МОСКВИЧИ СТАЛИ БОЛЬШЕ ФОТОГРАФИРОВАТЬСЯ В НОЧНОЕ ВРЕМЯ. ПОЧЕМУ ЭТО ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО НА УЛИЦАХ СТАЛО БЕЗОПАСНЕЕ 

МОСКВИЧИ СТАЛИ БОЛЬШЕ ФОТОГРАФИРОВАТЬСЯ В НОЧНОЕ ВРЕМЯ. ПОЧЕМУ ЭТО ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО НА УЛИЦАХ СТАЛО БЕЗОПАСНЕЕ 

Strelka Magazine

Вопрос о том, дало ли благоустройство улиц ожидаемый эффект, волнует всех — и горожан, и архитекторов, и администрацию. Получилось ли изменить жизнь к лучшему? Стали ли горожане считать благоустроенные улицы более безопасными, чем раньше, и гулять по ним вечером? Strelka Magazine узнал у заместителя руководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка» Дарьи Радченко о том, можно ли оценить эти изменения при помощи анализа фотографий, сделанных на улицах Москвы.

Фото: Марк Серый / КБ «Стрелка»

Массовые опросы и глубинные интервью помогают понять, как горожане воспринимают улицы сейчас, но не то, как изменилось их поведение после благоустройства. Изменения можно было бы проследить, проведя длительную серию наблюдений на этих улицах в течение минимум 12 месяцев до и 12 месяцев после работ по благоустройству; кроме продолжительного времени, это требует огромного бюджета. Можно ли уловить изменения иначе?

В поисках ответа на подобный вопрос в 2013 году Фил Салиссис и его команда предложили множеству людей оценить, насколько безопасным кажется им по фотографии то или иное место. Их исследование привело к двум важным выводам. Во-первых, оказалось, что вне зависимости от пола, возраста, национальности люди оценивают безопасность по примерно одинаковым критериям: никому не хочется оказаться на замусоренной разбитой улице или гигантской стихийной парковке, зато улица с сияющей витриной, открытыми кафе, плиткой и деревьями всем кажется вполне безопасной. Во-вторых, они сравнили получившуюся оценку воспринимаемой безопасности улиц с данными статистики убийств, и корреляция оказалась очень высокой — значительно выше, чем корреляция уровня убийств с показателем среднего дохода в районе.

Позже их работа была подхвачена другой командой — Нихиль Наик и его коллеги смогли довольно точно смоделировать человеческое восприятие безопасности в городе и на этой основе сделали карты безопасности для 21 города. Правда, их разработка давала сбой, когда видела необычные для неё объекты — виадуки, яркие граффити, современную архитектуру и скульптуру.

В обоих случаях исследователям пришлось задать тысячи одинаковых вопросов — людям или машине. Но можно сделать и наоборот: посмотреть, где люди фотографируются, особенно вечером. На небезопасную улицу люди стараются не приходить в тёмное время суток, а если уж вынуждены идти по ней, то не останавливаются лишний раз только для того, чтобы сделать фотографию, потому что это повышает риск нападения. В 2015 году это наблюдение эмпирически подтвердила команда Дэниэла Керсиа: небезопасные улицы намного реже фотографируют ночью.

Итак, улицы можно сравнить между собой по доле ночных фотографий среди всех, выложенных в социальные сети, и получить данные о воспринимаемой безопасности. Важно, однако, понимать, что на количество снимков, сделанных в тёмное время суток, влияет не один, а несколько факторов — это не только безопасность, но и наличие точек притяжения или интересных вечерних событий: есть улицы, где безопасно, но идти туда вечером незачем. Наличие точек притяжения — также важная составляющая комфорта.

Именно такое исследование и провёл Центр городской антропологии КБ «Стрелка». Благодаря социальным сетям, мы получили тысячи фотографий людей, сделанных на московских улицах до и после благоустройства.

Из предыдущих исследований ЦГА, проводимых с 2015 года, мы знаем, что в центре Москвы средний уровень вечерней фотографии составляет 20 %. Всё, что ниже этого показателя, — уже некоторый повод для беспокойства (для сравнения, в небольших и криминально неблагополучных российских городах доля ночной фотографии может составлять всего 2–3 %).

Практически на всех обследованных улицах уровень вечерней фотосъёмки резко вырос по сравнению с обследованиями до проведения благоустройства, причём на Петровских Линиях и в Большом Кисловском переулке вечерних фотографий ранее не было совсем, а на Большой Садовой их количество выросло более чем в три раза.

Сбор данных был основан на комбинации данных геолокации и ключевых слов (названия улиц, площадей и так далее). При помощи этого механизма были отобраны фотоснимки из социальной сети «ВКонтакте» (наиболее массовая социальная сеть в России), сделанные на обследуемых территориях за 12 месяцев в один из периодов до проведения благоустройства (2015–2016 годы) и за 12 месяцев после проведения благоустройства (июль 2016 — июль 2017 года).

Исключения из этого тренда наблюдаются на двух уникальных улицах — Тверской и Новом Арбате. Однако на Тверской снижение в 1 % находится в пределах 2 % допустимых колебаний этого параметра (по данным, полученным в результате проверки контрольной группы), то есть поведение людей на ней практически не изменилось. Новый Арбат же весьма специфичен. Высокий (один из самых высоких в Москве) показателей доли ночных фотографий на этой улице обеспечивался интересом туристов к художественной подсветке «домов-книжек» и притягательностью ночных заведений. После благоустройства дневной Новый Арбат смог составить конкуренцию ночному: он стал гораздо привлекательнее, прежде всего для москвичей, и в результате показатель выровнялся. В случае Нового Арбата следует говорить о том, что пользование территорией стало более сбалансированным.

Итак, благоустроенные улицы Москвы стали восприниматься более безопасными и приятными. Как показывает поведение пользователей социальных сетей, теперь для них вечерний променад — не авантюра с риском сломать каблук, попасть под машину или даже стать жертвой преступления, а повод сделать красивое селфи с друзьями среди огней ночной Москвы.