Опыт

Опыт


По просьбе одной сестрички я вспомнила опыты мамы моей и записала. Делюсь с вами. Может, кому будет интересно почитать.


○●○ Эти события происходили в Воронеже, начиная с 1951 года, когда образовался правый уклон - иудействующие лже-АСД. Моя мама, Таисия Карлова (девичья фамилия), жила в Воронеже. Её мама, моя бабушка Соня, отбывала 10-летний срок в узах за истину. Это были её вторые узы. В то время многие из старших братьев находились в узах и в Воронежской небольшой тогда общине старшими были моя мама и тётя Мария Тупикина, которая впоследствии вышла замуж за д.Ваню Маслова. (Д.Павел Ракша её хорошо знает). Воронежская общинка росла, были приближённые молодые братья, которые желали принять крещение и решать дальнейшие жизненные вопросы. И в это время в Воронеж стали приезжать с западной Украины эти так называемые братья из правого уклона. Они привезли с собой беседы "Диета в раю", где проповедовали отказ от квашеной капусты, солёных огурцов, сметаны и много всего другого, вместе со своими правоуклонническими доктринами. Моя мама писала письма дедушке Володе, который в это время тоже отбывал 10-летний срок, что приезжают сваты и хотят засватать для себя невесту. Правоуклонники хотели воспользоваться моментом, когда в церкви Б. было трудное время по причине отсутствия старших братьев и хотели прибрать к своим рукам чужой удел. Дедушка не мог отвечать подробно на мамины письма, потому что все письма проходили через руки кесаря, но писал коротко: "Стойте в свободе, которую даровал вам Христос". (Маленькая заметочка: мама в своих письмах к дедушке очень подробно описывала все доводы этих правоуклонников. Потом брала бидончик, листочки с письмами прикрепляла к внутренним стенкам бидончика, потом несколько слоёв пергаментной бумаги, т.к. целлофана тогда ещё не было и потом накладывала в бидончик мёд и сверху сливочное масло. И отправляла передачку дедушке. А однажды оперативник, который принимал передачи, что-то заподозрил. Засунул железный крюк вовнутрь и вытащил письма). В Воронеже было много таких, которые были готовы принять этих лже-братьев. Говорили: что мы будем из-за огурцов и капусты разделяться? Это же мелочи. Зато у нас будут старшие братья, которые и крещение преподадут, и браки будут совершать. Но мама и т.Мария очень твёрдо стояли на позициях истины, боролись и противостояли этим лжеучителям. Запомнила из маминых рассказов 3 фамилии этих лжеучителей: Урсакий, Коцур и Михаил Добровольский. Как-то они пригласила маму с т.Марией к себе в Винницу. Мама и т.Мария взяли с работы отпуск на 14 дней и поехали. 3 дня с пересадкой ехали поездом. Приехали к субботе. В субботу их пригласили на собрание. Все сёстры там были в платочках, завязанных под подбородок, в длинных платьях, с длинными рукавами, в чулках, хотя было лето и было жарко. После собрания многие из местных сестёр стали приглашать маму с т.Марией к себе, но Урсакий, который был там старшим, подошёл к маме и сказал, что завтра мы вас проводим домой. Видно, побоялись, что мама с т.Марией будут этим сёстрам говорить об истине и поторопились выпроводить. Мама с т.Марией очень расстроились: такой большой расход на билеты, такая дальняя дорога, и всего побыли 1 день. Но делать нечего. А обратно они опоздали на свой поезд и ехали домой уже 7 дней и сделали 7 пересадок. 

   Потом этих "братьев"-правоуклонников арестовали. На допросах они отвечали на все вопросы кесаря и выкладывали абсолютно всю информацию обо всём и обо всех, кого знали. А особенно за маму, потому что она была старшей. Это был уже 1954 год и дедушка Володя к тому времени возвратился из уз. Маму вызвали в прокуратуру и сказали, что она должна ехать на Украину в Винницу, чтобы подтвердить показания каких-то людей. Мама сказала, что она никого там не знает и никуда не поедет. Прокурор сказал, что если она не поедет туда добровольно, то поедет под конвоем. Мама отправила телеграмму дедушке, что её приглашает к себе дядя Кеш или Кес (не помню точно). Дедушка прислал ответную телеграмму, что у них будет гостить дядя Пост. Мама очень ободрилась этой весточкой. В прокуратуре ей выдали билет, дали денег на гостиницу и она поехала.


