Очерки из деятельности Петроградской Чрезвычайной Комиссии

Очерки из деятельности Петроградской Чрезвычайной Комиссии

Город+

В субботу, 10 марта, петербургскому управлению Федеральной службы безопасности РФ исполняется 100 лет. В распоряжении Город+ оказались архивы очерков о деятельности Петроградской Чрезвычайной Комиссии из газеты "Петроградская правда" 1919 года.

Михайловское артиллерийское училище.

В документах, найденных при аресте военной организации партии правых с.-р. был найден в числе других документов подробный план Михайловского артиллерийского училища с какими-то пометками. Потом оказалось, что эти пометки означали караульные посты, места, где хранилось оружие и т.д. Сразу же была установлена разведка, из которой выяснилось, что действительно существует такая-то организация. К этому времени в Чрезвычайную Комиссию поступили сведения, что в Петрограде готовится выступление и что Михайловское артиллерийское училище тоже должно принять в этом участие.

11 июля был произведен обыск и арест у членов этой организации. При обыске было найдено большое количество спрятанного оружия, главным образом винтовок, у инструкторов, членов организации, а также и документы, подтверждающие наличность контр-революционной организации. Организация была связана с партией правых с.-р. Во главе организации стояли Перельцвейг, Веревкин, Васильев, Орлов, Арнаутский и др. Связь этой организации с партией правых эс-эров и вообще с белогвардейским центром в Петрограде была через Перельцвейга – друга Каннегисера, убийцы тов.Урицкого. Из показаний арестованных выяснилось, что в организацию вербовали на таких условиях: вновь вступившему члену выдавалось единовременно 200 рублей и револьвер.

Обыск и арест членов этой организации был произведен 11 июля. 

Организация военных летчиков.

 Военные летчики – слишком узкая корпорация людей. Попасть в летчики могли только слои дворянства и буржуазии, и в тот момент, когда власть перешла к рабочим и крестьянам, произвести какую-либо реорганизацию и ввести новые элементы в военно-воздушный флот почти совсем не удалось. Те комиссары, которые были назначена на разные авиационные отряды, они, поскольку были честными, не в состоянии были уследить за той контр-революционной работой, которая там проходила. У Чрезвычайной Комиссии было много сведений о тех организациях, которые существовали в отрядах воздушного флота. В Петрограде наиболее сплоченная белогвардейская организация была создана в первой авиационной группе, расположенной в проходных казармах. Эта группа насчитывала до 90 человек офицеров. Такие должности, как дворников и д., которые могли бы заниматься самыми рядовыми рабочими, – занимались офицерами, иногда и в чине полковников и генералов. Организатором этой группы был Поморский (скрывшийся) и др. Поморский был в близкий отношениях с Каннегисером, убийцей Урицкого. В распоряжении этой группы находилось несколько военных автомобилей, о существовании которых не знал даже военный комиссариат. На этих автомобилях предполагалось устройство нескольких налетов на тюрьмы. Автомобилями неоднократно пользовались, но установить, с какой целью ими пользовались, из следствия не удалось. Для налетов на тюрьмы Поморским и другими специально вербовались всевозможного рода хулиганы. Они также всеми способами старались получить летательные аппараты. В их распоряжении было 3 аппарата, но на них лететь было нельзя, – были в ремонте. Из показаний командира этой авиационной части выяснилось, что эта группа по всей своей структуре, не в состоянии была быть боевой единицей: людей не-специалистов было очень много, а специалистов было совершенно недостаточное количество.

Из показаний того же командира (начальника) выясняется, что организовал эту группу Поморский Александр. Про автомобили он ничего не знал; узнал лишь только тогда, когда пришел представитель военного комиссариата для розыска (по указанию Чрезвычайной Комиссии) злополучных автомобилей. Попытки привести эту авиационную часть в боевой порядок, по его показанию делались. Он писал рапорт в Окружное управление военно-воздушного флота об отчислении со службы полковников и генералов, занимающих должности метельщиков, но там была положена резолюция, чтобы оставить так, как есть, и все осталось по старому до вмешательства Чрезвычайной Комиссии.

