ОЗЕРО

ОЗЕРО


Огромные белые хлопья медленно кружили в воздухе. И тотчас таяли, едва соприкасались с темной водной гладью. Озеро принимало каждую снежинку, как частичку себя, абсолютно невозмутимо. Мороз щекотал ноздри, мешая полноценно вдохнуть свежий воздух. 

Но озеро не замерзало. Местный люд от поколения к поколению передавал различные версии того, почему так происходит. От самых банальных, вроде отличного состава воды, до откровенно мистических. И пусть вариантов было не мало, все были согласны в одном, что когда оно замерзнет, это будет крайне плохим знаком.

Лидия стояла на берегу, кутаясь в большую вязаную шаль, темно-малинового цвета, накинутую поверх пуховика. Удовлетворенно зажмурившись, она размышляла о том, как же все таки хорошо, когда среди недели внезапно появляется выходной. 

Лида была су-шефом в довольно популярном ресторане. Каждая смена ее просто выматывала, но работа все равно нравилась до безумия. С сегодняшнего дня ресторан был закрыт по неизвестным причинам. Ничего не объяснили, просто из начальствующего состава позвонили рано утром, и сказали - не выходить. Лиде этого было достаточно. Одежду в сумку, сумку в руки, руки, вместе с остальными частями тела, в машину, машину на малую родину. Собственно, эта самая малая родина, располагалась где-то в ста километрах от мегаполиса, в котором девушка сейчас снимала квартиру. 

Машина плавно шла по пустому шоссе, красота пейзажей еда угадывалась сквозь отступающие сумерки. Рассветное солнце мягко освещало все вокруг. Снежные шапки на елях и соснах встречали первые лучи яркими переливами. Леса сменялись белыми полями, с каждой минутой, сверкающими все ярче. Заметенное снегом шоссе совершенно не портило окружающий вид. Лида ехала и старалась особо не думать, что же такое могло произойти, что ее место работы временно закрыли. Место, все ж таки, очень популярное и раскрученное, с концами его прикрыть не могут в принципе. Переживания переживаниями, но упустить случай побывать в родной деревне, девушка не могла. Полгода назад, как родителей не стало, дом опустел окончательно. Животных разобрали соседи, а Лида переехала в ближайший крупный город. 

Уютный, двухэтажный, каменная кладка, деревянные ставни, крыша блестит коричневой черепицей. Три спальни, вместительная гостиная, маленькая кухонька, банька на улице в отдельном здании.

Сейчас этот самый домик стоял прямо за ее спиной, в окружении заснеженных елей. 

Вязкое болото мыслей поглотило Лидию. Тихое пиликанье в левом кармане пуховика не сразу вытащило девушку из раздумий. Мобильник продолжал подавать сигналы, пока на него не обратили внимание.

Лида задумчиво взглянула на экран. Смс. Долгожданное смс. Всего три слова, а сердце уже отбивало ритм о грудную клетку. «Вылетаю. Скоро буду». 

Шумно вдохнув, Лида развернулась и быстро зашагала к дому. Как скоро он будет — не известно. Может быть смс пришло с задержкой, и он уже в городе и осталось только доехать… Может ему еще предстоит пара часов полета и только потом… только потом… Сладкая нега окутала разум молодой женщины. 

Кирилл нашел ее совсем недавно. Реклама ресторана, которая вышла далеко за рамки родного города, сотворила чудо. Лида тихо засмеялась, вспоминая как отказывалась участвовать в съемках. Уговорили. Кирилл в рекламе увидел девушку среди персонала кухни и каким-то образом достал ее телефон. Казалось бы, со времени выпуска из школы прошло так много времени, далеко не один год, а чувства не угасли. Не важно, что они все это время не поддерживали контакт. Не важно, что теперь у каждого за плечами свой багаж отношений. У нее неудавшийся брак и не малое количество кредитов, которые пришлось поделить при разводе. Хотя все они брались исключительно на нужды супруга. Потому и пришлось уезжать из родных мест, за заработком. Но теперь все будет иначе. Все будет по-другому. Кирилл, ее Кирилл снова будет рядом. Теперь все не важно. Все это теперь совершенно не важно. Он едет, надо подготовить дом…


… На удивление, рейс не задержали. Снегопад только начал набирать силу. Мужчина брел в очереди на посадку. Женщина, которая шла прямо перед ним, сильно напоминала одну из его бывших пассий. Да, определенно напоминала. Странно, что образ вообще всплыл в памяти. Число его женщин едва ли не перевалило за полтинник. Одна украла все его деньги, другая ужасно готовила, третья не любила выходить из дома, четвертая… Можно перечислять бесконечно. Но это все наносное… Ни у одной из них не было тех бездонных голубых глаз, как у Лидии, от которых веет холодом. Погрузившись в размышления, Кирилл благополучно занял свое место в салоне и достал плеер. Наушники в уши, закрыть глаза, расслабиться и… 

… Лида смеялась и пыталась ущипнуть его за руку. Они вместе с друзьями организовали пикник на берегу у озера и сейчас решили освежиться. Кирилл выждал момент, когда девушка займется своими делами и вылил на нее заранее приготовленное ведро с озерной водой….

