@murderss

@murderss


Флорентийский Монстр - убийца, за которым стояла серия зверских преступлений, совершенных во Флоренции в период между 1968 и 1985 гг.

Так, жертвами Флорентийского Монстра стали 8 влюбленных пар - 16 человек; все они были убиты во время занятий любовью в романтических условиях свиданий - в автомобилях, припаркованных среди живописных холмов, которые окружают Флоренцию.

Таинственная история Флорентийского монстра началась в августе 1968 года с убийства Барбары Лоччи, 32-летней женщины из городка Ластра-а-Синья, и ее любовника Антонио Ло Бьянко. Несмотря на свой замужний статус и ребенка, в округе Барбару считали падшей женщиной и прозвали «Трутневой маткой».

Вечером 21 августа 1968 года Барбара, ее малолетний сын и Антонио возвращались из кинотеатра, когда мужчина предложил своей пассии заглянуть на близлежащее кладбище, дабы по-быстрому заняться любовью. Учитывая, что ребенок быстро заснул на заднем сиденье, отказа со стороны женщины не последовало. Однако насладиться любовными утехами они не смогли. Не успел Антонио раздеть свою подружку, как в сумерках к ним приблизилась темная фигура, убившая обоих наповал выстрелами из пистолета. Затем убийца вытащил с заднего сиденья мальчика и растворился в темноте.

Позже, уже глубокой ночью, один из местных фермеров проснулся от робкого стука в дверь. На пороге мужчина увидел зареванного мальчугана, что-то бормотавшего о том, что его мать и дядю кто-то убил. По всей видимости, не желая причинять вред ребенку, убийца завез его на ближайшую ферму. Хозяин тут же вызвал полицию.

На месте преступления в районе кладбища следователи насчитали восемь пулевых гильз 22-го калибра, разбросанных неподалеку от припаркованного автомобиля. Судя по номерам, белая «Альфа-Ромео-Джульетта» была зарегистрирована в провинции Ареццо. Проверка подтвердила, что машина принадлежала Антонио Ло Бьянко. Однако следствие изначально зашло в тупик. Кому и зачем понадобилось совершать столь дерзкое преступление?

К дому Стефано Меле, мужа Барбары, полицейские подъехали уже ближе к семи часам утра. Не успели стражи правопорядка подойти к двери, как на пороге появился сам хозяин с чемоданом в руке. Судя по поведению, он явно куда-то спешил. Подозрения полицейских лишь усилились, когда реакция мужа на скорбные новости показалась им слишком сдержанной. Без особого желания, но Меле согласился побеседовать с полицией, после чего они направились в участок.

В участке мужчина поведал следователям, что со вчерашнего полудня почувствовал себя нехорошо и решил остаться дома. За это время к нему успели наведаться двое, Кармело Катрона и Антонио Ло Бьянко, оба - любовники его жены. Во время разговора Меле также упомянул Франческо Винчи, еще одного мужчину, с которым у его супруги была сексуальная связь. Барбара не разменивалась по мелочам, предпочитая крутить романы со всеми тремя братьям Винчи сразу, включая Франческо, Джованни и Сальваторе. Полиция решила проверить заявления Меле. Его же самого отпустили, попросив оставаться на связи.

На следующий день, 23 августа 1968 года, после того, как муж явно высказал свои подозрения в адрес любовников своей жены, Меле удивил всех, неожиданно заявив, что двойное убийство – их совместное предприятие с Сальваторе Винчи. В своем признании он объяснил, что вечером 21 августа около половины двенадцатого, не дождавшись жены и сына, он отправился на их поиски. На городской площади он повстречал Сальваторе, с которым поделился своими догадками: по-видимому, жена отправилась с ребенком в кино, сопровождаемая Антонио Ло Бьянко. Винчи отругал Стефано за столь халатное отношение к своему браку и призвал его остановить распутство жены. У Винчи при себе был малокалиберный пистолет.

Когда приятели подъехали к кинотеатру Джардино Микелаччи, то обнаружили там припаркованную «Альфа-Ромео» Ло Бьянко. Спустя некоторое время показался сам хозяин, а также Барбара, несшая на руках сына. На своей машине Стефано и Сальваторе преследовали любовников до самого кладбища. Стефано заявил, что, когда Антонио и Барбара начали прелюбодействовать, Винчи вручил ему пистолет.

Стефано незамедлительно направился к авто и открыл огонь, опустошив всю обойму. Сразу после окончания пальбы ребенок проснулся. Затем Стефано, по его словам, вернулся к машине Сальваторе, на которой они доехали до моста Синья, где и выкинули орудие преступления. Спустя час мужчина был уже дома.

В завершение своего признания Стефано еще раз подтвердил, что убил жену и ее любовника, так как устал от постоянного унижения. Несмотря на то что рассказ Стефано слабо согласовывался с предварительными результатами расследования, особенно в той части, что касалась его сына и путешествия на ферму, его тут же арестовали и поместили под стражу в ожидании официального обвинения.

