Опущенный

Опущенный

Черное Солнце

Да,  время от времени приходится слышать о том, что парня опустили в тюрьме или что мужика опускают в тюрьме. Но подобное происходит настолько редко, что внимания не заслуживает. 

Но поскольку без истории том, как именно и кого опускают в тюрьме не обойтись, продолжу начатую тему, рассказав именно об этом.


Как опускают в тюрьме.

Наиболее удачным игроком среди мужиков, был Коля – «Совок». В своем кругу ему не было равных. Его соперники быстро «просекли» талант Совка и перестали садиться с ним за карточный стол. К тому времени он умудрился неплохо заработать на своих друзьях по несчастью. Большинство должников расплачивались передачами от родственников. Совок курил самые дорогие сигареты. В счет долга его кредиторы ходили вместо него в наряды.

Совок по своей натуре был настоящим игроком. Такие не могут спокойно смотреть и не участвовать в игре. Блатные с удовольствием приняли его в свой игровой круг. А ведь до этого точно такого же парня опустили в тюрьме, начав именно с «дружеской игры».

По началу Совку очень везло. Он выиграл приличную сумму. Скорее всего это было подстроено. Совок заглотил наживку, брошенную ему опытными шулерами. Следующая игра стала для него роковой. Блатные не играли на всякую ерунду. Кроме денег, в качестве средств платежа, использовалась водка и наркотики.

За несколько часов ночной игры, проходившей в каптерке, Совок проиграл огромную сумму денег. В игре верховодил известный авторитет «Локоть». Именно он определил недельный срок для возвращения карточного долга. Естественно, Совок не смог за неделю достать деньги. В этих вопросах на зоне не шутят. Никакие отговорки не катят.


Парня опустили в тюрьме.

Через несколько дней после окончания срока уплаты по зоне пошел слух - парня опустили в тюрьме!!! – а точнее, Совка «опустили». Об этом узнала вся зона. Зеки сразу изменили к нему свое отношение. С ним перестали здороваться и садиться рядом за стол в столовой. Наиболее отъявленные подонки делали его жизнь еще ужасней. На Совка выливали помои, ему ставили подножки, плевали ему в спину.

От такого морального и физического пресса может сломаться любой. И так всегда - мужика опускают в тюрьме и он ломается превращаясь или в чухана или кончая с собой, или становясь общей проституткой.

Но не это произошло с несчастным игроком. Ночью заточкой он перерезал горло трем блатным, опустившим его. Той же заточкой Совок вскрыл себе вены на обеих руках.  

В колонию приехала многочисленная комиссия из управления исполнения наказаний. Нашли «крайних». Наказали. Уехали. Начальник колонии получил служебное несоответствие. Кум отделался строгим выговором. После этого случая работники колонии не давали возможности спокойно играть в карты как это было раньше. Теперь игроков ожидало ПКТ (помещение камерного типа), куда на перевоспитание направляли отъявленных нарушителей дисциплины. А вот тех, кто опускает мужиков в тюрьме, не тронули.


Так как тюрьма, опущенные рассказы без подробностей невозможны, расскажу о том, как опускают в тюрьме:

1.       Вначале жертве самой предлагают отдаться.

2.       Если она отказывается, ее избивают.

3.       Побои могут длиться неделями.

4.       Если и после этого жертва не ломается, ее насилуют. Причем делать это могут десятки человек. После чего тот, кого опустили в тюрьме, превращается в инвалида на всю жизнь. А иногда и умирает, так как опускать могут и черенком от лопаты, и даже бутылкой.

Потому не понимаю тех, кому интересны подобные рассказы, поскольку на самом деле они ужасны.

- - -

Шло время. Освободившийся по истечению своего срока заключения мой бригадир любезно рекомендовал меня на свое место. Я стал бугром. Теперь дорога к условно-досрочному освобождению была открыта.


Что было после того, как мужика опустили в тюрьме.

