Памятка

Памятка

@Royallab_news

Имея дело с веществами, полезно знать, чем это грозит. Тем более, размеры веществ, за которые наступает уголовная ответственность, зачастую неинтуитивны из-за их неадекватности.
Ниже приведены выдержки из списка наркотических средств и психотропных веществ и из УК.

За хранение в значительном размере максимальное наказание — до 3-х лет лишения свободы, в крупном от 3-х до 10 лет, а в особо крупном от 10 до 15.
За хранение в размере ниже значительного — до 15 суток. За сбыт (угостил друга) в размере ниже значительного — от 4-х лет.


Очевидно, что список составляли, в лучшем случае, люди безграмотные, а то и сознательные вредители. Как можно объяснить, что уголовная ответственность для гашиша наступает с 2 грамм, для большинства стимуляторов и психоделиков с 0.5-3 доз, а полграмма героина — 10-50 доз, причём такой чистоты он бывает скорее у дилеров, а потребитель (особенно покупающий "на улице") имея разведённый, скажем, в 5 раз продукт, может иметь при себе лишь 100 мг чистого.
В Колумбии, Перу, Эквадоре и др. странах ЛА свободно можно купить чай или леденцы с безобидной кокой — многие везут такое домой в качестве сувенира, а сотрудники таможни Шереметьево делают на них палки. Метадон, используемый в развитых странах в качестве заместительной терапии, тем не менее опасен — легко не рассчитать дозу, но его можно иметь 10-50 доз. А куда более безопасный кодеин подсуден в кол-ве до 10 небольших доз.

Важно знать:
Средство (например, шишки) перед взвешиванием высушивается, но если это сухая смесь из 10 грамм мела и 1 грамма вещества из списка 1 (а это почти всё интересное), то получится 11 грамм. Например, МДМА в таблетке равен весу всей таблетки, а грамм травы со спайсом — особо крупный размер. Можно только догадываться, как тогда считается вес марки.

Такие законы (и такое отношение к людям употребляющим) загоняет потребителей ещё дальше в подполье (уничтожая культуру потребления), в тюрьмах по статьям, связанным с веществами, абсолютное большинство сидит лишь за хранение. Логично, что в условиях сравнительной разобщённости, когда потребители опасаются открыто афишировать свои интересы, приобретают вес сетевые сообщества, где общение и оборот веществ происходит анонимно.