 Убийство тов.Урицкого

  Установить точно, когда было решено убить тов.Урицкого, Чрезвычайной Комиссии не удалось, но о том, что на него готовится покушение, знал сам т.Урицкий. Его неоднократно предупреждали и определенно указывали на Каннегисера, но т.Урицкий слишком скептически относился к этому. О Каннегисере он знал хорошо по той разведке, которая находилась в его распоряжении. Каннегисер, убийца т.Урицкого, был связан с той организацией, которая существовала в тот момент в Петрограде, - организацией правых эс-эров и союзнической организации.

Удалось определенно установить, что Каннегисер был комендантом Рождественского района. Весь Петроград был разделен на определенные районы и во главе каждого района было назначено от белогвардейской организации по коменданту, в распоряжении которого находилось несколько человек.

Задача этих комендантов была: в момент восстания руководить захватом необходимых учреждений в районе. Одним из таких комендантов района был Каннегисер. Каннегисер был тесно связан с Бокуловским, одним крупных агентов, сначала немецкого шпионажа, потом английского, а также с той организацией, которая существовала среди авиационных групп, в особенности с Поморским, организатором первой авиационной группы, и Перельцвейгом, ответственным руководителем белогвардейской, право-эс-эровской организации в Михайловском артиллерийском училище. Каннегисер бывший юнкер Михайловского Артиллерийского училища; с февральской революции он состоял членом парии Народных Социалистов и был товарищем председателя Союза юнкеров-социалистов в училище.

Сразу же после октябрьской революции он принялся активно работать для свержения Советской власти.

Занимая ответственные места в белогвардейской организации, Леонид Канегисер, по заявлению свидетелей по данному делу, был далеко не идейный человек: кутил в разных притонах, хотя от отца он получал по 40 руб. в неделю, был большой фразер и позер в «Привале Комедиантов», «Бродячей Собаке» и т.д., читал стихи собственного произведения – стихи, писанные для развлечения пьяной компании.

При допросе Леонид Канегисер заявил, что он убил Урицкого не по постановлению партии или какой-либо организации, а по собственному побуждению, желая отомстить за аресты офицеров и за расстрел своего друга Перельцвейга, с которым он был знаком около 10 лет. (Постановление о расстреле было опубликовано 20 августа). Из опроса арестованных и свидетелей по этому делу выяснилось, что расстрел Перельцвейга сильно подействовал на Леонида Канегисера. После опубликования этого расстрела он уехал из дому на несколько дней, – место его пребывания за эти дни установить не удалось.

Хотя точно установить путем прямых доказательств, что убийство тов.Урицкого было организовано контр-революционной организацией, не удалось, но принимая во внимание, 1) что контр-революционные организации в тот момент рассматривали террористические акты против ответственных председателей Советской власти, как средство борьбы против этой власти, 2) что Леонид Канегисер был связан с верхами контр-революционной организации и сам занимал в ней ответственный пост, 3) что расстрел его друга Перельцвейга вызвал в нем жажду мести и, 4) что в тот день, когда был убит то.Урицкий, было покушение также и на тов.Ленина (совершенное членами партии с.-р.), – принимая все это во внимание, необходимо сделать заключение, что убийство тов.Урицкого было решено контр-революционной организацией, в которой состоял Л.Каннегисер. Таким путем организация эта желала избавиться от человека, который, зная об их контр-революционных планах, в корне уничтожал всю их преступную противонародную деятельность, а также стремилась этим действием расстроить работу Чрезвычайной Комиссии и, пользуясь нервным состоянием Леонида Канегисера, избрали его орудием для осуществления своего постановления.

Партия левых эс-эров.

Партия левых эс-эров очень долго сидела между двух стульев. С самых первых дней октябрьского переворота эта партия, или, вернее сказать, группа интеллигентов, шаталась по средине, между коммунистами (большевиками) и своими прежними товарищами по партии – правыми эс-эрами; был даже момент, когда левые эс-эры предали анафеме своих прежних товарищей и казалось окончательно перекочевали к коммунистам, чтобы работать на пользу трудового народа. Но бес попутал: захотелось сыграть роль в истории. Работая вмести с коммунистами во всех советских учреждениях, они в то же время готовили предательский удар. Каждый знает ту авантюру, которую проделала эта партия в Москве, в момент съезда, в самый тяжелый момент для рабоче-крестьянской России.

