такими делами. Адвокат Андреа Кампи дал мужчине 10 дней, чтобы найти квартиру, и пригрозил в противном случае обратиться в суд и потребовать его насильственного выселения.


Мировая проблема

Проблема отцов и детей касается не только Европы, она встречается на всех континентах. В США ее называют «синдромом переполненного гнезда». Почти треть американцев в возрасте до 34 лет живет с родителями. Если верить исследованию Pew Research Center, впервые в истории Америки больше молодых американцев живет с родителями, чем с супругами, партнерами и друзьями.

В Латинской Америке 20 млн молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет живут с родителями. Любопытно, что в этом регионе женщин среди нини больше, чем мужчин. Их почти две трети.

В России проблема тоже существует. По данным опроса, проведенногоаналитическим центром НАФИ, 42% респондентов покинули родительский дом в возрасте между 18 и 21 годом, 54% россиян в возрасте 22–25 лет продолжают жить с родителями, 14% уже не молодых, а вполне зрелых граждан РФ в возрасте 35–44 лет не прожили ни одного дня самостоятельно. Заинтересовалась проблемой великовозрастных детей и ВШЭ. 97% из 5451 респондента в возрасте 30–77 лет (32% – мужчины, 68% – женщины) жили самостоятельно; 12% из уехавших после какого-то периода отдельного проживания вернулись к родителям.

Ученые ВШЭ пришли к выводу, что в России черта, когда большинство детей покидают родительский дом и начинают жить самостоятельно, за последние 20–30 лет передвинулась на несколько лет вперед: с 18–20 лет к 23–25 годам.

Трудно сказать, чего больше в причинах феномена детей-бумерангов: экономической или культурной составляющей. Тенденция эта появилась не сегодня и даже не вчера. Репортер New York Times Адам Дэвидсон пишет, что если в 1968 году подавляющее большинство 20-летних американцев жило самостоятельно, причем более половины из них были женаты или замужем, то к 2007 году связан брачными узами был лишь каждый четвертый молодой житель США, а каждый третий брал у родителей деньги на жилье или жил в родительском доме. В Wall Street Journal подсчитали, что рост долгов по кредитам, которые часто берут в Америке для учебы в университетах и колледжах, увеличивает армию детей, живущих с родителями.

В наши дни из-за экономических неурядиц о совместной жизни с родителями думают даже люди 40–50 лет. По данным сайта по продажам недвижимости Trulia, вероятность того, что они будут жить с родителями, сейчас в 2,7 раза выше, чем в 1999 году.

Сергей Мануков

Журналист, международный обозреватель

https://republic.ru/posts/86478