О любви

О любви

"Литературное товарищество N"

Пролог

Последние намёки на солнечный свет скрылись за панорамой домов, и на город опустилась, наконец, тихая летняя ночь. Бардовская музыка вперемешку с гулом субботнего веселья доносилась чуть слышно с центральных улиц до квартала спального района. Здесь было тихо, даже слишком. Изредка только звучали из окон девятиэтажек крики справляющего выходной русского пролетариата, и ветер гулял по тёмным ночным подворотням, в которых сам чёрт сломил бы свою кривую ногу. Свет уличного фонаря освещал переулок. По нему неспешно двигались двое. 

В тусклых оранжевых лучах блестел, вертясь в умелой руке, нож-бабочка, с которым милитарист Вовчик почти никогда не расставался. В идеально выглаженных камуфляжных штанах, специально постиранной накануне куртке и начищенных чуть ли не до зеркальности берцах, он шёл на выполнение задания (по его собственным словам) "государственной важности", преисполненный энтуизиазмом. 

Сопровождал его закадычный товарищ Виват, который, лишь заслышав из телефонной трубки о возможности заработать на пару лишних стопок, примчался на последнем трамвае на другой конец города, и шёл теперь с Вовчиком, не зная зачем, к кому, и куда, но точно зная, что ему за это причитается. Возле кирпичной пятиэтажки Вовчик остановился, достал мундштук и закурил. 

— На месте?, — лаконично поинтересовался Виват. 

— На месте. — Вовчик махнул головой в сторону первого подъезда. 

— Общественное место, — с ноткой укаризны и недоумения констатировал Виват, косо поглядывая на дымящуюся папиросу. 

Вовчик сначала вовсе не понял, но, вспомнив о рассказах Вивата про милиционеров, гонявшихся за ним в детстве по всяким "пустякам", вник в суть вопроса, и ответил: 

— Нет, общественное место - это вон бульвар, ну или гараж твой, а тут - подворотня. Это место, как Женя бы выразился - антиобщественное. 

— Хозяин - барин. Но вдруг примут? 

— Что? Примут?? Кто? Куда? За что? — Вовчик еле сдерживал смех. 

— Но-но! Курение в общественно месте. Это тебе не кража из бюджета - могут и посадить. Я конечно за тобой хоть в КПЗ, хоть в отрезвитель, но сегодня у нас есть дело. И может расскажешь уже, что за дело, кстати говоря.. — Виват предпринимал все попытки выудить из милитариста хоть какие-нибудь подробности о предстоящем "деле", но тот молчал, как Штирлиц, находящийся на расстоянии вытянутой руки от провала. 

— Серьёзное дело. Почти что государственной важности. На кону, можно сказать, репутация страны. 

"Не расколется" - вздохнул Виват, и, присев на лавку, уставился в тёмно-синее небо. "Звёзд не видно почти" - сделал он грустное замечание - "Оно и понятно - город". Вспомнилось ему, как недельку другую назад они с Вовчиком сидели на берегу озера где-то на краю света, слушали, как стрекочут ночные насекомые, как, догорая, потрескивает костёр, как в полях орут деревенские, рыщущие в поисках украденного у них Вовчиком самогона, и смотрели на звёзды. Вот тогда небо было такое чистое, что в нём можно было видеть даже то, что обычно скрыто от заурядных человеческих глаз. Так Виват божился потом Жене с Жасмином, что видел самый настоящий НЛО. Жасмин смеялся, а Женя говорил, что, бывало, видел и не такое. Весёлый тогда был запой. Но то ли ещё будет. В этот самый момент, сидя на лавке и высматривая в небе звёзды, Виват не знал ещё, даже не догадывался, но где-то в глубине души чувствовал, что сегодня их ждёт ещё более удивительное приключение. 

Папироса тем временем иссякла, и Вовчик, бросив окурок, направился к подъезду. Дверь оказалась настеж открыта, и в домофонном звонке отпала необходимость. Герои поднялись по лестнице самого обычного российского подъезда с облетевшей краской на стенах, протекающими потолками и запахом мокрого бетона, знакомым всем с самого детства. Поднявшись на нужный этаж, Вовчик, не дожидаясь Вивата, позвонил в звонок. Дверь открыла молодая девушка приятной наружности, в очках и в майке цвета передержанного самогона. По дороге Вовчик вскользь упоминал её имя. Кажется, её звали Вика. Изнутри квартиры слышались нетрезвые возгласы, иностранная речь и звон гранёных стаканов. "Студенты" — заключил Виват — "Наш брат!".

— Наконец-то! — выпалила Вика. — Мда, за водкой тебя не посылать. 

Виват еле заметно усмехнулся. 

— Ближе к делу, - отрезал Вовчик, которому пришлось явно не по душе высказывание особы, так как обычно его только и посылали, — Итак время потеряли. 

— А вот это правильно. Значит так, самолёт её прибывает в 4:00. Соответственно, в 3 часа в аэропорту уже надо быть. Транспорт до туда уже не ходит. Возьмёте машину. Все затраты работодатель компенсирует, держи.. - Вовчик убрал в карман свёрнутую втрое купюру. — Ладно - с богом. Ну и, по деликатнее там - всё таки, иностранка. А, кстати, чуть не забыла, вот клиент, — она протянула Вовчику фотокарточку, на которой была запечатлена милая девушка с рыжими кудрявыми волосами и голубыми глазами, глубокими, как философские размышления Вивата с Женей после третьей рюмки. "Красивая" — подумал Виват — "Правда красивая. Тут даже и пить не надо было бы" — и тут же сам удивился своим мыслям. К счастью, пугающие своей нетипичностью, раздумья вовремя оборвал голос Вовчика. 

— Ну что, двинули? 

— Двинули, а где... — Виват оглянулся. Дверь была уже закрыта, голос Вики был слышен теперь уже откуда-то из квартиры, а Вовчик стоял в недоумении, и ждал, пока Виват налюбуется на фотокарточку. 

— Двинули. 

Они покинули дом, прошли дальше по улице, под дремучими тополями, мимо подъездов, железного забора, гаражей, закрытого в половине двенадцатого "круглосуточного" магазинчика, вышли на тротуар и оказались, наконец, у дверей пивной. 

— Сейчас присядем - всё расскажу. — бросил Вовчик, спускаясь в подвальное помещение, в котором находился бар. Спустя две минуты на деревянном столе уже стояли две кружки, и герои под светлое пиво обсуждали работу. 

— В общем, сегодня ночным самолётом к нам в город пребывает студентка по обмену из Индонезии. Наша задача...

— Споить? — перебил Виват, в шутку полагая, что другую задачу Вовчику доверять бы никто стал. 

— Сопроводить. — протянул тот, — Ты за кого меня держишь? Тоже мне, споить.. Отвести её надо на конспиративную квартиру. Доставить в целости и сохранности. 

— Доставим. А пока - ещё по кружечке? 

— Я бы с удовольствием, да только деньги остались лишь на дорогу. 

Ненадолго воцарилась тишина. 

— Пешком дойдём, — вдруг заявил Виват после минуты раздумий, — двадцать пять километров всего. 

"И то верно" — подумал Вовчик — "Явно и пешком успеем до трёх часов", — и сделал логичное предложение. 

— Может, в таком случае, чего покрепче?