У нас в Петрограде, тогда обошлось без эксцессов. Подебоширили немного здесь в Пажеском корпусе и стреляли из-за угла, но стоило только дать несколько выстрелов из орудия, и вся «революционная» партия сразу же сдала оружие. Но лавры, пожатые в Москве не давали питерским эс-эрам покоя. Пользуясь тем, что их оставили в покое и не обращают на них внимания, они принялись усиленно создавать организацию и подготавлять восстание. Главное внимание их было обращено на войсковые части и в особенности на матросов. К моменту восстания, приблизительно недели за три, была произведена мобилизация нескольких лет прежних призывов матросов. Пользуясь тем, что сразу нельзя было создать хорошие условия для существования мобилизованных матросов, они сразу начали свою агитацию против советской власти. Почти каждый день происходили собрания, руководителями которых были левые с.-р., собрания, на которых выносились всевозможные резолюции. Они все были направлены против Совета Комиссаров и в общем против Советской власти, хотя прикрывались тем, что они стоят за Советскую власть. Левые эс-эры следовали по тому же пути, что и правые: тоже прикидывались друзьями красноармейцев и матросов, что не мешало им в середине октября сделать попытку восстания.

Подоплека этого восстания приблизительно следующая. Накануне этого восстания происходила петроградская конференция левых с.-р., на которой присутствовали представители и правых. Последнее время трудно было отличить левых с.-р. от правых, правые с.-р. сознательно входили в организацию левых и тянули ее за собою. Вся организация последних в общем и целом перешла на ту позицию, которую занимала партия правых с.-р.

На этой конференции и был поставлен вопрос о восстании против Советской власти. Та резолюция, которая была вынесена во 2-м флотском экипаже, была выработана на той конференции. Настроение на этой конференции было настолько приподнято, что в тот момент, когда эта резолюция о восстании была принята, – члены конференции целовались друг с другом. После конференции было образовано бюро для проведения постановления конференции. Бюро было составлено из 9-ти лиц. Сразу же по закрытии конференции бюро приступило к работе. Был намечен технический план восстания, который заключался в том, что группы левых эс-эров и сочувствующих им, которые находятся в разных частях армии и флота, – должны были по определенному сигналу устроить выступление.

К этому выступлению должны были присоединиться все те боевые группы, которые были сорганизованы с.-р. по районам. Определенного дня для восстания назначено не было. Сразу же были распределены все агитаторские силы и отправлены в казармы для агитации. Восстание во 2-м флотском экипаже сорвалось совершенно неожиданно, оно испортило весь план, который был построен организацией левых с.-р. Благодаря тому, что на последний митинг приехали видные представители коммунистической партии, митинг принял слишком оживленный характер. С.-р., видя колебание матросской массы, решили призвать ее на улицу, думая, что если теперь они этого не сделают, то в будущем им едва ли удастся. Когда было решено, что они выходят на улицу, то сразу же для связи с другими воинскими частями были отправлены гонцы для того, чтобы другие воинские части присоединились к их восстанию. Вся картина этого восстания-фарса была подробно изложена в газетах, и останавливаться на том, как они устроили восстание с оркестром Мариинского театра, - не стоит.


Деятельность немецкой организации.

После заключения Брестского договора война между империалистическими коалициями еще более обострилась. Империалисты, как той, так и другой стороны, употребляли все приемы для привлечения России на свою сторону. Но они превосходно знали, что, пока в России существует Советская власть, привлечь ее в качестве союзника или на каких-либо других правах в свою преступную компанию не удастся. Поэтому, естественно, все внимание было обращено на свержение Советской власти. Англичане хотели и старались сбросить Советскую власть для того, чтобы сделать Россию послушным орудием в своих руках. Немцы стремились к тому же: свергнуть Советскую власть и притянуть Россию к себе.

