Огнеземельцы

Огнеземельцы

jackal_tabaki, Мифология

В 1520 году Фернан Магеллан первым из европейцев проплыл из Атлантического океана в Тихий по проливу, разделявшему Американский континент и новую землю. Ночью матросы видели множество огней — это были костры индейцев — потому Фернан назвал эту местность Tierra del Fuego, Огненная Земля.

Появлениелюдей на этих неприветливых землях, где температура не поднимается выше 10-15 градусов и царит постоянная влажность, связывают с переходом части индейцев с севера. Под давлением более культурных или более воинственных племен эти племена были когда-то оттес­нены в глухие дебри, в горы и наконец частично к югу, в Патагонию. Они были предками двух пле­мен Огненной Земли — алакалуф (кавескар) и яганы (самоназвание - ямана). В конце концов они были вы­нуждены перебраться на острова Огненной Земли. Впоследствии сюда стали пересе­ляться племена новых пришельцев с севера — селькнам (самоназвание) или она (европеизированное название индейцев на языке яганов). Алакалуфы и ямана были оттеснены на крайний юг и запад, где создали своеобразную куль­туру «водных кочевников».

Ямана — са­мые южные оби­та­те­ли Зем­ли, они пла­ва­ли и на бо­лее от­далён­ные ост­ро­ва вплоть до мы­са Горн. Она поселились в самых богатых дичью местах — в середине Огненной Земли, где жили охотой на гуанако — млекопитающих рода лам, предок одомашненной ламы. Ямана и алакалуфы занимались рыболовством и морским собирательством.

Если вы сейчас представили индейцев, похожих на знакомых всем эскимосов, закутанных в шкуры с ног до головы, то вот вам типичный портрет самых южных индейцев земли:

представители племени она в традиционной раскаске

Температура тела этих людей была выше той, которую имели обычные люди - 38 градусов. Крайне суровые природные условия островов выработали у аборигенов особые методы приспособления к подобному климату и поразительную способность к выживанию в условиях пронизывающего дождя, ветра и сильных холодов. По словам Мартина Гусинде, этнографа и фотографа, прожившего с индейцами Огненной Земли 22 месяца и первого европейца, посетившего обряд инициации, женщины она имели специфическое телосложение с наличием выраженных жировых прослоек, помогавших им спать прямо на голых камнях.

Поразительными были не только выживаемость индейцев в суровых условиях, но и их племенные «правила»: у них не было социального расслоения и частной собственности — всё, принадлежавшее семье, принадлежало и всему племени. У ямана и алакалуф, добывавших пропитание в море, создание новой семьи было большим событием, которое праздновало все племя. Новую лодку для семьи также строили все вместе.


Поразительно языковое разнообразие племен: несмотря на то, что их было совсем немного, у племен было три разных языка, названных по их самоназваниям селькнамским, язык ямана и алакалуфские языки, делящиеся на какауа и кавескар. Все языки, кроме кавескар, находящегося на грани уничтожения, считаются вымершими.

Возможно в противовес суровым условиям жизни, языки племен были богаты на метафоры и обозначения нематериальных вещей. Самый яркий пример - занесенное в книгу Гиннеса в качестве наиболее емкого и труднопереводимого слова за всю историю человечества «Mamihlapinatapai» означает «взгляд между двумя людьми, в котором выражается желание каждого в том, что другой станет инициатором того, чего хотят оба, но ни один не хочет быть первым». Слово из языка ямана, сохранившееся как лингвистический феномен.

Для состояния душевной подавленности яганы пользовались словом, означавшим период в жизни краба, когда он уже успел сбросить свой старый панцирь, а новый ещё не вырос. Понятие «морщинистая кожа» совпадало с названием старой раковины, а «икота» — с названием завала из деревьев, перегородившего путь.

Существовало несколько различных слов для обозначения сна в движущейся лодке, в хижине, на берегу или с женщиной. Слово «укомона» значило «метать копье в стаю рыб, не целясь ни в одну из них». Самоназвание ямана значило «жить, дышать, быть счастливым»... Серьезно, мир всё ещё считает их дикарями?!


У ямана была развитая форма шаманизма. Шаманы-врачеватели, йекамуши, помимо лечения, производили шаманские камлания. Каждый йекамуш проходил курс обучения под руководством наставника.