В одну из ночей, вся зона была построена на плацу. Там же находились все офицеры. Начальник оперчасти объявил, что двое заключенных несколько часов назад совершили побег. На их поиски были брошены охрана колонии и местная милиция. Мы стояли на плацу при морозе десять градусов до самого утра. Приехавший на УАЗике начальник местной милиции сообщил радостную для всех весть. Бежавшие пойманы.

На том же плацу нас собрали после обеда. Двое грязных, избитых беглеца стояли посредине плаца. Каждому оставалось отсидеть меньше года. Что их толкнуло на побег, я так и не узнал. Одно было ясно, что они существенно продлили свой срок. Начальник колонии долго разглагольствовал о доверии и порядочности. В завершении своей речи он отправил двух беглецов в ПКТ.

Позже я узнал, что у одного из караульных солдат в ту ночь был день рождения. Двое зеков заметили, что дежуривший на вышке и наблюдавший за «прострельным коридором» (запретная часть, расположенная между двумя колючими заграждениями) спит. Наверное, именно это стало соблазном побега. Говорили, что этому солдату тоже «впаяли» несколько лет.

Помимо скучных однообразных будней, на зоне бывают приятные моменты. Это свидания с родными. Моя мама поселилась в гостинице городка, рядом с которым находилась колония. За хорошее поведение, и потому что я был бригадиром, мне разрешили переночевать ночь в гостинице. Той ночью, я так и не смог заснуть. Близость свободы, от которой меня отделяли несколько месяцев слишком остро ощущалась и давила на мозги. Утром к разводу я вернулся в общий строй заключенных.


Тюрьма, опущенные рассказы чуть не стали реальностью.

Через несколько недель я узнал неприятную для себя новость. Мой благодетель и гарант спокойствия «Треф» был переведен на другую зону. Такими переводами администрация колонии пыталась ослабить власть блатных на зоне. Может оно и правильно, но мне это было «не в масть». Я вспомнил об обиженном мною в первый вечер знакомства с Трефом – Упыре. Я не забыл тот недобрый взгляд, которым он меня одарил после нашего спарринга.

К сожалению, моим опасениям суждено было сбыться. Уже на следующий день, после отъезда с нашей зоны Трефа, мое рабочее место посетила представительная делегация блатных во главе с Упырем. Они дали понять, что прописываться на зоне, никогда не поздно. Я понял, что у меня предстоит веселая ночь. Тяжесть моего положения осложнялось предстоящей комиссией по досрочному освобождению. Если у меня будет хоть одно нарушение, «досрочник» не утвердят.

Решение пришло само собой. Я обмотал левую ногу курткой спецодежды, выпил стакан водки и сильно ударил себя по ноге тяжелой трубой. Адская боль пронзила мое тело. Двое зеков принесли меня в санчасть. Врач сразу определил перелом ноги. Рентген подтвердил его диагноз. Я надолго обосновался в тюремной «больничке». Здесь достать меня блатным будет значительно труднее.

В тепличных условиях больнички (уж тут нельзя забыть о том, как опускают в тюрьме) я провалялся около месяца. За это время на нашей зоне произошли разительные перемены. Новый начальник колонии решил превратить учреждение в «красную зону». Это означало полное и беспрекословное подчинение заключенными администрации. Началась настоящая мясорубка, в жерновах которой пострадали многие блатные, не приемлющие такого положения вещей. Среди них оказался и Упырь. Во время беспорядков он был смертельно ранен бойцом спецназа, вызванного для наведения порядка. Упырь скончался в соседней палате.

Наконец-то наступил день заседания комиссии по досрочному освобождению. Несколько человек долго изучали мое дело. У меня бешено колотилось сердце. Председатель комиссии протянул мне руку. Свобода. На следующий день со справкой об условно-досрочном освобождении я вышел из дверей КПП. Воздух свободы пьянил и дурманил. Единственной здравой мыслью было желание никогда сюда не возвращаться.

Только в этом случае можно навсегда забыть все ужасы зоны и рассказы о том, как парня опускают в тюрьме.....

С вами было Черное Солнце.

Берегите Себя!