○●○ Хотя ехала без конвоя, но видела, что два парня её постоянно сопровождали, хотя изображали из себя обыкновенных попутчиков. Мама приехала туда, нашла гостиницу, устроилась и пошла в прокуратуру. Следователь уже был осведомлён о том, что она должна приехать. Встретил её приветливо. Заполнил бумаги: фамилию мамы, откуда прибыла и прочее. Мама спросила, для какой цели её сюда вызвали. Следователь сказал, что она приехала сюда в качестве свидетеля и что от неё требуется очень мало: подтвердить показания, которые уже были сделаны. Мама спросила, за каких людей она должна быть свидетелем. Но прокурор ей не сказал. Стал задавать вопросы относительно жизни Воронежской общины. Я не помню подробностей этого допроса, потому что уже многое забылось. Но суть в том, что мама всё отрицала, говорила, что все эти прежде данные показания лживые. Ничего такого не было и она ничего не знает. Следователь уже поменял своё лицо и всё больше свирепел. Грозил маме, что она отсюда не уедет, что ей пришьют срок и посадят. (Кстати, паспорт у неё отобрали, когда она пришла в прокуратуру.) Кричал на маму, что она испортила ему всё дело. Что осталось самая малость: подписать эти бумаги и дело было бы завершено, а вот теперь...... Кто эти были люди, которые дали эти показания, он сначала не говорил, но мама уже и так всё поняла. Потом следователь решил сказать, чьи это показания, надеясь, что это поможет ему получить от мамы то, что он хотел. Стал конкретно называть фамилии и спрашивать, знает она их или нет. Тут для мамы встала очень сложная задача: если сказать, что она их не знает -- значит, сказать ложь. Если сказать, что знает -- это будет предательство и этим она подтвердит их показания. Мама говорила, что будет отвечать только за себя, но следователь требовал конкретного ответа на свой вопрос. Выгонял в коридор, чтобы она там подумала и вызывал снова. Так повторялось несколько раз. Мама очень горячо взывала к Господу, чтобы Он помог ей дать правильный ответ. И Господь помог: когда следователь очередной раз вызвал её в кабинет и повторил вопрос, мама решительно и категорично ответила, что она никогда этих людей не знала. Тут он рассвирепел пуще прежнего: грозился, кричал, что мама уже никогда не вернётся домой и т.д. А мама подумала: "Ну раз ты кричишь, значит, я правильно ответила. Если бы я ответила неправильно, то ты бы так не кричал. Сатана всегда злится, если ему что-то не нравится". Потом он закричал: "Выйдите отсюда! Теперь-то вы мне уже всё скажете, как есть!" Мама вышла и опять стала взывать к Господу в ожидании и страхе, что же на этот раз ей преподнесёт следователь.


Фотография 1952 года. Вверху справа моя мама, слева - т.Мария. Посередине всем известный дядя Стёпа. Внизу посередине дядя Илюша. Остальные братья тогда были приближёнными.


