Первый российский серийный 

Первый российский серийный 

https://vk.com/world_policy

Каким мог быть и каким всё же стал Т-90 

Мы уже рассказали об историях появления трёх советских ОБТ, на качество и эффективность которых повлияли не только мастерство и талант конструкторов, но и внутрисоветские «разборки» во властных кругах. На более поздний Т-90, принятий на вооружение уже в России, больше повлияла агонизирующая экономика начала 90-х. Каким же мог быть этот танк и что из задуманного всё же удалось реализовать? 

Откуда корни растут 


История Т-90 берет начало в конце 80-х, когда танкостроители СССР пришли к выводу о необходимости создания чего-то радикально нового. Заводы пошли разными путями. Так, в Омске модернизировали Т-80, получив танк, признанный в то время лучшим в мире и получившим название Т-80У. Харьковский завод, как раз и предназначенный для создания радикально новых танков, поставил на конвейер версию Т-80У со своим двухтактным оппозитным двигателем 6ТД. В Ленинграде пошли дальше, разработав версию с Т-80, оснащённую 152миллиметровым орудием (Объект 292) и совершенно новый Объект 299 – «Танк предельных параметров». Оба проекта в серию не пошли. 

Танк предельных параметров

В итоге, новый танк решили строить на базе дизельной восьмидесятки. Так что главным разработчиком вновь назначили харьковский завод. Начавшаяся в Харькове замена Т-64 на Т-80 на конвейере, равно как и производство танка ещё и в Омске с Ленинградом тому способствовало. Техзадание включало в себя весьма интересные требования: введение командной компьютеризированной системы управления частями и подразделениями вплоть до отдельной боевой машины, то есть в СССР собирались стать пионерами в области сетецентрических войн. Собственно, перспективный танк должен был стать основным во всех смыслах: помимо свершения очередной технической революции, он должен был решить и проблему разнородности танков на вооружении, постепенно заменив все остальные. Но не срослось… 

Объект 292

Все новинки для танков распределялись тогда следующим образом: в первую очередь их получал самый передовой Т-80, потом – Т-64. На Т-72, являющийся самым массовым танком в войсках, новинки ставились в последнюю очередь. Если вообще ставились. Получалась весьма интересная ситуация: одни танки радовали руководство страны своими характеристиками и пугали «вероятного противника», а основу составляли дешевые и технологичные танки, лишенные современного вооружения отнюдь не по техническим причинам. 


Каким мог стать 


Собственно, поэтому Уралвагонзавод же шел своим путём: не дожидаясь команды сверху, конструктора вновь, в порядке инициативы, задумали очередной проект – Объект 188, представляющий из себя хоть и глубокую, но дешевую модернизацию Т-72. Тут и подоспело распоряжение сверху: довести танк до уровня Т-80У по всем параметрам. Наработки тут же пригодились, но «прилетел» новый приказ, в котором говорилось о необходимости глубокой модернизации не только защиты и вооружения, но ещё и самой базы, являющейся одновременно потомком как танков предыдущего поколения, так и Т-64. В общем, в Минобороны решили считать более технологичный и лучше скомпонованный Т-72 устаревшим. На заводе не растерялись и предложили Объект 187. 

Объект 187, сделанный на основе Т-72, довольно заметно отличался от прародителя. Так, например, уральцы разработали универсальное моторно-трансмиссионное отделение, позволяющее поставить на танк хоть привычных потомков В2, хоть харьковский оппозитник, хоть ГТД. Ещё можно было ставить экспериментальные двигатели, да и трансмиссии тоже легко менялись. Конструкторский коллектив отказался от многих решений, навязанных Т-64. Весьма серьёзно переработали и удлинили переднюю часть корпуса, благодаря чему место мехвода оказалось в глубине корпуса, а шахты приборов наведения выводились через крышу танка, что уже само по себе заметно усилило защищенность танка. Эта мера позволила разместить лишенную ослабленных зон верхнюю лобовую деталь под более рациональным углом. Заодно встроили динамическую защиту (прообраз «Реликта», по некоторым данным получивший название «Малахит»). Увеличение корпуса позволило осуществить некоторое разуплотнение компановки, что улучшило эргономику танка. 

На этом нововведения не закончились. Танк оснащался самой совершенным комплексом управления огнем того времени, основанной на 1А45 «Иртыш». Кстати, западные танки получили что-то подобное спустя десятилетие, лишь с развитием цифровых технологий сумев достичь характеристик советской системы, сделанной на приборах, основанных на фотоумножителях и электронно-лучевых трубках. Заодно, впервые в отечественном танкостроении, использовали микроразъёмы в электроцепях управления, что существенно снизило массу и объем кабельных трасс. 