Так же группировались силы внутри России. Часть буржуазии считала спасительницей Англию; другая часть – Германию. При чем, та часть буржуазии, которая придерживалась союзнической организации, считала себя социалистической и делала наступление против власти рабочих и крестьян, с мощами Учредительного Собрания. Другая часть – немецкой организации была более откровенна и тащила корону. Союзническая организация была по своим размерам гораздо больше другой организации, немецкой ориентации. Первоначально это была небольшая группа явных монархистов, во главе которых стояли Тимирязев, Замысловский, Марков второй, Трепов, Шульгин и т.д. Потом, под влиянием событий, в особенности после того, как союзники доказали свое полное бессилие свергнуть Советскую власть при помощи чехо-словацких банд и Мурманского десанта, эта монархическая организация стала быстро развиваться и создавать свои ячейки также в частях красной армии и флота.

Организация все время была связана с немецкими правящими кругами и имела всегда поддержку. В оккупированных местностях, под крылышком немецкого штыка, они организовывал и свои белогвардейские банды под громким названием армий: «Южная», «Северная» и т.д. Немцы им всячески оказывали содействие в их работе.

Эта организация тоже говорила от имени народа и как представительница его вступала в переговоры с немцами об оказании друг другу взаимной поддержки. Для переговоров с этой бандой из Германии специально приезжало одно влиятельное лицо, доверенный Гинденбурга.

Марков и компания просили немцев оказать им помощь и сбросить большевиков, оккупировав Петроград. Совещание это было в двадцатых числах июля, в местечке Сайно, на Ладожском озере. Переговоры свелись приблизительно к следующему. Немцы согласились двинуть на борьбу с большевиками 3 корпуса и предоставить 1 ½ миллиардный заем, тому правительству, которое будет образовано, и со своей стороны выставили условия из 16 пунктов, из которых пять, были военного характера и одиннадцать экономических. Пункты условий военного характера были таковы: военный и экономический союз с Германией, объявление всеобщей мобилизации; наступление на Мурман против англичан; объявление войны Японии и движение на Индию.

Соглашения достигнуто не было. Условий немцев «представители народа» все-таки не приняли. Но эти переговоры слишком много наделали шуму.

Стали говорить о наступлении немцев. Разведка союзников получила сведения, что наступление должно начаться 27 июля, и большинство официальных представителей союзников постарались к этому числу удрать в Москву.

Эта организация точно так же, как и союзническая, занималась вербовкой белогвардейцев в «Южную» и «Северную» армии и насаждением своих людей на ответственные советские должности. Одному бывшему морскому офицеру Филатову поручали занять должность заведующего делами Главного Артиллерийского Управления и действовать потом по указанию организации. Вознаграждение за эту работу было определено в 100, 000 рублей.

В Чрезвычайной Комиссии имеются наиболее крупные дела организации немецкой ориентации: Селигеро-Волжская флотилия; Великая Единая Россия; Отряд Балаховича и т.д.

Для ясности необходимо указать, что приблизительно с октября уже нельзя провести деление белогвардейских организаций на союзническую и немецкую. В силу сложившейся международной обстановки: прекращения войны между империалистическими коалициями и создания единого фронта против подымающегося всюду пролетариата – это деление окончательного стушевалось: образовалась единая организация империализма против пролетариата под общим руководством Англии.

После Стокгольмского совещания атаки на Советскую Россию должны были усилиться. Белогвардейские организации к октябрю – к годовщине – готовились к восстанию. Но германская революция временно перепутала их карты. Теперь «работа» опять принимает интенсивный характер. 

Обыск в союзных посольствах и миссиях.

Чрезвычайная Комиссия довольно удачно боролась с теми заговорами, которые строились белогвардейцами. Большинство их организаций были раскрыты. Но для того, чтобы парализовать их работу окончательно, или, наконец, даже сильно расстроить, надо было уничтожить главный центр, руководящий всеми заговорами и восстаниями.

Чрезвычайная Комиссия превосходно знала, что таким центром белогвардейских заговоров являются посольства и консульства союзников. Но с этим приходилось временно мириться. Политика Советской власти была направлена к тому, чтобы использовать полученную тяжелой ценой передышку в интересах строительства социалистического хозяйства и для окончательного удушения буржуазии. Поэтому, насколько между двумя империалистическими коалициями проходили ожесточенные бои и нас оставляли в покое, нам не было смысла обострять отношения и давать повод напасть на Советскую Россию.

