Мифы о петербургской интеллигенции: почему официантки любят Маркеса и что читает молодёжь?

Мифы о петербургской интеллигенции: почему официантки любят Маркеса и что читает молодёжь?


Отличный литературный вкус является важной частью образа «типичного интеллектуала». Но что не так с этим образом в реальности? Что на самом деле читают в Северной столице врачи, преподаватели и официантки? И правда ли, что молодёжь перестала читать?

Фото: pxhere.com

От детских сказок до Марининой: литературные предпочтения россиян

На днях, 1 октября Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) обнародовал данные последнего исследования литературных предпочтений россиян. По данным опроса, на сегодняшний день в когда-то «самой читающей стране» на первом месте по популярности – детская литература. И дело не в том, что граждане впадают в детство или пытаются скрыться от пугающей реальности в сказках. Просто чаще всего россияне берут в руки книгу, чтобы почитать её детям.

На втором месте по популярности, как ни странно, книги по истории и исторические романы. Если детскую литературу среди своих предпочтений указали 31 % россиян, то подробностями из жизни сестёр Болейн или Екатерины II зачитываются 30 % наших сограждан (по крайней мере, таковы результаты опросов).

А вот на третьем месте – литература, которую надо обязательно брать с собой на необитаемый остров. И речь не о «Ста днях одиночества» Маркеса, а о книгах по садоводству, работе на приусадебном участке, полезных советах и рекомендациях по ведению домашнего хозяйства. В подобные справочники регулярно заглядывают 27 % россиян.

Фото: globallookpress.com/ Komsomolskaya Pravda

Больше четверти опрошенных, а именно 25 %, заявили, что постоянно читают классическую литературу – русскую и зарубежную. 22 % россиян любят помечтать о путешествиях в далёкий космос и встречах с инопланетным разумом – именно столько предпочитает отдыхать с томиком фантастики в руках.

Пятая часть наших соотечественников постоянно пользуется учебными пособиями, энциклопедиями и другими справочниками. Что не удивительно, ибо учиться в наше время нужно всю жизнь – или, как минимум, до пенсии. Что сегодня означает, в общем-то, одно и то же.

К научной и профессиональной литературе часто обращается 21 % читающих россиян. А вот в чтении прославленных русских детективов авторства Марининой, Дашковой и Донцовой признались лишь 16 % опрошенных. Что довольно странно и подозрительно, если учесть, что самым издаваемым русским писателем, которого также чаще всего покупают в книжных магазинах и требуют в библиотеках, является Дарья Донцова.

Фото: globallookpress.com/ Leo Preobrazhensky

Ещё меньше россиян сознались в любви к женским романам. «Любовную» литературу читает, по данным соцопросов ВЦИОМ, всего 13 % россиян. По крайней мере, 13 % делают это открыто и при свете дне, не боясь рассказать о своих пристрастиях социологам.

Всего 12 % опрошенных читает зарубежные детективы, ровно столько же «домашних Шерлоков» предпочитает детективы российские – к примеру, Бориса Акунина. И, наконец, 11 % россиян почитывает на досуге книги о красоте и практической психологии. А вот поэзия заслужила внимание лишь одной десятой российских читателей.

Глобальное исследование в Петербурге

Но все эти данные говорят о предпочтениях россиян в целом. А как обстоят дела в Петербурге? Что читают жители Северной столицы? Действительно ли так велика разница между литературными вкусами петербургской «интеллигенции» и всего остального населения города? И, в конце концов, действительно ли перестала читать молодёжь?

Фото: pxhere.com

Самое обширное и интересное исследование на эту тему за последнее время провёл петербургский социолог, кандидат социологических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и научный руководитель Центра институционального анализа науки и образования Михаил Соколов. Весной 2018 года Соколов решил проанализировать, кто и какую литературу читает в петербургских библиотеках.

Работу Соколова, пожалуй, можно считать даже более показательным исследованием, чем соцопросы – ведь социолог изучал не выборку, а полный объём данных о посетителях библиотек Северной столицы. Профессор использовал единую электронную систему, к которой подключены с 2014 года городские публичные книгохранилища.

В эту систему «сливаются» все данные обо всех посетителях общественных библиотек Петербурга. Всего исследователь проанализировал информацию о литературных предпочтениях 80 тысяч петербургских читателей – а это около 800 тысяч записей. Правда, справочная, научная и учебная литература в данном случае не учитывались: социолог обратил всё своё внимание на предпочтения горожан в художественной литературе.