○●○ Через некоторое время маму опять следователь позвал в свой кабинет. Мама зашла и видит: сидит Михаил Добровольский, тот самый, из правоуклонников. Такой сгорбленный, растерянный, в арестанской робе. Следователь спросил маму, знает ли она его. Мама, едва взглянув на этого Мишу, сказала, что видит этого человека в первый раз. Следователь тогда обратился к нему с вопросом, знает ли он эту женщину. Тогда Добровольский сказал: "Гражданин следователь, разрешите сказать ей несколько слов?" Следователь ответил: "Говори, Миша". (Мама про себя отметила, как дружески следователь обращается с ним, ведь заключённых по именам не называют, а только по фамилиям). Этот Миша повернулся к маме и говорит: "Сестра Тая, кажи усю правду. Або скорийше нам на свободу вин этих стин". (Скажи всю правду, чтобы нам поскорее на свободу из этих стен). Мама говорит следователю: "Вон вы до чего довели человека, что он вообще не соображает, что говорит!" Следователь опять стал маме задавать вопросы, когда и при каких обстоятельствах она встречалась с этим человеком. Мама повторила, что никогда и ни при каких обстоятельствах она с ним не встречалась. Тогда следователь обратился к нему: "Рассказывай, Миша". И Миша стал рассказывать. При каких обстоятельствах встречались первый раз, при каких - второй, третий. И всё взваливал на маму, хотя там участвовали и другие люди. После его рассказа следователь обратился к маме: "Ну, что вы теперь на это скажете?" Тут мама как напустилась на него: "Что вы издеваетесь над людьми? Вы этого человека довели до того, что он с ума сошёл и со мной хотите сделать то же? Если со мной здесь что-то случится, то вы будете отвечать! Я расскажу в Воронеже, как вы надо мной издевались! Мне уже сейчас плохо!" И дальше в этом роде. Следователь перепугался, вскочил, схватил стакан с водой: "Гражданочка, гражданочка, вот выпейте, пожалуйста! Сейчас мы вам пропуск оформим, отдадим паспорт и езжайте себе спокойно!" И правда: выписал пропуск, потому что только по пропуску можно было зайти в прокуратуру и выйти из неё, отдали паспорт, дали денег на обратный билет и отпустили. А мама уже твёрдо про себя решила, что из этих стен она уже не выйдет на свободу. Вот так Господь помогает тем, кто решает оставаться верным Ему до конца. А этого Добровольского так не не выпустили "вин этих стин". Так и отсидел до конца. А потом канул в безвестность...

   ○●○  Мама благополучно приехала домой в Воронеж. Бабушка ждала её, хотя и не надеялась, что она вернётся. Потом дедушка Володя пригласил маму в Джамбул, где он жил после освобождения из очередных уз, чтобы мама подробно ему обо всё рассказала. Мама, конечно, очень переживала, что, может быть, она что-то сказала неправильно. Но дедушка Володя одобрил её поведение и все её ответы на вопросы следователя были правильными. И после этого были выработаны пункты поведения перед злоумышленными и особенно такой пункт истины, как правда перед Богом и правда перед сатаной. Вот такие были опыты. И всё это отмечено в небесных книгах.


○●○ Маленькое дополнение к этой истории:

Когда образовался правый уклон в 1951 году, то там был такой Терентий Чертков, который был там служителем. И вот он возомнил себя самым-самым и решил воспользоваться отсутствием дедушки и многих старших братьев и присвоить себе удел церкви Б. Вместе с дядей Мишей Муркиным, который тогда тоже был правоуклонником, он поехал в Москву. Пришёл в совет по делам религий и принёс очень большой перечень многих наших братьев и сестёр с их именами и адресами и с заявлением, чтобы их всех зарегистрировать и зарегистрировать его, как руководителя. Может быть, даже в этом списке и эти братья-правоуклонники были. Этого уж точно никто не знает. Ему пообещали, что его заявление примут к сведению, разберутся и ему по месту жительства сообщат ответ. И посоветовали спокойно ехать домой. Когда он приехал домой, то его арестовали и арестовали всех, кто был в этом списке. Так что и этих "братьев" арестовали если не по этому списку, то под общий шумок, как и всех верующих. А они там выкладывали всё, как есть, так как считали, что всякая неправда есть грех и нужно всегда говорить только правду. А поскольку в их рассказах фигурировала мама, как старшая в общинке, то её вызвали подтвердить их показания. И если бы она призналась, что она их знает, то и ей пришили бы ту же статью, что и им, и тоже посадили бы вместе с ними.

А этот Терентий Чертков, правоуклонник, отсидел срок, какой ему дали, вышел на свободу и перешёл в Едом. Когда его спросили, почему он это сделал, он ответил: "Машина, на которой я ехал, сломалась и я пересел на другую."