От национальных движений к полностью сформировавшейся нации...

От национальных движений к полностью сформировавшейся нации...

русский националист

[ Нижеследующий текст является сжатым и избирательным изложением перевода статьи Мирослава Хроха «От национальных движений к полностью сформировавшейся нации: процесс строительства наций в Европе». В этом изложении автор сохранил только те места текста, которые счёл интересными и заслуживающими внимания читателей. ]

______________

Нация является продуктом долгого и сложного процесса исторического развития в Европе, - большой социальной группой, цементируемой с помощью целой комбинации нескольких видов объективных отношений (экономических, политических, языковых, культурных, религиозных, географических, исторических) и их субъективным отражением в коллективном сознании.

Три вида этих отношений остаются абсолютно незаменимыми:

(1) "память" об общем прошлом, толкуемом как "судьба" группы или хотя бы ее ключевых элементов; иначе говоря, «историческая память народа»;

(2) плотность и интенсивность языковых или культурных связей, которые обеспечивают более высокий уровень социальной коммуникации в рамках группы, чем за ее пределами;

(3) концепция равенства всех членов группы, организованных в гражданское общество.


Процесс, в ходе которого вокруг этих отношений формировались нации, не был предопределен и необратим: он мог прерываться, равно как и возобновляться после долгой паузы. В Европе Хрох выделяет 2 основных вида социально-политических ситуаций, в которых формировались нации (+ ряд переходных случаев):

1) В Западной, Северо-Западной и Северной Европе (Англия, Франция, Испания, Португалия, Швеция, Нидерланды) раннее современное государство складывалось в условиях господства одной этнической культуры, будь то абсолютистское государство или же сословно-представительская монархия. В большинстве таких случаев позднефеодальный режим впоследствии преобразовывался - путем реформ или революций - в современное гражданское общество параллельно с формированием национального государства как сообщества равноправных граждан.

2) На большей части Центральной и Восточной Европы "чужеземный" правящий класс доминировал над этническими группами, которые занимали компактную территорию, но не имели "собственных" знати, политического единства или продолжительной литературной традиции;

3) Ряд переходных случаев, когда этнические сообщества располагали "своим собственным" правящим классом и литературными традициями, но не имели общей государственности: немцы, итальянцы и поляки (после раздела Речи Посполитой).


Началом современного этапа строительства наций во 2-ом случае (характерном для Центральной и Восточной Европы), можно считать тот момент, когда отдельные группы в пределах недоминантной этнической общности принялись обсуждать свою собственную этническую принадлежность и воспринимать свою этническую группу как имеющую шансы превратиться в будущем в полноценную нацию. Рано или поздно они усмотрели те конкретные черты, которых недоставало их будущей нации, и стали прилагать усилия к тому, чтобы восполнить одну или некоторые из них, пытаясь убедить своих соотечественников в важности сознательной принадлежности к нации. Хрох называет эти организованные попытки по обретению всех атрибутов полноценной нации национальным движением.


У классического национального движения он выделяет следующие 3 группы требований (- в соответствии с тремя обычными недостатками национального бытия):

(1) развитие национальной культуры, основанное на местном языке и его нормальном использовании в образовании, управлении и экономической жизни;

(2) обретение гражданских прав и политического самоуправления - сначала в форме автономии, а в конечном счете и независимости;

(3) создание завершенной социальной структуры, пронизывающей всю этническую группу и включающей образованные элиты, классы чиновников и предпринимателей, но также, где это необходимо, свободных крестьян и организованных рабочих.


И наконец, - самое важное, - между отправным пунктом национального движения и его успешным завершением автор выделяет 3 структурные фазы:

(А) энергия активистов национального движения прежде всего направлена на тщательное исследование языковых, культурных, социальных и иногда исторических черт недоминирующей группы и на закрепление этих фактов в сознании соотечественников, однако в целом активисты пока еще не настаивают на том, что восполнение таких пробелов в познании представляет собой специфическую национальную потребность; некоторые из них даже не верят в то, что из их этнической группы может развиться нация.

(В) появляется новое поколение активистов, которые отныне пытаются завоевать как можно больше сторонников из числа представителей своей этнической группы для реализации планов по созданию будущей нации, и делают это при помощи патриотической агитации, призванной "разбудить" в них национальное самосознание. Поначалу эти активисты, как правило, не достигают заметных успехов (в первой полуфазе), но позднее (во второй полуфазе) обнаруживают, что аудитория становится все более восприимчивой к их пропаганде.

(С) Как только подавляющая часть населения начинает придавать особое значение своей национальной идентичности, формируется массовое движение, которое автор назвал фазой С. Только на этой финальной фазе обретает жизнь завершенная социальная структура, и движение подразделяется по мысли автора на консервативно-клерикальное, либеральное и демократическое крылья, каждое из которых имеет свою собственную программу.


