@murderss

@murderss


Персидская принцесса— мумия предполагаемой персидской принцессы, обнаруженная в октябре 2000 года в пакистанском Белуджистане. После широкой огласки и дальнейшего изучения мумия оказалась археологической подделкой и, возможно, жертвой убийства.

Мумия была найдена 19 октября 2000 года. Власти Пакистана были предупреждены о видеозаписи, записанной Али Акбаром, в которой он утверждал о продаже мумии. Во время допроса полицией Акбар рассказал им о местонахождении мумии: в доме лидера общины Вали Мохаммеда Реки в Харане, Белуджистан, недалеко от границы с Афганистаном. Реки утверждал, что получил мумию от иранца по имени Шариф Шах Бахи, сообщившем, что нашел её после землетрясения около Кветты. Мумия была выставлена на продажу на черном антикварном рынке за 600 миллионов рупий, что эквивалентно 11 миллионам долларов США. Реки и Акбару было выставлено обвинение в нарушении местного закона о культурных ценностях, которое предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет

На пресс-конференции 26 октября археолог Ахмад Хасан Дани из Университета Куэйд-и-Азам Исламабада объявил, что мумия являлась принцессой, датированной приблизительно 600 годом до н. э. Мумия была обернута в древнем египетском стиле и покоилась в позолоченном деревянном гробу с клинописной резьбой внутри каменного саркофага. Гроб был вырезан с большим изображением Фаравахара (главного символа зороастризма). Поверх мумии имелись слои воска и меда, а сама она была покрыта каменной плитой и имела золотую корону на лбу. Надпись на нагрудной золотой пластине утверждала, что она являлась Родугуне, не особо известной дочерью персидского царя Ксеркса I и членом династии Ахеменидов.

Археологи предположили, что она могла быть египетской принцессой, состоящей в браке с персидским принцем или же дочерью Кира Великого из персидской династии Ахеменидов. Однако метод мумификации был прежде всего египетским, да и с персидскими мумиями они раньше не сталкивались.

Правительства Ирана и Пакистана вскоре начали спорить о принадлежности мумии. Главы организации по охране культурного наследия Ирана заявили, что являются членами персидской королевской семьи и потребовали возвращения мумии. Штаб-квартира археологического департамента Пакистана заявила, что она принадлежит Пакистану, так как была найдена в Белуджистане. Талибан Афганистана также предъявил иск. Жители Кветты потребовали, чтобы полиция вернула мумию им.

В ноябре 2000 года мумия была выставлена в Национальном музее Пакистана.

В марте прошлого года придача огласки информации о персидской принцессе побудила американского археолога Оскара Уайта Мускарелла выступить с сообщением об инциденте после того, как ему были показаны фотографии подобной мумии. Аманолла Ригги, посредник, работающий от имени неизвестного торговца антиквариатом в Пакистане, обратился к нему, заявив, что его владельцы, что привезли его в страну, принадлежат зороастрийской общине. Он утверждал, что это была дочь Ксеркса, основываясь на переводе клинописи на нагрудной пластине.

Клинопись на нагрудной пластине содержала отрывок из бехистунской надписи, высеченной на скале Бехистун в западном Иране. Бехистунская надпись была вырезана во время правления Дария, отца Ксеркса. Когда представитель посредника отослал фрагмент гроба на радиоуглеродное датирование, анализ показал, что гробу было всего около 250 лет. Заподозрив подделку, Мускарелла прекратил все контакты. Он также проинформировал Интерпол через ФБР.

Когда пакистанский профессор и по совместительству директор Института азиатских цивилизаций в Исламабаде Ахмад Дани изучил этот предмет, он понял, что возраст тела не соответствовал возрасту гроба. Коврику под телом было около пяти лет. Он связался с куратором Национального музея Пакистана Асмой Ибрагим, которая продолжила исследование. Во время исследования Иран и «Талибан» повторили свои требования. Представители «Талибана» утверждали, что задержали контрабандистов, которые вывезли мумию из Афганистана.

Как оказалось, надписи на нагрудной пластине на персидском языке не были грамматически верными. Вместо персидской формы имени дочери, Вардегуна, фальсификаторы использовали греческую версию — Родугуна. Компьютерная томография и рентген-сканирование в больнице Ага Хана показало, что мумификация не была произведена по древнегипетскому обычаю — например, сердце было удалено вместе с остальными внутренними органами, тогда как сердце подлинной египетской мумии обычно оставлено внутри тела. Кроме того, сухожилия, которые на протяжении веков должны были разложиться, всё ещё оставались нетронутыми.

17 апреля 2001 года Асма Ибрагим опубликовала свой доклад. В нём она заявила, что «персидская принцесса» на самом деле являлась современной женщиной в возрасте 21-25 лет, которая умерла примерно в 1996 году, и возможно, была убита ударом тупого инструмента в тазовую область, например ударом автомобиля сзади. После смерти её зубы были удалены, а её тазобедренный сустав, таз и позвоночник были повреждены до того, как её тело было заполнено порошком. Полиция начала расследование возможного убийства и арестовала ряд подозреваемых в Белуджистане.

Фонд Эдхи получил опеку над телом, а 5 августа 2005 года его представитель объявил, что тело должно быть захоронено по надлежащим погребальным обрядам.

В первой половине 2008 года после долгих лет бесплодного ожидания одобрения со стороны властей тело в конце концов было захоронено.

К слову, персидская принцесса — это название выставки, представленной художницей Хили Гринфельд в августе 2016 года в Иерусалиме. Выставка представляет собой дань анонимной женщине, которая в одно мгновение перешла от статуса принцессы в позолоченном гробу, выставленном в национальном музее, к жертве порочного убийства, к которой каждый быстро потерял интерес. Крайняя трансформация восприятия археологического объекта — от почитаемой принцессы до убитой женщины — это то, что интересовало Гринфельд. У неё была цель поднять обсуждение знаков и символов, используемых фальсификаторами — таких как гравированные розочки, золотой Кипарис, икона Ахура Мазды, Золотая Корона и т. д. Ею были нарисованы символы на искусственной траве и создан гибрид лирических абстрактных картин, персидских ковров и граффити-росписи. Работы, которые показаны на стенах и на полу, кажутся граффити-росписями, а затем кажутся коврами, но в обоих случаях они являлись синтетической имитацией оригинала.