Павел Чиков о защите Telegram

Павел Чиков о защите Telegram

https://t.me/vtelege

Пара слов про дело ФСБ против Телеграма.

1. Работать будет команда. Состав ее озвучим чуть позже.

2. Работаем на результат. Никаких оценок шансов, "а что после апелляции" и пр. После будет после, пока задача максимум - добиться прекращения административного дела. Если этого не произойдет, работа юристов на этом не завершится, наоборот.

3. Телеграм не будет заблокирован сразу после апелляции при любом ее исходе. Это отдельная процедура, она может вытекать из этого дела. Цель инициатора, очевидно, не в том, чтобы получить с компании 800К в бюджет. Это тоже понятно.

4. На данный момент работа концентрируется вокруг обжалования постановления мирового судьи от 16 октября. У компании, признанной виновной в нарушении ч. 2.1 ст.13.31 КоАП РФ, есть 10 дней на подачу жалобы. Рассмотрение будет в Мещанском районном суде Москвы. 

5. Весь процесс будет максимально прозрачным и публичным, насколько будут позволять обстоятельства. 

6. Это не дело Павла Дурова, не дело компании Telegram Messenger LLP. Это дело 100 млн пользователей Телеграма в России и остальном мире, и шире всех интернет-пользователей, в чью переписку, личные данные, почту, чаты, то есть в частную жизнь стремятся влезть представители спецслужб. Дело ровно об этом.

Развернуто о деле ФСБ против Телеграма в интервью "Свободе". Разъясняю предмет спора.

– "Агора" уже довольно много лет ведет тему, связанную со свободой интернета в России. Мы готовим ежегодные доклады на эту тему, осуществляем мониторинг всего происходящего в рунете, ведем большое количество дел, прежде всего уголовных, в отношении блогеров, разных высказываний в интернете, по экстремизму, по клевете и так далее. Для нас свобода интернета – это один из основных приоритетов. Когда Павел Дуров объявил об отборе юристов на ведение дела "ФСБ против Telegram", мы абсолютно естественным образом откликнулись и получили в итоге такую возможность. Дело это принципиально важное, потому что это фактически сегодня, я не побоюсь этого слова, глобальное дело о защите права на анонимность, от попыток спецслужб деанонимизировать всю переписку в интернете. Если раньше таким основным делом был кейс "ФБР против Apple", который закончился в пользу Apple, то вот сейчас ему на смену пришло дело "ФСБ против Telegram", по которому уже вынесено негативное судебное решение. Это дело, если оно не будет положительно для Telegram разрешено в Мещанском районном суде, при рассмотрении дела во второй инстанции, станет крупным, громким, основным международным кейсом по защите права на тайну переписки в интернете.

– В чем суть претензий ФСБ к Telegram, какова предыстория вопроса?

– В середине июля Федеральная служба безопасности направила запрос в британскую компанию Telegram Messenger LLP о предоставлении данных по нескольким абонентам, нескольким пользователям Telegram, которые якобы подозреваются в террористической деятельности. Telegram не предоставил эти данные, поскольку в запрошенных данных есть ключи дешифровки переписки. ФСБ составила протокол о непредоставлении по этой статье 13.31 Кодекса об административных правонарушениях, и 16 октября мировой судья вынес решение о признании компании виновной и наложил штраф в 800 тысяч рублей.

– Павел Дуров говорит, что это даже технически невозможно – предоставить ключи шифрования. Что в этом случае тогда требует ФСБ?

– Технически невозможно предоставить ключи шифрования просто потому, что этих ключей не существует в природе. Потому что ключи генерируются на устройствах пользователей для данного конкретного чата. Грубо говоря, они сгенерировались, люди пообщались, и после этого разговор заканчивается. То есть Telegram не имеет технически возможности – вскрывать переписку любого своего пользователя, будь это конкретные данные, о которых запрашивала ФСБ, или любые другие. По сути, дело сводится к тому, что ФСБ требует от компании разработать такую возможность, что называется, "back door", то есть некий черный ход или некий такой универсальный ключ, который позволил бы спецслужбам читать переписку любых пользователей Telegram. Что, безусловно, уничтожает смысл самого продукта.