[ При этом любопытным оказывается следующее обстоятельство: далеко не все деятели, внесшие вклад в развитие национальных движений, были националистами в узком смысле этого слова. Некоторые из них могли даже выступать против национализма. - Например, чешский ученый Томаш Гарриг Масарик отдал всю жизнь борьбе против чешских националистов, но при этом сформулировал и реализовал программу национального суверенитета ]


Исследователь отмечает, что судьба национального движения в значительной мере зависит от того, в каких исторических условиях оно набирает обороты и переходит сначала к фазе (B), а затем — (C): в условиях господства старого режима, стремящегося всячески пресекать и подавлять такие движения, или же в условиях государственного переворота и установления конституционного строя.


При этом наследие первой фазы строительства нации, даже если он прерывался, часто обеспечивало существенные ресурсы для следующей. Хрох приводит следующие примеры таких ресурсов:

1. Отпечатки прежней политической автономии — пусть даже только в качестве прав у аристократии этнических меньшинств, — и проистекающие отсюда трения между сословиями и абсолютизмом, если монархия предпринимала шаги к централизации управления и урезанию этих прав и других остатков автономии.

2. "Память" о былой независимости или государственности, даже относящихся к очень далекому прошлому.

3. Уцелевшая средневековая письменность, что облегчает развитие норм современного языка и собственной литературы на нем, как это, в частности, показывает пример чехов, финнов и каталонцев.


Помимо этого в тексте приводятся примеры некоторых факторов в обществе, способствующих развитию национального движения:

(1) социальный и/или политический кризис старого порядка, характеризующийся новыми горизонтами и уровнями напряженности;

(2) возникновение разногласий между влиятельными группами населения;

(3) утрата веры в традиционные нравственные системы, а кроме того, упадок религиозного авторитета, даже если это касается только малого числа интеллектуалов;

(4) социальная мобильность и развитые коммуникации;

(5) конфликт интересов в национальной сфере, - социальное напряжение или противоречие, которое налагается на языковые, культурные и/или религиозные различия.


Также могут быть выделены и факторы, тормозящие или купирующие развитие национального движения и/или его переход в завершающую фазу. Например:

- Если конфликт интересов может быть переформулирован в других категориях противостояния помимо национальных и напрямую не связанных с национальными (классовых, религиозных, а также позиции политического либерализма/консерватизма), то собственно национальное движение и связанные с ними партии и организации могут получить довольно скромную общественно-политическую поддержку, уступив её конкурирующим структурам и организациям. Пример: фламандские патриоты уже в истоках фазы В поделились на два лагеря - либеральный и клерикальный, - и большая часть избирателей-фламандцев выразила свои политические предпочтения голосованием за либеральную или католическую партии, оставив собственно фламандской партии лишь меньшинство голосов. То же явление сегодня можно наблюдать в Уэльсе или Шотландии.


Наконец, здесь стоит изложить ту специфику национальных движений Центральной и Восточной Европы конца XX-начала XXI вв., которая значительно отличает их от движений предыдущих эпох:


Старый порядок, основанный на плановой экономике и власти номенклатуры, в одночасье исчез, оставив после себя политический и общественный вакуум. В этих условиях ведущее положение в обществе быстро заняли новые элиты, воспитанные старым режимом, но ныне вставшие во главе национальных движений. Образованные слои недоминантных этнических групп в XIX веке боролись за те же цели, но каждую позицию им приходилось отвоевывать у официальных элит правящей нации, и условием их успеха было принятие традиционных форм жизни, свода моральных норм и правил игры стоящих над ними классов. Напротив, в настоящее время вертикальная социальная мобильность в направлении высших уровней благосостояния или власти, не зависит ни от каких традиционных норм, а зачастую просто оказывается результатом личного или национального эгоизма.

Вакуум на вершине общества создал возможность для очень стремительных карьерных продвижений, и сегодня складывается новый правящий класс, рекрутированный из слияния 3 принципиальных потоков:

1) начинающих политиков (некоторые из них - это бывшие диссиденты),

2) ветеранов бюрократии (это самые опытные управляющие из сферы старой командной экономики)

3) и нарождающихся предпринимателей (порой обладающих финансовыми ресурсами весьма сомнительного происхождения).

______________


Полностью статью Мирослава Хроха можно найти в следующем сборнике: Нации и национализм / Б.Андерсон, О.Бауэр, М.Хрох и др; Пер с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского - М.: Праксис, 2002. - 416 с. - (Серия "Новая наука политики"). ISBN 5-901574-07-9