Несмотря на то, что мы фактически воевали с Англией, ибо теперь каждому известно, что чехо-словацкие банды это работа их рук, юридического состояния войны не было. Конечно уже на основании этой авантюры с чехо-словаками мы имели все основания арестовать всю эту шайку международных бандитов, но нам все же приходилось отделываться только разъяснениями широким народным массам той политики, которую ведут по отношению к нашей рабоче-крестьянской России бывшие союзники Николая II и «Керенского» и апеллировать к западно-европейскому пролетариату, чтобы он положил конец наглому издевательству и преступно-провокационной политике своей буржуазии. Убийство тов.Урицкого и та атмосфера восстаний, которая была создана «союзниками», заставили наконец нас, несмотря ни на какие последствия, положить конец этой провокации. Чрезвычайная Комиссия знала, что 3 сентября в помещении английского посольства должно произойти собрание, на котором будут присутствовать также представители белогвардейской организации Северного района (в том числе один правый с.-р.).

Решено было в момент собрания произвести обыск в помещении английского посольства и французской миссии и арестовать лиц, принадлежащих к белогвардейской организации.

В английском посольстве, как видно, уже ждали прихода наших представителей: как только они появились в помещении, по ним сразу же началась стрельба. Результатом этого было убийство одного из наших лучших товарищей Иенсона и тяжелое поранение Шейнкмана и Бортновского.

Нашим представителям, которые пришли без всяких стратегических планов, пришлось защищаться, и во время этой самозащиты был убит один из главных организаторов контр-революционных банд, имевший постоянную связь с белогвардейцами, свившими себе гнездо во флоте – английский морской атташе капитан Кроме.

После такой «встречи», все находившиеся в помещении посольства были арестованы и препровождены для выяснения личности на Гороховую. В числе арестованных были также Бойс, Томс и др., а также и представители русских контр-революционных организаций.

Часть из арестованных, которые не имели отношения к белогвардейской организации, были освобождены, а остальные отправлены в Москву во всероссийскую чрезвычайную комиссию для дальнейшего следствия по этому делу.  

Из переписки, которая была взята в английском посольстве и французской миссии, подтвердились все те сведения, которыми располагала чрезвычайная комиссия. В протоколах заседаний разных комиссий имеются официальные постановления, что такая-то сумма (несколько раз указывается по 3 миллиона рублей) идет для секретных надобностей и т.д.

Кроме чисто контр-революционной работы «союзники» занимались насаждением разных трестов и синдикатов (глупые люди, они думали, что Советской власти осталось жить не больше месяца!), для чего скупали фабрики и заводы.

«Союзники» ставили также своей задачей и борьбу с товарообменом, который мы производили с Германией. В докладных записках «союзной» организации под названием «товарообмен» определенно говорится, что необходимо всеми способами бороться с начинающимися торговыми сношениями между Россией и Германией, вплоть до потопления судов и порчи средств передвижения.

У одного их английских агентов Бильби найдены интересные документы, как англичане хотели украсть русский торговый флот. План был построен так. Россия должна сдать большую часть своих торговых судов в ремонт норвежским судостроительным фирмам. Норвежские фирмы, которые примутся за работу, должны внести полную стоимость судов в рублях в Петрограде, как гарантию, что суда будут возвращены России. Фирмы выбирались те, которые находятся под «контролем британского правительства» и которые должны будут эти суда передать потом британскому правительству в «пользование». Деньги на эту операцию должны были дать англичане. В приблизительной смете указывалось, что операция обойдется в 63.000 фунтов стерлингов. Секретные письма шифровались английским морским атташе капитаном Кроме. Для выполнения этой работы должен был приехать капитан Лейтон, но помешал арест посольства.

Но как говорится в русской пословице: «Бог не выдаст и свинья не съест», так и здесь, сколько «доблестные союзники» по выражению с.-р. Керенского ни старались, все же уничтожить рабоче-крестьянскую власть им не удалось. Она осталась и ярко освещает путь международному пролетариату.

 Убийство тов.Володарского.

