ПЕТЯ

ПЕТЯ

АЛЕКСЕЙ СУМЯТИН

В суровой решимости Петя спустился в метро. Вдоль края платформы в несколько рядов стояли мрачные фигуры в ожидании поезда. Петя попытался протиснуться между ними, но его сразу же оттолкнули. Пришлось пристроиться к последней шеренге.

Подъехал состав. Человеческая масса забурлила, заворчала. За спинами авангарда Петя не видел, как идёт штурм, но очередь продвигалась. Через десять минут он оказался у заветной черты, за которую не рекомендуется заступать во избежание несчастных случаев.

Отпихивая наседающих сзади, чтобы не упасть на рельсы, Петя взглядом профессионала определил по стоптанному полу место проникновения на объект и занял стартовую позицию рядом: вставать прямо в проход было нельзя, а не то вынесет выходящий поток.

 - Давай, малой, - услышал он сбоку хриплый голос. - Прорывайся.

С душераздирающим гудком, ослепляя жёлтым светом, из чрева тоннеля вынырнуло железное чудище. Двери распахнулись аккурат около Пети, и оттуда ринулись тела. Несмотря на волнение окружающих, он выпустил всех, чтобы в краткое мгновенье затишья самому шагнуть в освободившееся пространство.

Однако аборигены с дружным кличем "Взяли!" выбросили его обратно. Петя с трудом удержал равновесие. Створки захлопнулись прямо перед его носом. За замызганным стеклом он увидел ехидно ухмыляющуюся старуху, которая показывала ему дулю. Её морщинистое лицо стало удаляться - поезд тронулся.

- Кишка тонка, сопляк, - просипел знакомый баритон. - А ну-ка пусти вперед!

Петя замотал головой, сжал кулаки и приготовился к повторной атаке.

На этот раз он не дал опомниться пассажирам и ворвался внутрь, едва приоткрылись двери. Остальные нападающие использовали его, как таран. Петю сдавили со всех сторон так, что спёрло дыхание; в нос ударил запах пота и чеснока. Чья-то пятерня крепко схватила его за попу, перепутав с девушкой.

Несмотря на выказываемое недовольство, Петя мёртвой хваткой вцепился в кого-то, чтобы его не вытолкнули обратно, и замер в тягостном ожидании. Секунды казались вечностью. Наконец над головой прозвучали вежливые слова с металлическим призвуком:

- Пшшшш осторожно пшшшшш следующая станция пшшшш.

Пол под ногами задрожал, и Петя наконец смог перевести дух и оглядеться. Местные смотрели на него с нескрываемой неприязнью. Кто-то демонстративно наступил ему на ногу.

- Ну что же, товарищи! - с наигранной веселостью сказал лысеющий мужчина в очечках, который, видимо, был тут лидером. - Ничего не поделаешь. Раз уж он тут, давайте знакомиться.

- Петр, - выпалил Петя и потупился.

- Очень приятно. И что вы умеете, эээ, Петр? - спросил командир. - Какую роль отвести вам в защите нашей, так сказать, крепости?

- А я покажу, - гордо ответил Петя. - Пустите...

Он пролез к поручням у выхода и повис на них под любопытными взглядами. Когда двери открылись на следующей станции, он стал отбиваться от внешних захватчиков обеими ногами. Для этого Петя специально надел сегодня ботинки потяжелее. Ни один супостат не сумел проникнуть в вагон, и там стало значительно свободнее. Народ восторженно зааплодировал. Петя смущённо покраснел.

С этого момента оборона точки почти целиком легла на его юные плечи. Работать приходилось много. Через двадцать минут Петя устал от постоянных битв. Одно радовало: сейчас уже предпоследняя станция.

...Петя устало махал нижними конечностями, когда кто-то предательски схватил его за лодыжку и потянул на себя. Петя попытался вырваться, но сил уже не было. Пальцы разжались и соскользнули с грязного железа поручня. Петя упал на спину, больно ударившись головой. Над ним, словно в тумане, мелькали сапоги дерущихся.

- Стойте! - шептал Петя, вяло барахтаясь в пыли. - Задавите!

Разумеется, ноль внимания. Петя поднял глаза вверх и увидел опускающуюся на его лицо рифлёную подошву.

- Шшш осторожно шшшш.

Темнота.