Следующие сутки полицейские посвятили бесплодным попыткам обнаружить пистолет. Когда обвинитель еще раз спросил Стефано о судьбе оружия, тот внезапно изменил собственные показания. Оказывается, он не выбросил его в реку, а вернул своему подельнику Сальваторе. Спустя еще несколько часов Меле вообще отказался от своих первоначальных слов и начал обвинять в убийстве Франческо Винчи. Да, пистолет на самом деле принадлежал Франческо, который и убил его жену. Три дня обманутый муж менял свои показания на противоположные.

Двумя годами позже в ходе скоропалительного судебного процесса Меле всё-таки признали виновным и отправили на 14 лет в тюрьму, несмотря на установленную частичную невменяемость.

В 1974 году, когда имя Стефано Меле уже успело выветриться из памяти, полиция снова столкнулась с дерзким двойным убийством. 14 сентября 1974 года детективы прибыли в Борго-Сан-Лоренцо, что на севере от Флоренции, где случайный прохожий обнаружил тела 18-летней Стефании Петтини и 19-летнего Паскуале Джентилкоре.

Прибыв на место преступления, полицейские нашли полуголое тело юноши на водительском сиденье «Фиата-127». Позднее выяснилось, что машина принадлежала его отцу. Парня буквально изрешетили пулями. Следов какой-либо борьбы обнаружено не было, повсюду лишь валялись медные гильзы.

Позади авто, на земле, лежала полностью обнаженная девушка. Убийца расположил ее тело в поистине дьявольской позе – руки и ноги широко раскинуты, а из причинного места торчала ветвь виноградной лозы. Смерть, судя по всему, наступила от множественных ножевых ранений.Чуть поодаль нашли и ее сумочку, содержимое которой было выпотрошено в радиусе нескольких метров.

Экспертиза показала, что обоих подростков застрелили из малокалиберного пистолета. Согласно баллистическому отчету, это была 22-мм автоматическая «Беретта», стрелявшая пулями типа «винчестер», производимыми в Австралии в пятидесятых. Юноша, очевидно, умер от пяти огнестрельных ранений, тогда как в девушку выстрелили лишь трижды, зато нанесли 96 ударов ножом. Сей нож предположительно был длиной 10-12 сантиметров, шириной 1,5 сантиметра с односторонним лезвием.

Предварительное следствие сузило круг подозреваемых до троих человек. Среди них был Бруно Мокали, самопровозглашенный лекарь. Джузеппе Франчини, умственно отсталый, добровольно явившийся в полицию и признавший свою вину. Гвидо Джованнини, вуайерист, против которого неоднократно поступали жалобы на то, что он следил за молодыми парочками как раз в местах, где развернулась трагедия. Однако улик против всех троих никаких не было, и в итоге эти люди были вычеркнуты из списка подозреваемых.

Следствие постановило: убийца явно был маньяком с сексуальными отклонениями. Но из-за отсутствия улик и свидетелей дело повисло и перешло в разряд «глухарей».

Наступил июнь 1981 года. С убийства в Борго-Сан-Лоренцо прошло семь лет, и, подобно истории со Стефано Меле, о нем успели позабыть. Однако 6 июня 1981 года, когда сержант полиции, прогуливаясь с сыном по сельской местности, наткнулся на тела 21-летней Кармелы Де Нуччио и ее 30-летнего любовника Джованни Фогги, памятные события вновь напомнили о себе.

Сначала в глаза сержанту бросился одиноко стоящий у обочины медно-красный автомобиль марки «Фиат-Ритмо». Двери авто были закрыты, но со стороны водителя на земле лежала женская сумочка, содержимое которой было разбросано тут же. Любопытство одержало верх над осмотрительностью, и мужчина решил взглянуть на машину поближе. С близкого расстояния выяснилось, что стекло с водительской стороны разбито, а за рулем находился молодой человек с перерезанным горлом. Сержанту ничего не оставалось, как немедленно позвонить в полицию.

Когда на место прибыла группа детективов, вскоре была найдена и вторая жертва – молодая девушка, лежавшая на дне крутого обрыва, буквально в десяти метрах от «Фиата». Ее ноги были раскинуты, одежда порвана, а нижняя часть – изуродована острым предметом. Само собой, ни следов, ни свидетелей преступления в тот день полиции найти не удалось.

Вскрытие показало, что смерть молодых людей наступила непосредственно в самой машине от нескольких огнестрельных ранений. Затем юношу еще три раза ударили ножом, два раза в шею и один раз в грудь. Что касается девушки, то убийца действовал настолько профессионально, что криминалисты сделали вывод об его исключительных способностях в обращении с холодным оружием.

Баллистическая экспертиза вновь свидетельствовала, что стреляли из малокалиберного автоматического пистолета пулями типа «винчестер» 22-го калибра. Этот факт насторожил ветеранов отдела убийств, которые решили поднять папки с делом 1974 года и сравнить данные баллистических отчетов. Результаты были столь схожими, что сомнений не осталось – полиция столкнулась с фактом серийных убийств.

