petrov

petrov


Сегодня Совет Федерации назначит заместителем генерального прокурора- главным военным прокурором Валерия Петрова, прокурора Бурятии.

Разговоры о назначении Валерия Петрова появились в конце апреля одновременно с отставкой прежнего прокурора Сергея Фридинского. По разговорам, уже тогда фамилия кандидата вызвала удивление. Причины на то были - Петров гражданский человек, всю жизнь проработал в прокуратуре не самого важного региона страны- Бурятии. На фоне маститых сотрудников ГВП и Генпрокуратуры, Петров скорее выглядит скорее экзотично. Хотя - знаменитые "боевые буряты" уже несколько лет как заставили изменить мнения, доказав - это воины, способные заставить себя уважать.

Для нас, наблюдателей, история назначения бурятского прокурора Петрова на высокую надзорную должность интересна тем, что этот кадровый маневр был вызван сложением совершенно случайных ситуационных факторов, имевших место в далекой республике.

Валерий Петров возглавил прокуратуру Бурятии в 2006 году. По разговорам, он входит в число лиц, близких к генеральному прокурору, еще с тех лет, как Юрий Чайка возглавлял прокуратуру Иркутской области.

Сам Петров о дружеских отношениях с Чайкой никогда не говорил.

Самый влиятельный человек,- так характеризуют его в Бурятии. И это фактически объективная оценка его работы последних 11 лет. Далеко не во всех регионах страны прокурор так мог влиять на общественно-политическую жизнь, как Валерий Петров в Бурятии.

Как утверждали источники «Новой газеты» в правительственных структурах Бурятии, за большинством политических назначений, отставок, бизнес-процессов, уголовных дел стояла единственная фигура: прокурор республики.

Бывший глава Бурятии Наговицын мало чем управлял. Особенность Бурятии в том, что здесь специфически сложная структура неформальных отношений и связей среди региональной элиты. И дело не в национальном факторе. Региональная элита расколота на многочисленные группы, формирующихся по районным, семейно-родовым принципам. Кланом могут назвать выходцев из одного района или даже членов нескольких близкородственных семей. Например, в обиходе бытуют такие выражения, как «кижингинский клан», «семейский» и даже «клан Матхановых». И все это одновременно с «иркутским» и «боханско-осинским» кланами. То есть объединения людей в условные группировки варьируются от нескольких семей до огромных общностей.

Важная особенность бурятских кланов - значительный отход от чисто этнического содержания. Ни один из кланов Бурятии, включая «семейский», не ориентируется только на представителей одной этнографической группы.

В последние годы Наговицына в республике разгорелся серьезный конфликт между прокурором Валерием Петровым и мэром Улан-Удэ Александром Голковым. Кстати, именно в это время появляются явно заказные материалы о "бизнес-прокуроре", инициирутся сбор подписей отставки Петрова. Весь негатив, который можно прочитать в Интернете о прокуроре Петрове -это как раз и есть результат информационной войны.

По словам источников, в октябре 2016 года было решено менять Наговицына. В январе на должность руководителя ФСБ Бурятии был переведен бывший глава ФСБ Владимирской области Игорь Николаев — вероятно, специально, чтобы ограничить власть кланов. Среди кандидатов на место главы республики называлось много людей. Говорили, что республику может возглавить представитель Ростеха и бывший заместитель полпреда Валерий Халанов. Называли федерального инспектора Холодова. Назывались фамилии и из местных кадров.

Но в феврале 2017 Наговицына сменил замминистра транспорта Алексей Цыденов. По мнению экспертов, к лоббированию его кандидатуры могли быть причастны Геннадий Тимченко (его структуры имеют подряд на строительство железнодорожной инфраструктуры в республике стоимостью около 29 млрд рублей)и помощник Президента Игорь Левитин.

По сообщению местной прессы, у прокурора Петрова отношения с новым главой республики не выстроились. Говорили, что Цыденов якобы отказал Петрову в назначении рекомендуемых прокурором людей. Также говорили, что прокурор Петров сделал ставку на выдвижение кандидатом в главы республики сенатора Вячеслава Мархаева- бывшего заместителя министра внутренних дел Бурятии и первого командира Бурятского ОМОНа. Сегодня Мархаев возглавляет республиканский комитет КПРФ. Кстати, сенатор Мархаев в Совете Федерации открыто выступил с предложением проверить соответствие доходов и расходов Дмитрия Медведева.

Не дожидаясь активной стадии избирательной кампании решен был вопрос и о переводе прокурора Валерия Петрова в Москву. В апреле генпрокурор Чайка и Администрация Президента сделали Петрову предложение возглавить Главную военную прокуратуру. Говорят, что сам Петров от этого предложения отказался, но после нескольких дней раздумий принял его.

Назначение Валерия Петрова в ГВП может иметь хорошие перспективы, так говорят эксперты. Петров - жесткий и амбициозный человек, у него сильная хватка. И в таком ведомстве как ГВП эти качества весьма ценятся. Валерию Петрову предстоит завершить организационный перевод сотрудников в ведомство Юрия Чайки, что весьма болезненно воспринимается военными прокурорами, служащими в Министерстве обороны.

Надо иметь ввиду, что Петрову предстоит работать на территории министра обороны Шойгу и генералитета. Учитывая, что практически все военные прокуроры так или иначе вступали в конфликт с министрами и их заместителями, Петрову предстоит не легкая работа.

Подводя итог: "бурятский трансферт" фактически ликвидировал конфликт в республике в канун избирательной кампании. Цыденов сохранил и укрепил свое положение (также это плюс связке Тимченко-Левитин). Юрий Чайка укрепил свои позиции, фактически полностью взяв под контрольГВП.

Сергей Шойгу от назначения Петрова ничего не получил, но пока и не потерял свои позиции (учитывая, что под контролем министра обороны находится военная полиция, взявшая на себя част функций ГВП).

В выигрышной позиции глава администрации Вайно, успешно разрешивший конфликт без потерь заинтересованных сторон и Сергей Кириенко. #авторская_версия



2



3.