Мартин Гусинде первый из европейцев был допущен к обряду инициации ямана. Ритуал знаменовал переход от детства к взрослой жизни - чихаус. В течение нескольких месяцев ямана обоих полов примерно от 10 до 14 лет рассказывали заветы предков, этические принципы и посвящали в практические навыки своего племени. В обряд инициации входили довольно тяжелые испытания. Долгое время инициируемые проводили в особо неудобной позе: голова наклонена, руки скрещены на груди, колени подобраны — иногда десять дней подряд им не разрешалось расслабиться, вытянуть ноги; даже несколько часов сна они проводили в таком положении, повернувшись на бок. После этого ямана могли отдыхать, даже скрючившись на небольшом кусочке суши.

обратите внимание на то, как они сидят - таким образом сохраняется тепло

Другой ритуал, видимо, более поздняя система - кина, представляла собой начальную форму мужских союзов. Эта система как бы направлена против женщин. Есть предание о том, что кина находилась некогда в руках женщин, которые тщательно держали ее в секрете от мужчин; но мужчины путем хитрости завладели секретом кина и повернули это оружие против женщин.

Оба ритуала, в особенности кина, связаны с многочисленными представлениями о духах, которых участники обрядов изображают в лицах, наряжаясь в страшные маски.

Система кина, как полагают исследователи, развилась у ямана под влиянием их северных соседей - она.

Посвятительные обряды ямана связаны с мифологическим образом небесного существа Ватауинева, который считается учредителем и покровителем обрядов посвящения.

Сходные религиозные верования и обряды описаны также у она. У них обряды инициации не делятся на две разные системы. Однако их система - клокетен - вполне аналогична яганской кина. С ней были связаны образы страшных духов, которыми пугали женщин, и образ небесного существа Темаукл.

Вначале мужчины возводили большую коническую постройку из жердей, напоминавшую сибирский чум, с выходом на восток, желательно к лесу. Если непогода не уничтожила прошлогодней постройки, старались воспользоваться ею: при помощи каменных орудий вырубить заново многометровые жерди было не так просто. Постоянных священных мест у племен не существовало.

Ритуальная хижина называлась хаин. Жерди ее каркаса имели свои названия и символику, ставились в определенном порядке. Считалось, что в начале времен семеро могучих мужчин, сойдясь близ юго-восточной оконечности Огненной Земли, построили первую хаин из гигантских камней и впервые исполнили клоктен. Сложенная из камней хижина превратилась в гору, и каждый, кто засыпал возле нее, видел во сне первый клоктен.

После того как ритуальная хижина была поставлена, мужчины тайно готовили маски из кожи и коры, раскрашивали свои тела полосами и пятнами. Потом они незаметно пробирались в хижину. Именно поэтому вход в нее и был обращен к лесу, иначе зрители могли догадаться, что духи проникают в хаин не таинственным путем из-под земли, а более естественным образом. И тем не менее, все, даже участники клоктена верили, что настоящие духи в самом деле выходят на свет из очага в центре хаин, вселяясь в мужчин, надевших маски. Таким образом, ритуальная хижина представлялась связующим звеном, временно соединяющим два мира — реальный, в котором жили индейцы, и мир первопредков, населявших землю в эпоху творения.

Раскрасившись и надев маски, мужчины, изображавшие духов, выходили из укрытия на поляну и устрашали смотрящих. Женщины могли прятаться в специальных «женских» хижинах, а затем снова выходили смотреть на происходящее. Время от времени кто-нибудь из мужчин, сняв маску, отправлялся к женщинам и говорил, что духи голодны, выпрашивая «подношение».

Она наделяли верховной властью женское существо по имени Хальпен. В отличие от остальных духов, Хальпен не имела человекоподобного воплощения. Из шкур и травы делали змеевидное чучело, раскрашивали его и изредка высовывали из церемониальной хижины наружу. Это зрелище должно было вызывать ужас у непосвященных. Никто не мог быть точно уверен, что это не сама Хальпен выползает из-под земли, так как не видел процесса создания чучела.

Мистерия имела определенный сюжет. Центральным эпизодом было рождение у Хальпен ребенка от ее связи с оказавшимися в хаин духами. Новорожденного демона звали Кетернен, и он мог быть как мальчиком, так и девочкой. В этом случае от мужчин требовалось проявить изобретательность, ведь Кетернен нужно было показать зрителям, а огнеземельцы ходили полностью обнаженными. На эту роль выбирали мужчину низкого роста, которому делали специальную перевязку, тело обклеивали белым пухом, а на голову надевали маску.

