"Никакой демон не приказывал мне". В Аргентине закончился суд над убийцей русской школьницы

"Никакой демон не приказывал мне". В Аргентине закончился суд над убийцей русской школьницы

Настоящее Время

В 2016 году в Буэнос-Айресе мужчина на глазах десятков свидетелей напал на двух девушек. Одной из погибших была 15-летняя россиянка Наталья Гребенщикова. Убийца – сын богатых родителей – чуть не избежал наказания. Родители преступника наняли целую команду психиатров, которые пытались доказать в суде его невменяемость и почти добились этого.

"Суд приговаривает Мариано Алехандро Бонетто к пожизненному заключению", – на этой фразе полсотни человек одновременно вскочили со своих мест и начали аплодировать до боли в ладонях. Крики, объятия, по щекам бежали черные от туши слезы. За стеклом, отделявшем зал заседания от мест для публики, родители убитых девочек – 15-летней Натальи Гребенщиковой и 18-летней Нурии Коуто – обнимались со своими адвокатами. Поздравить их подошел прокурор.

29-летний убийца узнал о том, где проведет остаток своей жизни, в конвойном помещении. За полчаса до этого Мариано Бонетто, одетого в спортивную куртку багрового цвета, завели в зал, где он отказался от последнего слова и не захотел присутствовать при оглашении приговора.

Своим законным правом сидеть в конвойном помещении Бонетто пользовался на протяжении всего процесса, он появился на публике лишь дважды. Обвиняемый ответил на формальные вопросы судьи о своем имени и профессии, постоянно крутился на стуле. Неприсутствие обвиняемого на заседаниях было важным пунктом в стратегии его защиты, которая почти два года пыталась доказать невменяемость Бонетто. В том, что именно он убил девочек, с самого начала не было ни малейшего сомнения.

Наташа

Наталья Гребенщикова переехала из Москвы в Буэнос-Айрес вместе с мамой Анной Родионовой и старшим братом Севой в 2006 году. С детства ей нравилось все, связанное с творчеством. Наташа обожала рисовать, шить, вязать, поэтому ее отдали учиться в школу изобразительных искусств имени Мануэля Бельграно в районе Ла-Бока. 11 октября 2016 года сразу после уроков Гребенщикова с несколькими друзьями пришла в парк Ирала – большой обнесенный забором сквер в трехстах метрах от школы. Рядом находится одна из самых популярных туристических достопримечательностей Буэнос-Айреса – домашний стадион футбольной команды Boca Juniors.

Тем ранним весенним вечером в парке гуляло много людей: женщины с детьми, пенсионеры, молодежь. Среди них была и Нурия Коуто – выпускница школы, в которой училась Наташа. Девушка слушала, как ее друг Мартин играл на гитаре, когда к ним неожиданно подошел незнакомец. Мариано Бонетто был одет по-спортивному, в руках – кроссовки, небольшой рюкзак и металлическая бутылка для воды. Как расскажут позже свидетели, до этого он сидел на траве, растягивал ноги, делал вид, что медитирует, и внимательно рассматривал окружающих.

Бонетто попросил Нурию и Мартина спеть вместе с ними, а потом остался поболтать. Молодые люди переглядывались и все ждали, когда же незнакомец уйдет. "Он не казался подозрительным, только немного навязчивым", – вспоминал на суде Мартин. Примерно через 40 минут разговора Бонетто неожиданно выхватил 23-сантиметровый охотничий складной нож и напал на Нурию. Девушка получила 17 ножевых ранений. Обезумевший от ужаса Мартин бросился бежать и звать на помощь.

В парке Ирала началась паника. Следующей жертвой Бонетто стала ничего не подозревающая Наташа, которая в тот момент стояла около фонтанчика и наливала воду в бутылку. Преступник напал на школьницу со спины. Когда раненная девочка упала на землю, убийца, размахивая ножом, побежал вглубь парка. Он хотел скрыться, но несколько свидетелей преступления не дали ему этого сделать: Бонетто догнали, оглушили ударом бутылкой, отобрали нож и вонзили ему его в голову.

Аргентинка Нурия Коуто, первая жертва Мариано Алехандро Бонетто

Раненных девочек доставили в ближайшую районную больницу – госпиталь "Аргерич". Нурия Коуто умерла 5 ноября 2016 года, Наталья Гребенщикова – три недели спустя. Убийца выжил и, видимо, по совету родителей и адвоката стал изображать из себя сумасшедшего и чуть ли не одержимого демонами.

Ветеринар, сын банкира

Мариано Бонетто родился в провинции Кордоба примерно в 500 километрах от Буэнос-Айреса, его отец – высокопоставленный региональный сотрудник "Банка Кордобы". В медицинской карте убийцы – ни одного упоминания о проблемах с психикой. Бонетто получил диплом ветеринара, занимался частной практикой.

В начале 2016-го, разочаровавшись в профессии, уехал из родного поселка в город Кордоба изучать искусство и философию. Употреблял ЛСД, курил марихуану. Жил вместе с друзьями в съемном доме, с ними же отправился автостопом на юг страны. Именно для этого путешествия он купил охотничий нож. Проездом Бонетто оказался в Буэнос-Айресе, где задержался на несколько недель.

