Метод

Метод

Islamic Policy

Отвечая на вопрос, где в мире существует более или менее многообещающая обстановка для формирования халифата для мусульман, стоит сказать честно. Как уже мы говорили ранее, существующие на сегодняшний день режимы никогда не пойдут на формирование единого исламского государства, или халифата мусульман, свернув добровольно систему Сайкс-Пико, установленную их бывшими колониальными хозяевами. В реальности, в формате Сайкс-Пико у каждой страны или региона своя собственная роль, с том числе обеспечение местной безопасности (в это понятие входит и цензурирование исламской литературы), борьба с религиозным фундаментализмом (в том числе идеологией построения исламского государства), установление торговых отношений с другими странами на льготных основаниях для стран, в прошлом колонизирующих этот регион, обеспечение безопасности Израиля, формирование более-менее шаткого мира между всеми конфессиями на основе построения и развития светской, лишенной религиозного мировоззрения, государственности.

Таким образом, ни один режим не пойдет на построение действительно глобального исламского государства. Однако у режимов, обладающих более-менее какой-то силой и влиятельностью, есть свои собственные прокси, которые осуществляют интересы той или иной страны в рамках других стран. К ним можно отнести Турцию, Саудовскую Аравию и Иран. Каждая из этих стран имеет свои собственные спонсируемые финансами, оружием, добровольцами прокси в странах Ближнего Востока, где существует военный конфликт или происходит гражданская война. Каждая из этих стран имеет свои собственные причины на содержание военизированных группировок, однако ни одно из государств не преследует цель построения Халифата. Скорее это передел сфер влияния и партнеров в рамках системы Сайкс-Пико, с которыми в будущем можно будет установить льготные (вассальные) отношения, и которые будут посредниками в рамках диалога с одними странами, и инструментом давления на другие страны региона.

Также нельзя обманываться на счет того, что такое исламское государство, и какие методы его построения. Для того, чтоб понять глубже, что из себя представляет исламское государство, давайте вспомним его историю.

Из Корана и Сунны, к примеру, мы знаем всего 4 налога, которые существуют в исламском государстве. Это закят с мусульман, харадж (плата за владение землей) и джизья с неверующих, и военный трофей. Расширение доходов с каждого из этих 4 источников строился на постоянных агрессивных войнах по отношению к соседям. Если углубиться в вопрос теологии, если самая первая война, начатая мусульманами против курайшитов, была оборонительной, то после ниспослания определенных аятов у мусульман существует постоянный повод для войны со всеми существующими странами, с которыми не заключен договор о мире, гарантирующих их безопасность и устанавливающих условия джизьи. Таким образом существует два вида джихада — оборонительный, для отражения внешней агрессии, и наступательный — для расширения государства, и таким образом для расширения его доходов с приведенных выше 4 источников его постоянного дохода. Некоторые люди говорят, что джихад — это борьба с собой. Тем не менее это не является верным и строится на одном хадисе, который к тому же имеет проблемы с достоверностью. Реальное значение джихада раскрывается в аятах мединского периода, и с точки зрения Корана джихад — это прежде всего сражение, сначала оборона, а затем разрешение завоевательных походов.

Если углубиться в историю, мы видим, что рассвет исламского государства приходился именно тогда, когда это государство вело активные завоевательные походы. Это были времена, когда ученые этого государства говорили, что джихад нужно вести по крайней мере раз в год. Сюда можно отнести историю Праведного халифата, которым управляло 4 выдающихся сподвижника, первые двое из которых активно завоевывали соседние страны, и последние два из которых налаживали экономическую жизнь и решали внутренние проблемы, появившиеся после экстрарасширения. Затем можно вспомнить времена Омейядов, при которых война вышла за пределы Ближнего Востока, и мусульмане направились завоевывать Магриб, Андалусию, Среднюю Азию и Кавказ. За счет этого Ислам распространился примерно на 90% территории, где сегодня существуют исламские страны. И наоборот, после прекращения военных походов начался постепенный распад исламского государства. Сначала на окраинах этого государства появились различные деструктивные секты, как считающих себя исламскими, так и вовсе не относящие себя к Исламу. Затем постепенно и само государство раздробилось на множество султанатов, ведущих между собой войны, пока это самое исламское государство и вовсе не было уничтожено монголами. Таким образом, рассвет Ислама пришелся именно на период завоевательных походов и наиболее приближенного к пониманию сподвижников следования Корану и Сунне, и наоборот, отход от понимания сподвижников, возникновение сект, прекращение военных действий сказались на постепенном распаде государства, возникновении в нем сект и передела власти и сфер влияния внутри государства между различными партиями и сектами, которые не выводились из Ислама их современниками (за исключением некоторых), и активным терроризмом против государственных основ со стороны сект, выведенных из Ислама или вовсе не считающих себя исламскими.