Внимание детективов сконцентрировалось на Энцо Спаллетти, чей красный «форд» был замечен рядом с местом преступления. На допросе Спаллетти сумел, пускай и достаточно сбивчиво, обрисовать своё алиби, но полицейских смущало вовсе не это. Дело в том, что Энцо успел рассказать об увиденном в лесу своей жене. По его же словам, разговор произошел в половине десятого утра, в день убийства, причем мужчина сослался на информацию из газет, тогда как первые известия о жестоком убийстве появились в СМИ только спустя сутки. Арест Спаллетти последовал незамедлительно.

23 октября 1981 года, спустя несколько месяцев после убийства Нуччио и Фогги, убийца вновь нанес удар. Молодая пара, 24-летняя Сюзанна Камби и ее 26-летний парень Стефано Балди, решили провести вечер в живописном местечке около Каленцано, что на севере от Флоренции. Находившегося в засаде убийцу они, естественно, не приметили. Поздним вечером на их изуродованные мертвые тела наткнулась другая парочка любителей красочных пейзажей.

Прибывшая полиция обнаружила человека, лежавшего у «Фольксвагена». Раны на теле полураздетого мужчины свидетельствовали об ударах ножа и стрельбе. Женщина находилась по другую сторону автомобиля. Первое, что бросилось в глаза криминалистам, – весьма схожие с Кармелой Де Нуччио повреждения. Эксперты выяснили, что стреляли через лобовое стекло, однако оба были еще живы, когда убийца принялся орудовать ножом. В этот раз маньяк не стал удосуживаться переноской тел, да и свои хирургические операции явно выполнял в спешке, неаккуратно, в отличие от предыдущего преступления. Баллистики снова утвердили в качестве оружия берету 22 калибра.

Как только ужасные новости просочились в прессу, два не связанных друг с другом свидетеля сообщили, что видели красную «Альфа-Ромео GT» с мужчиной-водителем, на скорости покидавшую место преступления. Полиция, в свою очередь, поделилась с газетчиками своими размышлениями насчет появления в здешних местах серийного маньяка в надежде, что шумиха вокруг этого дела либо заставит убийцу уйти в подполье, либо выявит новых очевидцев. Увы, никаких дополнительных свидетельств сделано не было, а жители поспешили укрыться за семью замками, опасаясь очередного выхода Флорентийского монстра.

Обвинения против Энцо Спаллетти были сняты, ибо на этот раз его алиби ни у кого сомнений не вызвало – он в момент убийства сидел за решеткой.

Убийца объявился вновь 19 июня 1982 года в окрестностях Монтеспертоли, к юго-западу от Флоренции. Паоло Майнарди предавался любовным утехам со своей подружкой Антонеллой Мильорини, остановив авто на проселочной дороге виа Нуова-Виргилио, когда из близлежащих кустов вышел некто и открыл по ним стрельбу. Выстрелы были точными, однако в отличие от девушки, которая погибла на месте, Паоло, несмотря на серьезное ранение, успел завести машину, включил ближний свет и начал движение задним ходом.

Увы, находясь в замешательстве и в состоянии болевого шока, юноша не сумел справиться с управлением и застрял в канаве. Убийца немного выждал, а затем выпустил остаток обоймы, разбив слепящие фары и добив свою жертву. Ключи он вынул из замка зажигания и выбросил в кусты. Учитывая, что дорога была совсем рядом и по ней периодически проезжали машины, убийца решил на этот раз обойтись без надругательств над телами и покинул место преступления, так и не сообразив, что Паоло по-прежнему жив.

К несчастью, Паоло был слишком слаб, чтобы самостоятельно выбраться из машины, поэтому, когда юношу нашли следующим утром, он уже не подавал признаков жизни. Помощница прокурора Сильвия Делла Моника, собрав тем же утром репортеров на пресс-конференцию, попросила их распустить ложный слух о том, что перед смертью Паоло успел обрисовать полиции внешность преступника. Информация вышла на первых полосах утренних газет. Сильвия надеялась, что убийца начнет паниковать и совершит хоть малейшую оплошность.

Убийца действительно начал нервничать. После публикации одному из работников «Красного Креста», сопровождавшему тело Майнарди в больницу, поступило два телефонных звонка. Один был сделан якобы от представителя прокуратуры, другой же, тем же голосом, сообщил, что он и есть таинственный убийца. Оба раза незнакомец пытался выяснить, что именно Паоло успел рассказать полиции перед смертью.

Несколько дней спустя, сержант Франческо Фьоре, работавший по делу Барбары Лоччи и Антонио Ло Бьянко в 1968 году, припомнил обстоятельства того преступления и попытался связать их с нынешним убийством. Он настоял на сравнении результатов баллистических экспертиз, из чего стало ясно: пули 1968 года и пули 1982 года происходили из одной партии и были выпущены из одного и того же пистолета – «Беретты» 22-го калибра.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, следователи осознали, что Стефано Меле, осужденный за двойное убийство жены и любовника, однозначно не мог принять участие в последующих преступлениях, ибо уже 14 лет сидел за решеткой. С другой стороны, тогда он мог действовать не в одиночку, а значит, его сообщник всё еще на свободе. Сам Меле по-прежнему настаивал на своей невиновности и отказывался сотрудничать с полицией.

Продолжение опубликуем в нашем канале во второй части.