так себе девочка

Многие из огнеземельских демонов имели свои цвета. Например, Хальпен мыслилась существом белого цвета, а ее сестра, двойник Тану, — красного. Белую, красную, черную и желтую краски огнеземельцы употребляли для нанесения узоров на тело и на различные предметы. Например, в ритуальной хижине ямана на уровне глаз стоящего человека по стенам проводились три параллельные полосы: красная символизировала камни на берегу, покрытые бурыми водорослями, белая — морскую пену, черная — раковины моллюсков на отмели. Все вместе указывало на связь духов с морем, где они обитают.

Наряду с Хальпен огнеземельцы изображали и мужских демонов. У она главным из них считался Шоорте. Иногда он появлялся в одиночку, чаще — в виде целой толпы демонов, лишь слегка отличавшихся друг от друга внешним видом. Семь Шоорте считались главными, но было еще по меньшей мере восемь второстепенных. Все они являлись мужьями Хальпен. Убить Шоорте было невозможно: полагали, что если разбить ему голову, из нее выйдет еще много подобных существ. Духи типа Хальпен и Шоорте воспринимались как хозяева стихий, воплощение сил природы. Кроме них участники обрядов изображали тотемы, связанных чаще всего с различными видами животных: дельфин, коршун, синий кит, морской еж, медуза, осьминог. Преобладание в этом списке морских существ вызвано тем, что водная фауна на Огненной Земле гораздо богаче наземной. Кроме того, это объясняется представлениями о подводном мире как об ином, «потустороннем».

Демонов боялись, но от них же ждали поддержки и удачи. В образах мифологических существ отразились представления об окружающей природе — полной опасностей и вместе с тем дававшей всё, в чем человек нуждался. У яганов, выходивший из подземных глубин злой дух Етайта (по аналогии Шоорте у она), одновременно отождествлялся со светлым верховным божеством Ватаунейва.

Семейный дом, лодка. Мужчины поддерживают огонь и выслеживают тюленей, женщины готовят и ныряют за моллюсками. Да, прямо в ледяную воду!

К сожалению, даже труд Гусинде о племенах был написан уже в то время, когда от самих носителей культуры практически ничего не осталось: «золотая лихорадка», овцеводы, алкоголь и привезенные европейцами болезни очень быстро уничтожали и так немногочисленное население Огненной Земли. Восстановленную по кусочкам идеальную картину доевропейского прошлого уже невозможно проверить.

В эти годы огнеземельцы свои древние обряды больше не справляли. По просьбе Гусинде, люди старшего поколения, помнившие, как участвовали в подобных ритуалах в детстве, исполнили их в последний раз. Конечно, нет уверенности, что они были исполненны в точности. Например, по наблюдениям начала XX века, у она был какой-то музыкальный инструмент, издававший неприятный и резкий звук. Возможно, что он звучал на празднике и должен был передавать голос какого-нибудь духа. Гусинде такой инструмент, однако, не застал. Отчасти изменилось и само отношение к ритуалам. Традиционная религия перестала играть в жизни огнеземельцев прежнюю роль. Индейцы увидели, что их мир, вместе со всеми его реальными и мифическими обитателями, исчезает на глазах, а на смену ему приходит другой, в котором им нет места. Соответственно церемонии, которые увидел Гусинде, отчасти лишились подобающей серьезности.

В настоящее время чистокровных огнеземельцев практически не существует; последний индеец она умер в 1974 году. Последний чистокровный представитель индейского народа яганов, она же — последний носитель яганского языка — Кристина Кальдерон, родилась в 1928 году и сейчас ей 90 лет. В 2005 году она издала книгу Hai Kur Mamashu Shis («Хочу рассказать вам историю»), в которой собраны яганские сказки, рассказанные ей представителями старших поколений племени.

Здесь можно послушать как звучит язык ямана:


Материалы:
Огнеземельцы - необычный народ, уничтоженный миссионерами
Большая российская энциклопедия, Огнеземельцы
Берёзкин Юрий Евгеньевич. Голос дьявола среди снегов и джунглей. Истоки древней религии.
Мартин Гусинде и индейцы Огненной Земли