Что касается методики формирования, на сегодняшний день различные теоретики пришли к нескольким концепциям, как же построить исламское государство.

Один из них — метод призыва и духовного воспитания правителей и народа, практикуемый джамаат таблиг и сторонниками салафизма по-саудийски. Частично эти идеи отображены в идеологии Хизб ут-Тахрир и современной аль-Каиде. Суть этих идей состоит в том, что нужно обучать народ и правителей, постоянно наставлять их, и сначала довести их религию до совершенства, а потом у них проснется совесть, и они скинут Сайкс-Пико и установят халифат. Сам по себе этот метод фантастический и никогда не будет работать. Халифат, как институт управления, исчез с превращением Османской империи в светское националистическое государство (а это произошло еще задолго до упразднения Османской империи по итогам первой мировой и в ходе революции Ататюрка, с точки зрения религиозных норм Османская империя перестала быть халифатом еще во времена своего существования, однако точно рамки установить довольно сложно по разным причинам). С тех пор, как халифат упразднился, за 100 (или даже больше) лет призыва Умма не только не просветилась, у правителей не то, что не проснулась совесть, напротив, Умма постоянно деградирует, Ислам постепенно исчезает, за исключением его точного соблюдения не таким уж и большим количеством людей, и нет даже тенденций среди правительств к построению халифата, напротив, и Турция, и КСА не скрывают свой дальнейший курс светскости, а в случае КСА еще и политику постепенной секуляризации и отказа от того небольшого количества религиозных норм, которые каким-то чудом еще сохранились в саудовских законах.

Таким образом, наставления и напоминания — это метод призыва друга или соседа в Ислам, но вовсе не метод построения государства. А что касается людей, которые утверждают (вот в Мекканский период пророк же наставлял людей), мы напоминаем, что когда количество сподвижников достигло чуть менее ста человек, и были установлены первые зачатки государственности, пришло разрешение на ведение джихада в Коране, которое с тех пор не отменено, и эта принципиальная перемена с мирной полемики с язычниками на язык вооруженного наступления и навязывания исламских законов силой произошли за одно поколение, когда как нынешний призыв затянулся до бесконечности, да и вообще выродился до такого образа, что легче самому Коран и Сунну выучить наизусть, чем найти современного шейха, которых смог бы внятно объяснить религию и ее основы.

Тем не менее развития этот метод набрал в идеологии Хизб ут-Тахрир, которые кроме того, что считают, что нужно бесконечно призывать людей, пока они однажды не одумаются, и просить у муртадских правительств принять идеологию Хизб ут-Тахрир и предоставить им рычаги управления государством и войска, и тогда уже Хизб ут-Тахрир станет чем-то вроде ИГИЛ, начнет наступать, воевать и так далее, а до этого он будет мирным таблигом с политическим уклоном. Если первый метод его сторонниками еще косо-криво как-то к Исламу относится, то обращение к муртадам предоставить государство и армию в управление — это уже нечто, выходящее за рамки здравого смысла. Во-первых, ни одна страна, работающая на интересы России или США, не станет ставить себя под угрозу интервенции этих стран для защиты их интересов в регионе, когда сама является их активной союзницей. Во-вторых, ни одна постколониальная страна, чья элита воспитывается в Западных университетах, держит активы в Западных банках, имеет недвижимое имущество и бизнес на Западе, не станет воевать со своим донором и партнером. Да и потом, с точки зрения религии нет никаких переговоров с муртадом. Потому надеяться на то, что муртад даст хотя бы что-то для мусульманина — это не более чем нелепое искажение религии, из которого не будет никакого толка. Более того, когда в Западных странах эта партия постепенно включается в западный образ жизни, устраивает какие-то конференции межрелигозного диалога и проводит митинги, что Ислам против терроризма (что само по себе бредово, ведь в основе терроризм является не более чем партизанской тактикой, к которой прибегал, по всей видимости, каждый существующий народ), то в Сирии деятельность партии дошла до абсурда, учитывая, что она трется в Идлибе, проводит постоянные митинги и конференции, на которых просит ХТШ и ДТС предоставить управление их делами амирам Хизба и прекратить разборки между собой, в свою очередь на них вообще никто не обращает внимания, а мусульмане Шама от них не видели никакой помощи в принципе.