Опытные танки строились тремя партиями по два экземпляра, причём различия были даже среди машин одной партии. В опытных танках опробовали и ГТД-1500, и Х-образный дизель А-85-2. Признанный наиболее перспективным. Выхлопные патрубки от него сначала разместили по бортам, а потом вывели на корму, как на Т-64 и Т-80. На Объекте 187 испытали и более традиционный и привычный В-84МС, позже перекочевавший в Объект 188. 

Разработали для танка и новое орудие – 125-миллиметровую гладкоствольную пушку 2А66, параллельно с которой создали и новые снаряды. Энергия 2А66 увеличилась настолько, что потребовалась установка дульного тормоза, а вот длина ствола по сравнению с 2А46 не изменилась: прирост характеристик был обеспечен за счет модификации казенника – увеличения объема каморы под более мощный заряд. 

Вся эта красота ставилась в новую, сварную башню, имевшую большие преимущества перед традиционными литыми. Она отличалась большой физической толщиной брони, высоким удельным содержанием спецбронирования (до 60%) и удачным баллистическим профилем. Отличалась башня и увеличенным внутренним объемом, позволившим разместить радиоэлектронное оборудование и сделать места экипажа более удобными и просторными. Как и корпус, башню закрыли динамической защитой. В башне же смонтировали комплекс «Штора». Обстрел танка показал беспрецедентную живучесть и стойкость ко всем ПТУР того времени. 

И без того надёжная ходовая часть тоже претерпела изменения. Во-первых масса самого танка выросла до 50 тонн. Во-вторых в ней были применены технические решения, способствующие как лучшим проходимости и поведению в движении, так и взаимодействию с мощными двигателями. В Объекте 187 применили и штурвальное управление, наконец отойдя от дедовских рычагов. 

Каким и почему стал 


Эксперименты с двигателями служили не только желанию сделать максимально совершенный танк, но и преследовали политические цели. Например, у военной верхушки всё так же была модной идея газотурбинного двигателя, поэтому уральцы всеми силами демонстрировали универсальную и новую платформу, при этом перенявшую и улучшившую все плюсы уже отработанной и отлаженной основы. При этом военная верхушка до сих пор питала надежды на проекты уже иностранного (а испытания Объекта 187 проходили после распада СССР) харьковского КБ. Но Ельцин наобещал финансовую поддержку для завершения работ по уральской перспективной боевой машине, для которой даже зарезервировали название – Т-90. Но, в итоге, немного подумали и поняли, что на переоборудование производства для серийного выпуска нового танка денег просто нет, потому и пустили на конвейер Объект 188, который и стал известным ныне Т-90. 

Как писалось выше, объект 188 изначально представлял из себя глубокую модернизацию Т-72, а точнее Т-72Б. Глубокую, но не настолько радикальную, как Объект 187, поэтому должен был называться Т-72БУ, приблизившись по характеристикам к Т80У. Испытания 187-го, начавшиеся в 1988 году, шли весьма успешно и без серьёзных нареканий, ведь танк, по сути, представлял из себя сплав из нескольких, уже готовых решений и конструкторам нужно было обеспечить их эффективное взаимодействие. При этом разработчики учитывали опыт боевого применения и отслеживали новинки в области отечественных средств защиты и поражения, благодаря чему оперативно вносили изменения в конструкцию. Казалось бы, ничего не мешает поставить производство новых танков на поток и модернизировать до их уровня уже имеющиеся, но только казалось: пришёл 1991 год. Сложно стало всем, средств не хватало, а УВЗ имел сразу две разработки: фактически новый танк Объект 187 и прекрасно отработанный Объект 188. Во многом силы были сосредоточены на 187-м, а 188-й получал от него отдельные узлы и решения. 

Как писалось выше, обещания помощи в запуске Объекта-187 в серию оказались пустым звуком, поэтому на конвейер поставили что подешевле, предпочтя техническому совершенству экономию. Такое решение можно понять, но ставший Т-90 танк вт первых экземплярах не получил многого из того, что было отработано и испытано на его более совершенном собрате. Даже более перспективная и явно лучшая башня не была пущена в серию: предпочли традиционную литую. С другой стороны, танк получил комплексы «Иртыш», «Штора», «Рефлекс» и другие, передовые по тем временам решения, оставаясь всё таким же надёжным и простым, как Т-72. 

Производство шло вяло, а танк устаревал. Когда, в начале 2000-х, появилась возможность нарастить производство, машина уже потеряла свою актуальность. Тут стоит отдать должное коллективу конструкторов, предложившим модификацию Т-90А. Она и встала на конвейер, до неё же модернизировали и большинство уже произведённых обыкновенных Т-90. Именно на ней появилась сварная башня, а «красные глаза» прожекторов стали одной из самых узнаваемых особенностей танка. Заменили и гусеницы, усилили ходовую, модернизировали пушку и автомат заряжания, обновили и динамическую защиту и поставили форсированный до 1000 лошадиных сил двигатель, обновили системы управления вооружением. Кроме того, была усилена ВЛД, а благодаря модернизации АЗ увеличился внутренний объём. Назвали танк «Владимиром», в честь его главного конструктора Владимира Поткина, почтив таким образом его память. Именно эта модификация составляет большинство из примерно восьмиста девяностых в России. 