… Девушка зашивает дырку в джинсах на коленке. Они с Кириллом спешили на урок, да так спешили, что Лида совершенно не смотрела под ноги и потому благополучно прочесала землю ладонями и коленями. Джинсы были новыми, желанными. От того обида за порчу вещи была в десяток раз сильнее. Но вот она поднимает голову, смотрит на переживающего и испуганного Кирилла и взгляд теплеет, а на губах расцветает улыбка…

… Слезы. Черный цвет одежды. Безутешная Лидия и ее родители. Он обнимает ее за плечи и говорит на ухо какие-то глупости. Лишь бы слушала, лишь бы была спокойна. Потеря младшего брата была ударом. Девушка крепко сжимает ладонь Кирилла, до крови вонзая свои ноготки, огромные голубые глаза смотрят бесцельно в даль…

… Он сегодня уедет. Она вышла проводить. Провожает молча. Не подходит. В руках зажат какой-то конверт. Глаза в глаза. Несколько секунд. Холод в голубых очах. Конверт падает из ладоней, а девушка разворачивается и уходит. Кирилл стоял, не шевелясь. Боль сковывала. Дышать и то получалось с трудом. Он не хотел ехать. Не хотел оставлять ее. Но вот он подошел к упавшему конверту и, не распечатывая, убрал в задний карман брюк. Вдох. Выдох. Надо идти…

… Вдох, выдох. Борт самолета трясет. За стеклом иллюминатора ни черта не видно кроме белой пелены. Борт-проводник старается успокоить пассажиров. Тряска становится сильнее, свет мигает. Начали раздаваться первые робкие всхлипы. За ними приглушенные крики. Паника нарастала, стюардессы и стюарды действовали согласно инструкциям, за что им огромное спасибо. Кирилл вжался в сидение. Молиться он не умел. Не знал ни одной молитвы, да и последний раз в церкви был тогда, когда его крестили. Потому он просто крепко сжал зубы и поставил себе цель не сорваться на панику вслед за остальными. Он же мужик, в конце-то концов. Детский плач выделился среди общего шума и гама. Свет погас окончательно и сердце подпрыгнуло вверх. Падаем...

… Лида, отряхивая одежду от муки, разговаривала сама с собой:

- Вот, он приедет, и все будет хорошо. Все будет иначе. Может жизнь наладится? Конечно, может. Как иначе-то? Только так.

Повторяя эти слова, как мантру, девушка накинула пуховик и, прямо в тапках на босу ногу, вышла из дома, чтобы взять еще дров для печки. Но что-то потянуло ее к озеру. Странная тревога резко охватила тело и душу. Лида ускорила шаг. Один тапок слетел с ноги, но девушка этого не заметила. Одна единственная мысль захватила сознание. «Быстрее, нужно быстрее оказаться у озера!» Ветки били по лицу, будто не желая пускать ее вперед, царапины на щеках алели кровавыми каплями. 

Шаг, два, три… Берег. Лед. Лед. Лед… Лед?!

Молодая женщина упала на колени и сумасшедшим взглядом уставилась на замерзшую водную гладь. Теперь уже сотни мыслей проносились в в ее голове, но только одна билась и пульсировала сильнее остальных. Кирилл…

- Нет, нет, нет.. Нет! Нет-нет! Этого не может быть! - она поползла на четвереньках по льду, не осознавая, что делает, быстро, царапая колени и ладони о ледяную корку. Секунды и она уже нашла себя довольно далеко от берега. Ошеломленно мотая головой из стороны в сторону, Лида краем сознания уловила то, что игнорировала до сих пор. Звуки. Треск.

Лед треснул. Холодно не было. Вода заполнила раскрытое в попытке крика горло, ударила в нос. Пузыри воздуха буйной стаей ринулись наверх. Девушка видела, как они исчезают достигая поверхности. Тело сковал ужас. Не было ни сил, ни возможности двинуться и поплыть наверх к разлому. Мысли ушли. Только темнота озерной глубины и острое чувство одиночества и беспомощности. Холод начал вступать в свои права, сковывая тело своей добычи. Глаза закрылись, когда последний пузырек воздуха лопнул, едва коснувшись острого края льда. Стало теплее...

… Сели без приключений. Кирилл ожидал, что выйдет с борта самолета, как минимум седым, но нет. Такой же, как и был. Только летать снова он вряд ли сможет. Никогда. Ни под каким предлогом. Теперь главное не напиться, а доехать трезвым. Трезвым и спокойным. Совершенно незачем пугать возлюбленную. Кирилл запустил пятерню в волосы и глубоко вдохнул. От пережитого все еще потряхивало. 

Магазин — купить алкоголя и продуктов, забежать в цветочный и на такси. Руки то и дело порывались открыть бутылку прямо во время пути. Организм не отпускало ощущение падения. Такси остановилось прямо у дома. Кирилл вышел из машины и двинулся к крыльцу знакомого дома. Дверь была открыта, остро пахло гарью. Он вбежал внутрь и увидел какое-то выкипающее блюдо на плите.

- Лида! Лидочка! - Девушка не отзывалась.

Мужчина бросился обратно на улицу, заметил следы и потерянный тапок. 

- Лииидааа! - Кирилл кричал и кричал, но она не отзывалась. Быстрым шагом он пошел по оставленным отпечаткам небольших ступней.

Озеро встретило его замерзшей гладью. Кирилл подошел к самому краю берега, ступая на лед. Дурные мысли бились в голове, как раненые птицы. В этот момент он заметил второй тапок, метрах в пятидесяти от себя.

- Лида…

Он бездумно бросился вперед. Почти добежал. Треск. Падение…

Холодно не было...