Никто из многочисленных свидетелей, общавшихся с ветеринаром в столице, признаков сумасшествия не заметил. Сотрудница хостела запомнила его как вежливого молодого человека, который навел порядок в комнате перед тем, как расплатиться и сдать ключи. Врач Скорой помощи, которая везла раненого преступника в больницу, сказала, что он не только был в сознании, но и назвал ей свое имя, возраст и номера документов.

В декабре 2016 года судья Вильма Лопес, проигнорировав показания большинства свидетелей, решила не доводить дело до слушаний и, руководствуясь выводом врачебной комиссии, которая чуть больше получаса пообщалась с Бонетто, объявила его невменяемым и приговорила к принудительному лечению.

"Когда суд признает убийцу невменяемым, он для закона из преступника превращается в больного человека, который не в состоянии отвечать за свои поступки. Проверить, что он реально будет 25 лет сидеть в сумасшедшем доме, невозможно", – объяснила адвокат мамы Натальи Гребенщиковой Лилиана Борисюк и тут же подала на апелляцию.

Наталья Гребенщикова

4 января 2017 года Бонетто отправил судье Вильме Лопес письмо. "Я жертва собственной лжи. Я объявил себя невменяемым на встрече со специалистами и соврал, потому что боялся суда и тюремного заключения. Никакой демон не приказывал мне осуществить план убийства, я сделал то, что хотел в тот момент больше всего…я чувствую себя абсолютно виновным", – писал он из больницы. Судья послание Бонетто фактически проигнорировала и повторно объявила его неспособным отвечать за собственные поступки.

Отец Нурии Коуто согласился с этим решением и уговаривал Анну Родионову сделать то же самое. "Я была уверена, что родители убийцы подкупили врачей и судью. И сдаваться не собиралась", – вспоминала мама Натальи Гребенщиковой.

Ситуация изменилась благодаря настойчивости адвоката семьи погибшей россиянки Лилианы Борисюк. В суд написал тогдашний посол России в Аргентине Виктор Коронелли. После второй апелляции, не выдержав давления, Вильма Лопес объявила, что "невменяемость Бонетто не может быть установлена со стопроцентной уверенностью", и передала дело в суд. Слушания начались в июне 2018 года и превратились в битву психиатров.

Психопат или шизофреник?

Ни адвокат, ни родители убийцы ни разу не высказали соболезнования семьям убитых девочек. В команду защиты они наняли одного из самых медийных и высокооплачиваемых психиатров Аргентины – доктора Энрике Луиса де Росу. Врач доказывал, что Бонетто страдает параноидной шизофренией.

Защита доказывала, что Бонетто увлекался мистикой, слышал голоса и был уверен в том, что убийство изменит мир к лучшему. По словам де Росы, Бонетто пришел в парк Ирала в состоянии острого психоза, не понимал, что делает, и, следовательно, не может отвечать за свои поступки. Психиатр утверждал, что признаки заболевания были заметны у убийцы еще в детстве. Однажды он якобы напал с отверткой на сестру и еще был помешан на уборке туалета.

Разочарование в ветеринарии, переезд из поселка в город, увлечение философией и путешествие автостопом психиатры тоже трактовали как очевидные признаки прогрессирующей шизофрении. Адвокат Бонетто Даниэль Мартине Диас предпочитал отмалчиваться и лишь изредка делал хамские замечания в адрес Анны Родионовой и ее представителей, за что был отчитан судьей.

Анна Родионова, мать погибшей россиянки (в центре) и адвокат Лилиана Борисюк

Адвокат Лилиана Борисюк пригласила на процесс в качестве эксперта автора нескольких книг по психиатрии, профессора Университета Буэнос-Айреса Альфредо Орасио Фейхоо. Он сомневался в диагнозе врачебной комиссии и считал, что его коллеги провели диагностику крайне поверхностно. Для Фейхоо было очевидно, что Бонетто – психопат, полностью лишенный эмпатии. Свое преступление он тщательно спланировал: убийца купил подходящий нож, который носил с собой, и придумал, как лучше его прятать, выбрал парк, где не работали камеры видеонаблюдения, сориентировался в незнакомом городе, доехал до места преступления на автобусе и выбрал жертв, которые не могли оказать ему сопротивление.

Заключительная речь адвоката Бонетто длилась меньше десяти минут. Он просил суд прислушаться ко мнению уважаемой врачебной комиссии, которая дважды признавала его клиента невменяемым, и рекомендовала принудительно лечить убийцу до тех пор, пока он не выздоровеет. Адвокат Лилиана Борисюк с коллегами настаивала на пожизненном заключении. "Врачи не должны выносить решение по таким делам. Иначе тогда зачем существует суд?" – заявил в обвинительной речи прокурор Марсело Мартинес Бургос, он был полностью на стороне родителей Наташи и Нурии.

На оглашение приговора 13 сентября пришло так много учеников и учителей школы, где учились девочки, что публика не влезла в самый большой зал гигантского судебного комплекса Комодоро Пи. Родителей и сестер убийцы в зале не было.