Фото: РНБ

Исследование Михаила Соколова может произвести впечатление непоказательного – в конце концов, кто в наше время ходит в библиотеки? Однако подобные претензии социолог опровергает. По утверждению исследователя, выборка читателей петербургских библиотек отражает ситуацию достаточно чётко – несмотря на то, что очень многие читающие люди сегодня предпочитают скачивать книги в глобальной сети, а остальные покупают бумажные книги в магазинах. Кроме того, анализ данных популярных интернет-библиотек показывает, по утверждению социолога, примерно такие же результаты.

В поисках интеллектуальной элиты

Результаты исследования библиотечных данных, как признался петербургский социолог на своей странице в «Фейсбуке», повергли его в шок. Погружаясь в груды записей, Михаил Соколов преследовал сразу несколько целей. Во-первых, он хотел выяснить, действительно ли в Петербурге существует «классическая» интеллигенция «чеховского» типа – то есть интеллектуалы-профессора и врачи, на досуге почитывающие высокодуховную литературу, развивающую вкус и шлифующую ум.

Эту задачу Соколов обозначил как поиск «культурного снобизма» в интеллектуальном пространстве города. Вторая задача состояла в анализе предпочтений людей разных социальных слоёв, профессий и уровня образования. Кроме того, социолог хотел выяснить, как литературные предпочтения меняются у петербуржцев с годами.

Фото: pxhere.com

Что шокировало исследователя? В первую очередь – полное разрушение мифа о «классической» петербургской интеллигенции. Неожиданно выяснилось, что литературные вкусы врачей и преподавателей вузов совсем не так хороши и безупречны, и даже уступают предпочтениям менеджеров, а то и вовсе официанток.

Социолог построил диаграмму, в которой обозначил вкусы представителей разных профессий – от инженеров, переводчиков, учителей и преподавателей вузов до продавцов и строителей. Правда, некоторых читателей он собрал в группы с обобщающими наименованиями – «рабочие», «руководители», «сервис», «служащие» и так далее.

В отдельные группы он собрал и писателей. Так, например, «Пушкин» в исследованиях петербуржца – не тот самый Александр Сергеевич, наше всё и солнце русской поэзии, а собирательное обозначение классической литературы в её «высшем» проявлении, в том числе – зарубежной, «от Данте до Фицджеральда». То же самое – «Стил», «Бушков» и «Донцова», «Маркес» или «Лукьяненко».

Фото: pxhere.com

Выше всех по шкале «прекрасного литературного вкуса» оказалась у социолога группа, условно обозначенная как «writer». В эту категорию петербургских читателей Соколов включит не только собственно писателей, но также журналистов, редакторов, переводчиков и так далее.

Однако следующими на «лестнице вкуса» оказались не преподаватели вузов и врачи, как ожидал исследователь, а инженеры и технические ассистенты, а также люди, занимающиеся «нефизическим трудом» – как правило, в офисе. В эту группу Михаил Соколов включил менеджеров разного рода и представителей других подобных профессий.

А вот преподаватели университетов, по заявлению социолога, оказались «дальше от Маркеса и Ремарка», чем официантки. Врачи исследователя также разочаровали. Приступая к работе, Соколов рассчитывал обнаружить «классического петербургского интеллигента», типичным примером которого является Антон Павлович Чехов – писатель, врач и, без сомнения, интеллектуал. Однако в современном Петербурге Чехов распался бы на две ипостаси.

Фото: pxhere.com

Возможно, современные врачи просто слишком загружены, чтобы на досуге читать условного Маркеса и писать рассказы о типажах человеческой натуры? Как бы то ни было, по результатам исследований Соколова, литературные вкусы наших врачей находятся на одном уровне с предпочтениями медсестёр и, как ни странно, продавцов. И те, и другие, и третьи любят на досуге полистать Донцову (опять-таки, условную – но и реальная в эту группу авторов также входит).

Вывод социолог сделал для себя неожиданный. Интеллигенция в Петербурге, без сомнения, есть, и качественную литературу в нашем городе читают много, – однако состав этой «интеллектуальной элиты» выглядит совсем не так, как кажется обывателям. И уж точно не так, как выглядел он в XIX веке.

