Nier: Automata, или как я снова полюбил японские игры

Nier: Automata, или как я снова полюбил японские игры

Shills D.

Думал писать после всестороннего ознакомления, но молчать трудно. Поэтому расскажу об ощущениях от полуторного прохождения Nier: Automata.


Главой проекта является некий Йоко Таро, удивительный японец, приходящий на интервью в маске и разговаривающий на видео с помощью куклы-варежки. Человек, который ответственен за Drakengard, игру с очень мрачной историей и несколькими сильно отличающимися друг от друга финалами. Сценарист, который создает сюжеты от финала к началу. Человек, гордящийся своим алкоголизмом и прямо утверждающий, что сюжеты в его играх — дерьмо. С последним согласиться невероятно трудно.

Одна из машин

Первый Nier вышел в 2010 и являлся ответвлением от серии Drakengard. Если быть совсем точным, то Nier — прямое продолжение пятой концовки первой игры. Новая часть, вышедшая в этом году, номинально с серией связана, но Таро делает игры с расчетом, что любой новичок спокойно воспримет историю, не зная предыдущих событий. Automata происходит в невероятно далеком 11954 году. Человечество потерпело поражение в борьбе с пришельцами и отступило на Луну. Созданные специально для защиты последних людей андроиды из подразделения YoRHa продолжают правдами и неправдами сражаться с порождениями пришельцев — машинами. Играть предстоит за 2В — девушку-андроида, прекрасно владеющую огромным арсеналом оружия и обладающую интересной внешностью (многих привлекла к игре возможность заглянуть ей под юбку, а сам Таро перед выходом игры в том числе просил скидывать ему на почту эротические арты с героиней. Удивительный все же человек). Поверхностный слой выглядит ну очень обычно: простейший трехкнопочный слэшер даже без комбо (вместо этого здесь возможность комбинировать оружие) и периодическая смена его на другие игровые механики: то камера переместится так, что перемещаться можно будет только с видом сбоку, то дадут полетать на специальном устройстве и превратят безумие на экране в натуральный Bullet Hell. За этим легко пропустить главное: игры Йоко Таро, в общем-то, не столько о геймплее, сколько об историях. И вот, после бодрого начала с уничтожением монструозного экскаватора через час ты обнаруживаешь себя в парке развлечений, где те самые машины устраивают парад в честь "любви и добра". Мозг щелкает первый раз. Щелчок этот нужно запомнить.


Дальше — больше. Деревня добрых машин, которые, оказывается, давно торгуют с андроидами на планете. Машина, которая заботится о животных. Машины, ищущие Бога. На десятом часу перестаешь понимать, в чем разница между машиной и человеком, но главный "злодей" спешит напомнить: "Люди алчны, жестоки и способны на ненависть". А машины могут быть запрограммированы на убийство, но стоит им отсоединиться от сети, и на место ненависти приходит что-то новое. Дополнительных сомнений подкидывает напарник, 9S, регулярно задающий неудобные вопросы и вообще похожий на любопытного мальчишку куда больше, чем на боевого андроида, которому запрещены чувства.

9S

Сюжет стремительно разворачивается, многие вопросы становятся вроде бы понятными. Приходит финал: отчасти грустный, отчасти — невероятно красивый. А после титров говорят о том, что в игре вы, в общем-то, видели очень мало, и попробуйте ее пройти еще раз. Любой знаток японских игр тут может подумать о том, что в игре откроется новая сложность, дополнительные задания и что-то в этом духе, вроде альтернативных костюмов. Но это игра Йоко Таро, и такой подход был бы слишком прост.


После загрузочного экрана происходит нечто странное: дают играть за машину. Буквально минуту, но ощущения непередаваемые. А затем, после того, как игрок достаточно удивится, происходит новый твист. И очередной щелчок. Играть теперь приходится за 9S, и те же самые события он видит несколько иначе. У него иной геймплей. Сражения с боссами отличаются не только механически, но и идейно: имена становятся читаемыми, за счет взлома 9S узнает истории машин и понимает куда больше, чем его подруга.В отрыве истории звучат не то, чтобы глупо или нелепо, но несколько странно. А вот в рамках мира происходящее выглядит до страшного убедительным; в какой-то момент приходит понимание, что все это — история именно о нас, о людях, а не о каких-то мифических андроидах, пришельцах, машинах и выживающем человечестве, которого никто толком и не видел, но продолжает сражаться за них в бесконечной войне. Щелк.

Голиаф

К этому моменту игра уже держит клещами, давит на больное и становится все тяжелее. Не в геймплейном плане, а именно где-то на глубинном. Многие говорят, что игры Йоко Таро созданы так, что игрок вынужден в них страдать. Я начинал Drakengard и первый Nier и думал, что речь о геймплее. Так сильно, как с этим выводом, я ошибаюсь все же редко.