На основе Т-90А сделали экспортную модификацию Т-90С, обладающую немного заниженными, в сравнении с российской версией, характеристики. Именно версия «С» начала завоевание мирового рынка и позволил Т-90 стать самым продаваемым танком мира. Способствовало высоким продажам и соотношение цена/качество: характеристики на уровне мировых образцов танкостроения по достаточно низкой цене делают покупку Т-90С самым выгодным решением. Лицензионное производство танка наладили у себя и индусы. 


Дела завода улучшались, финансирование росло, наука не стояла на месте. Всё это позволило разработать и представить в начале десятых новую версию танка – Т-90АМ. Стоит признать, что она произвела фурор, причём не только своими характеристиками, но и внешним видом, получив нехарактерную для отечественных танков огромную башню. Потом, правда, выяснилось, что сама башня так и осталась весьма компактной, а внешнего объёма ей добавляет динамическая защита «Реликт», защищающий не только башню, но и весь остальной танк. За башней крепится (именно крепится) ниша с дополнительным боезапасом. Обзавёлся танк новыми двигателем (1130 лошадок) и пушкой, электроникой, системой управления огнём, штурвальным управлением и автоматической трансмиссией. Естественно. Разработали и экспортную версию – Т-90МС. 

Ещё позже УВЗ представил версию Т-90М, которая частично унифицирована… с перспективным танком «Армата»! Эта версия имеет такую же пушку, новейшую СУО «Калина», комплексы активной и пассивной защиты «Афганит» и «Малахит». До уровня Т-90М модернизируют 400 Т-90А, стоящих на вооружении ВС РФ. 

Что же представляет собой Т-90? На момент начала выпуска – это безусловный шаг вперёд. В сравнении с уже выпускавшейся продукцией УВЗ. Если сравнивать его с тем же Т-80У, то это, на момент распада Союза, подтягивание до передового уровня среди серийных советских танков (и то, по подвижности Т-90 тогда так и не догнал восьмидесятку). Но если сравнить тогдашний Т-90 с так и не поступившим в серийное производство Объектом 187 – танк оказался шагом назад. Да, этому есть свои, вполне объективные причины, поэтому винить завод просто неприемлемо. Когда-то эффективность Т-90 в три с небольшим раза превзошла эффективность Т-72 образца 1974 года. Степень же превосходства современных версий Т-90 над первыми серийными машинами точно неизвестна. Но весьма и весьма заметна. 

История не знает сослагательного наклонения и можно сколь угодно долго вздыхать по загубленному Объекту-187, но потенциал, заложенный в СССР, позволил первому серийному российскому танку не только оставаться на уровне лучших мировых образцов, но и превосходить их. На сегодняшний день имеется всего один уничтоженный Т-90, причём измотанный долгими боями и потерявший заметную часть защиты. Уничтожен он был, что примечательно, отечественным боеприпасом, выпущенным из отечественной же пушки. Девяностому крайне не повезло со временем «рождения», но рыночный успех говорит очень многое о качестве танка. 

Имея весьма малое (в сравнении с основным Т-72) количество девяностых, Минобороны РФ, как бы ни возмущались ура-патриоты, пошло по максимально верному пути модернизации имеющихся в огромном количестве семьдесят вторых до уровня Т-90А: дёшево и сердито. При этом УВЗ уже продемонстрировал будущее мирового танкостроения: платформу «Армата». Но стоит помнить, что ещё долгие годы основу бронетанкового кулака России составят относительно небольшое количество максимально осовремененных Т-90М и доведенные до уровня Т-90А (а может быть, в будущем, модернизированные ещё серьёзнее) Т-72. 

На Западе танки давно уже воспринимаются как артиллерия, а из чего-то относительно нового можно назвать только капризный модульный «Леклерк». Да и сами западные танки представляют собой самобеглые ангары на гусеницах, а современная война показало превосходство идей и принципов отечественной школы танкостроения над западными концепциями. Мы получили богатейшее наследие, которое умудрились не только сохранить, но и развить. 

Ну а объект-187… 4 опытных образца в разной степени потрёпанности до сих пор стоят в Кубинке, недоступные простому зрителю. Уникальные танки не были созданы зря, ведь отработанные на них узлы и агрегаты продолжили жизнь в других машинах. Наверное, мы никогда не узнаем точное число технических идей и решений, рождённых при разработке сто восемьдесят седьмого и нашедших применение в более поздних образцах.