  Товарищ Володарский был убит 20 июня. 20 июня это один из тех дней, в которые было назначено белогвардейской организацией восстание. В этот момент работа белогвардейских организаций была самая активная, напряженная. Усиленно вербовались бывшие офицеры на Мурман и в район Вологды и рассовывались там по вновь формируемым красноармейским частям. Минная дивизия была вполне приведена в «боевой порядок». В отдельных красноармейских частях и в военном воздушном флоте имелись белогвардейские группы. В самом Петрограде была создана довольно сильная организация под названием эс-эровской военной организации, которая имела уже планыобороноспособности Советских учреждений, численности войск и.т.д. По сведениям Чрезвычайной Комиссии восстание было назначено в двадцатых числах июня (еще товарищ Урицкий говорил на заседании Петроградского Совета, посвященном убийству т. Володарского).

Из других дел видно, что вся эта организация существовала на средства союзников, которые руководили здесь «движением». «Союзники» убийством Володарского думали создать панику, которая облегчила бы возможность восстания. Убийство товарища Володарского было произведено в первый день, намеченный к восстанию. Но убийство, вместо ожидаемой паники, внесло еще большую дисциплину в ряды пролетариата. Многие из пролетариев, которых еще опутывали эс-эры, сразу же после убийства отвернулись от них.

Убийцу до сих пор установить точно не удалось. Но что это убийство было не случайного характера, а организовано «союзниками», через своих главных помощников правых эс-эров, - доказывает следующее:

1) Недели за три до убийства в право-эсеровской организации был поставлен на обсуждение вопрос о применении террора к ответственным советским работникам-коммунистам. На эту же тему: о применении террористических актов, было найдено несколько статей при аресте членов военной организации. Чрезвычайной Комиссии было известно, что знаменитый Борис Савинков упрекал Максимилиана Филоненко, что он, находясь долгое время в Петрограде, не мог организовать ни одного террористического акта. Филоненко жил в Петрограде фамилиями: Мухина, Карпова, Яковлева, Корифельда и др. (Ближайшим  родственником этого убийцы – Каннегисером – был убит тов. Урицкий.

2) правый эс-эр, шофер из Смольного Юргенсон, систематически уговаривал шофера, который возил тов.Володарского Гуго Юргенса, заработать крупную сумму денег, выполнив его указания. Юргенсон говорил Юргенсу, которого он знал еще в гор.Риге, что Володарского надо убить и что он, Юргенс должен им помочь. Юргенсон указывал много способов, при помощи которых можно убить Володарского. Накануне убийства Юргенсон сказал Юргенсу, что он в последний раз спрашивает: согласен ли он принять его предложение?

Этот же самый Юргенсон в другом месте у портного говорил, что у него проживает один генерал, который набирает людей и, главным образом шоферов. Куда набирали людей и главным образом шоферов, Чрезвычайной Комиссии было превосходно известно, – это: Мурман, Вологда и право-эс-эровская организация. При обыске у Юргенсона были найдены: один снаряд 37 м.м. начиненный, воззвание против Советской власти, разные автомобильные пропуска по гор.Петрограду, пишущая машина.

Этот шофер Юргенсон пытался несколько раз вести тов.Ленина. Важно здесь отметить еще один факт – в Петрограде выходила газета «Молва», занимавшаяся раньше провокацией под названием «Эхо». В Чрезвычайной Комиссии имеется официальное заявление, что эта газета издается на английские деньги (в этом, конечно, чрезвычайного ничего нет. Все газеты меньшевиков и эс-эров выполняли ту же работу, что и «Молва», в своей агитации против Совета); редакция этой газеты знала об убийстве еще до самого убийства. Сотрудник газеты «Молва» явился в Смольный в агентство печати спросить: правильно ли, что Володарский убит по дороге в село Смоленское, по проспекту Фарфоровских заводов, против дома № 43 или № 44, что он пришел навести эту справку по поручению редакции, так как там получены такие сведения. Время убийства тов. Володарского точно совпало с моментом посещения корреспондента «Молвы».

От руки жалкого убийцы, по воле союзного капитала, пал один из лучших товарищей, но задуманного плана эти палачи осуществить не смогли. Кровь преданного борца за рабочее дело еще крепче спаяла рабочих для окончательной победы во имя социализма.