Pasta

Pasta


Геолог спрашивает чабана: 

- Отец, скажи, а сколько твои овцы дают за сезон шерсти? 

- Белые или черные? - спрашивает чабан. 

- Ну, черные. 

- Черные - 2 килограмма. 

- А белые? 

- И белые - 2 килограмма. 

- А скажи, отец, сколько им нужно корма в день? 

- Черным или белым? - уточняет чабан. 

- Ну, черным. 

- Черным - 1 килограмм. 

- А белым? - не унимается геолог. 

- И белым - 1 килограмм. 

Геолог в бешенстве: 

- Ты что, меня заморачиваешь? Почему все время спрашиваешь черные или белые, ведь результат один и тот же?!!!! 

- Ну-у, так черные ж мои... - oтвечает чабан. 

(геолог понимающе) 

- А-а-а, А белые? 

- И белые мои...






Лес. Весь в дерьме. Стволы деревьев в дерьме, листья в дерьме. Все пеньки в дерьме. По лесу едет рыцарь. Обосраный с ног до головы. Забрало обосраной перчаткой поднимает, а оно под тяжестью говна назад сползает. конь тоже весь в говне. Вся грива. все копыта. Выезжают в поле. До горизонта одно говно. Конь уже буксует. Видят замок. Все башенки, все окошки, всё обосрано. Рыцарь кое-как открывает дверь застрявшую в говне и въезжает внутрь. Все канделябры, все картины обосраны, все столы и ковры под толстым слоем говна. Поднимаются они по лестнице, у коня ноги разъезжаются по говну. И выходит к ним на встречу принцесса. Все волосики тоже в говне. Всё платье коричневое. И тут рыцарь у неё и спрашивает: - А где у вас тут посрать можно?




Едут как-то по степи Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович. Тут откуда ни возьмись налетела золотая орда. Схватила, скрутила, убивать собралась. Илья Муромец золотой орде:

- Может все-таки как-нибудь договоримся?

Посовещались татары и говорят:

- Если ваши хуи вместе взятые будут длиннее метра, то мы вас отпустим.

Достает Илья - 60 см. Добрыня - 35. Достает Алёша Попович - у него 6. Отпустила их орда, едут дальше. Илья Муромец:

- Да, если бы у меня встал, там бы за метр зашкалило.

Добрыня:

- Да чё там... Вот если бы у меня встал...

Алеша после долгих раздумий:

- Встал, не встал... Вот если б у меня НЕ встал, нас бы до сих пор орда в жопу имела.