– Как дальше это решение может быть обжаловано, какие есть сроки, аргументы, перспективы?

– Сроки установлены кодексом – 10 дней со дня получения копии решения. Грубо говоря, с 16 октября десять дней – до 26 октября срок обжалования. Может быть, он продлится на несколько дней, пока компания не получит решение из самого суда. Про аргументы я, конечно, вам говорить пока не готов просто потому, что процесс обдумывания и формулирования аргументов идет полным ходом. Основная развернутая позиция и все доводы и доказательства невиновности компании будут приводиться на самом судебном заседании в Мещанском районном суде Москвы, которое состоится, скорее всего, во второй половине ноября.

– Ваши юристы планируют дальше вести это дело, например, в ЕСПЧ, если апелляционная инстанция откажется встать на сторону Telegram?

– Пока о дальнейших планах после апелляционного рассмотрения говорить преждевременно просто потому, что мы работаем на результат уже в апелляции, а все дальнейшие шаги и действия будут обсуждаться после.

– Может ли ситуация привести к блокировке Telegram на территории России?

– Это угроза, которую российские власти сформулировали, и сейчас они предпринимают все усилия, чтобы ее реализовать. По сути компании ставится ультиматум: либо она открывает переписку всех пользователей для российских спецслужб, либо прекращает работать на территории Российской Федерации. Будет такая блокировка или не будет? С одной стороны, будет это решение со стороны власти или нет, мне сказать трудно – это вопрос к ним, но о таком намерении они уже заявили. А будет ли это технически возможно и как это будет происходить – это вопрос к технарям. Я юрист, я не могу прокомментировать, каким образом Telegram может, допустим, продолжать работу в случае каких-то усилий российских властей по блокировке.

– Власти объясняют желание контролировать людей, читать их переписку необходимостью повышать безопасность, говорят, что это спасет нас от терактов. Как вы считаете, насколько жизнеспособна эта аргументация?

– Ссылки на угрозы национальной безопасности как основание для ограничения конституционных прав и свобод – абсолютно классические, стандартные и, в принципе, оправданные доводы со стороны властей. На это ссылаются при любых ограничениях прав и свобод человека по всему миру, и это не российские уникальные разработки. Более того, все нормативные акты, регулирующие права и свободы человека, предусматривают возможность для властей ограничивать права и свободы в интересах национальной безопасности. Это право властей никто не оспаривает. Вопрос заключается в том, действительно ли в данном случае существует угроза национальной безопасности, нельзя ли ее устранить иными методами, кроме как вторжением в частную жизнь граждан? Где проходит этот баланс: ограничение интересов конкретных людей, имеющих право на тайну переписки, и интересов властей, предположительно действующих в каких-то там национальных государственных, общественных интересах в целом?

– Вы упомянули дело "ФБР против Apple". Как вы считаете, в России с политической точки зрения возможна ситуация, при которой власти отступят и Telegram и в целом принцип анонимности в интернете победят?

– Вопрос защиты частной жизни и тайны переписки и переговоров, на самом деле, очень важный, чувствительный, в том числе для российских властей. Не только потому, что каждый чиновник, пользующийся Telegram, WhatsApp, Viber и другими средствами конфиденциальной связи, тоже оказывается под ударом, но и потому, что это означает фактически претензии российских властей на некий авторитаризм в цифровую эпоху. Мы живем в цифровую эпоху, с искусственным интеллектом и разными биткоинами и блокчейнами, и при этом российские власти претендуют на абсолютно тотальный контроль, на тоталитаризм в новом цифровом мире. Это глобальная угроза всему цифровому будущему и устройству мира, которое сейчас формируется. Вопрос к российским властям: готовы ли они, по сути дела, бросить вызов всему миру?