Существует также и политический метод, суть которого пробраться в кафирскую политику, парламенты, и изменить кафирский мир как-бы изнутри. Во-первых, такой метод не имеет никакого религиозного обоснования. Во-вторых, кто смешивается с кафирской политикой и входит в ее часть, сам становится кафиром, если отталкиваться от религиозных норм. Более того, все существующие партии и движения, избравшие для себя такой путь, сами стали неотъемлемой частью кафирской политики, и не представляют ислам без Римского суда, ООН, международных пактов и конвенций, в том числе конвенций по правам человека. Сами эти люди уже давно являются секуляристами, и их идеология является светской и антиисламской, которая служит уже не изменением кафирской политики под ислам, а наоборот, на изменение Ислама под тенденции кафирской политики.

Таким образом мы подходим к последнему методу, который известен на сегодняшний день — это метод сражения. Данный метод обосновывается с точки зрения Корана, так и точки зрения фикха (см. разделение земель в Исламе на даруль иман и даруль куфр, разделение джихада, когда он фард айн и когда фард кифая, и так далее). Более того, кроме религиозных текстов, метод имеет подтверждение в истории, так как ни одно существующее государство не было построено без сражений, революций или войн, которые ставили себе за цель его установление. Безусловно, есть в этом плане исключения, когда кафиры предоставляли какому-то государству независимость, однако это сопровождалось такими моментами, как подарочная конституция, навязывание кафирских законов и образа жизни,сохранение тесных отношений между бывшими колонией и метрополией, даже если это для бывшей колонии и не выгодно.

Тем не менее следует подходить к этому методу реально. Ни одна политическая сила или государство не станут воевать со всем миром и ставить под угрозу свой суверенитет, свой образ жизни и сформировавшиеся законы и понятия в рамках Сайкс-Пико.

Эта обязанность ложится на простых людей, далеких от Сайкс-Пико, от политической жизни в исламском мире, и на сегодняшний день эта война охватила практически все регионы распространения Ислама. Однако, в связи с тем, что сами мусульмане не знают ни элементарных законов своей религии, ни фикха правления, ни фикха сражения, ни даже элементарных знаний истории как исламской, так кафирской, люди, которые сражаются за установление религиозного правления, сталкиваются с безразличием, непониманием, или даже открытой враждой со стороны большинства существующих мусульман, которые уже давно смирились с существующей системой, в рамках которой их страны — наложницы России или США, и даже не пытаются этому противиться, полагаясь только на пустые мечтания, что однажды Махди появится и всю работу проделает за них, и халифат как-бы свалится им на головы, когда сами они погрязли в различных формах сект и безразличия по отношению к основам своей же религии.

Это напоминает историю с Мусой и евреями, когда те достигли земель Палестины, евреи сказали своему пророку — иди и сам сражайся вместе со своим Господом, а мы пока здесь тебя подождем. Таковы и нынешние мусульмане, которые как-бы говорят тем, кто воплощает пророческий манхадж — идите и сами сражайтесь вместе со своим Господом, а мы пока посидим в тепле, попьем вкусный чай и подождем, когда однажды Аллах окажет вам победу, и мы унаследуем ваш халифат и обязательно его разрушим потому, что нас религия и ее законы вообще не волнуют и никогда не интересовали, за исключением некоторых внешних обрядов.

Потому и халифат, и жизнь под исламскими законами остается прерогативой немногих из числа немногих, число которых постепенно увеличивается, и благодаря которым война за возвращение исламского правления и суда охватывает все больше стран и регионов, ставя под угрозу существование постколониальной тагутской системы Сайкс-Пико и ее иностранных хозяев, молящихся кресту и доллару. Кровь и жертвенность этих людей приближает воплощение мечты всех мусульман, однако полное безразличие Уммы мусульман к этому, незнание религиозных законов, игнорирование религии, лень, конформизм и следование за лжеучеными тагута отдаляют построение этого самого государства. И пока мусульмане не изменят сами себя и не поймут, какую религию они вообще исповедуют, в чем ее суть и призыв, что она означает и как распространяется, жизнь по ее законам и в соответствии с её законами будет оставаться привилегией небольшого количества людей, проявляющих усердие на ее пути и ради пользы каждого мусульманина, даже если и мусульмане всего мира объединились против этого, хотя в глубине души сами мечтают об этом и ждут чего-то, что бы их объединило ради того, что сегодня они возненавидели.