Культурный унисекс

Интересные факты вскрыл социолог и в плане соотношения литературных вкусов и гендера. Главный вывод таков:

«Хороший вкус соответствует культурному унисексу».
Фото: pxhere.com

То есть в группах, которые отличаются любовью к качественной литературе, нельзя выявить особых перекосов по половому составу. Интеллигенция в современном Петербурге в той же степени «мужская», в какой и «женская».

А вот серьёзное преобладание мужчин или женщин в какой-либо группе говорит не в её пользу. Так, условного Бушкова читают почти исключительно мужчины (среди них большой процент составляют силовики). Даниэлу Стил или Викторию Токареву, напротив, предпочитают дамы. А вот классика собирает читателей и того, и другого пола в равной степени.

Более того, чем более «типично мужской» или «типично женской» оказывается библиотека петербургского читателя, тем ниже стоит эта библиотека во «вкусовой иерархии». Авторы вроде Даниэлы Стил, отметил исследователь, делают ставку на нереализованные желания и мечты своих читателей – и показывают им роскошную жизнь главной героини, красотки и любимицы фортуны.

Так же и условные «Бушковы» переносят человека в мир, где он – высококлассный коммандос, от одного вида которого женщины теряют силу воли и рассудок. Подобную литературу исследователь обозначит термином «социальная порнография». В то же время, литература, находящаяся на «вершине художественного вкуса», далека от подобных вещей.

Фото: РНБ


Читающая молодёжь: есть ли надежда на светлое будущее?

Третий вывод исследователя также шокировал его самого. Он касается распределения литературных предпочтений петербуржцев по возрастным группам. И тут всё довольно позитивно.

Оказывается, Северная столица может похвастаться исключительно интеллектуальной молодёжью. Под «молодёжью» в данном случае подразумеваются люди самого активного возраста – родившиеся в период с 1986 по 1995 годы. Как показало исследование, самым востребованным автором среди петербуржцев этого возраста является Ремарк.

Совсем чуть-чуть Ремарку уступает Достоевский, а сразу за ним – правда, уже с большим отрывом – идёт Акунин. А вот на четвёртом месте, как ни странно, Стивен Кинг. Дарья Донцова, впрочем, у молодых петербуржцев тоже популярна – «королева женского детектива» заняла в десятке самых востребованных у петербургской молодёжи писателей пятое место.

Фото: pxhere.com

Зато сразу за ней в этой десятке следуют Бредбери, Толстой и Пушкин. Замыкают десятку самых популярных у нашей молодёжи авторов Набоков и Мураками.

Аналогичный топ самых популярных авторов у петербуржцев старшего поколения выглядит совсем иначе. Питерской молодёжи Михаил Соколов противопоставил горожан 1951-1960 годов рождения. И на вершине их списка любимых авторов – Маринина. Донцова же следует сразу за своей коллегой, вторым номером.

Далее следуют Екатерина Вильмонт, Литвинова и Устинова. А за ними – Татьяна Полякова, Дина Рубина, Олег Рой и Борис Акунин. То есть с полной уверенностью можно сказать, что люди старшего поколения в Петербурге по большей части предпочитают отечественный детектив.

Разумеется, это лишь выборка самых популярных и востребованных у большинства петербуржцев книг. Конечно, есть пожилые люди, которые читают лишь классику и лучшие из шекспировских сонетов. Но их – не большинство.

Фото: globallookpress.com/ Anton Kavashkin

С одной стороны, увлечённость петербургской молодёжи хорошей литературой не может не радовать. С другой, однако, Михаил Соколов отмечает: молодые горожане не рассматривают чтение как развлечение. Для современных петербуржцев общение с книгой – это, в первую очередь, некий «культурный акт», процесс «приращения культурного капитала», вклад в собственные образование и кругозор, повышающий интеллектуальную ценность индивида в обществе.

Проще говоря, молодые петербуржцы читают, чтобы быть культурнее и, тем самым, занять более высокую позицию среди коллег и приятелей, а также в глазах представителей противоположного пола, начальства и т. д. А развлекаются они совсем иначе – играя в компьютерные игры и проводя время за просмотром сериалов.

А вот для старшего поколения чтение становится одним из основных видов развлечения. К тому же, социолог выяснил, что пожилые люди в Северной столице реже ходят в театр и на различные культурные мероприятия. Поэтому вариантов отдохнуть и развлечься у них ещё меньше.

Но, в целом, вывод можно сделать позитивный: молодые петербуржцы ценят время, проведённое с книгой, и делают ставку на качественную мировую литературу.

Автор: Елена Кобзева