"Папули, отчимы, отцы | Алексей

"Папули, отчимы, отцы | Алексей


В первую очередь - помни о своей непризнанности. О том, как два десятка лет от тебя отворачивались, а тебе их всего было два десятка. Помни о том, как уши собеседников сворачивались в трубочки, помни о взятках, с левых зарплат мизерных, что матери плевками зачисляли, когда она во дворах литерных, продавала в "лихие" статуэтки горстями: на счастье, богатство и покой, пока стихия на части рвала её холодной дублёнки крой. 

 

Пой! 


 Во вторую очередь - пой дифирамбы искренние, тому, лучше кого ты не станешь. Взгляды выспренные с кресла лови восхищенно и учись на живом примере как тешить чресла солодом и хмелем. В первых рядах, в партере твои места - завидные, от души Верным последышем в спину дыши. Сиди на печи, жуй калачи, отращивай бока солидные, на ус наматывай науку видную - как женщин унижать, да в ящик ржать над смехопанорамой. Не умничай, не мни себя Далай-Ламой, мни себя диваном чаще и настойчивей. Ругай рекламу, но люби лишь вещи, зачем излишнее страдать?. 

 

Не отставать! 

 

Боец, ты на меня смотри! Не надо накалять! Упор принять! Встать! Упор принять! И если уж стоит задача от меня, то соизволь уж выполнять. Хоть голову об мостовую расшиби, но укради, найди, роди. В Армаде просто все. Не отставать! А как заматереешь и обвыкнешься - я заменю тебе отца и мать. Не веришь? Свыкнешься! Войскам - Виват! А дело, кстати, и не в службе вовсе. Помимо героических бравад, ну мол "Вы все - достойные сыны Отчизны, и наград достойны", - вы даже мне как сыновья, хотя мои давно покойны. Живи достойно, парень, за двоих живи! Найди себя, найди её, запомни нас, не вздумай возвращаться. Обнимемся, присядем на дорожку. Звони из Питера, да приезжай гостить. Когда - не важно, хоть лет через двадцать.