Метамфекультура

Метамфекультура

место, где всегда идет снег

У простого российского общественного деятеля в жизни есть две главные вещи. Духовные скрепы внутри и борьба с фальсификаторами истории над головой.


У Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина получилось очень многое. Что-то получилось очень здорово и классно, за что ему большое человеческое спасибо. Что-то получилось вопреки ожиданиям не так хорошо, как было запланировано, но все же имеется и иногда радует. Что-то у него не получилось от слова совсем. Всё же он человек.


И не суть почему, «героизация истории» в таком омуте, но каждый раз, когда общественный дискурс по части трактовки идолов прошлого выходит в свободно-демократическое плавание, горбачевского консенсуса не видно. Ни по самому Горбачеву, ни по Сталину, ни по Дзержинскому, ни по Николаю Второму. Ни в большом, ни в малом, в т.ч. Большом Театре.


Процесс национального обретения духовных скреп посредством обильного выделения слюны у Кургиняна на тему Сталина и Холмогорова на тему Николая Второго, не сулит никакого единства. Оно когда-то был в житейских мелочах, ведь когда под редакцией Патрушева выходит сборник архивных материалов КГБ, из которого «все внезапно узнают» о совсем не героическом поведении чеченцев в сороковые, и Сванидзе нападает на Вдовина с Барсенковым, на их защиту встают и Холмогоров и Кургинян. Но все эти житейские мелочи – против кого бы нам всем хорошо дружить. А не про героизацию истории.


И когда в эфире на «Царьграде» обезьяна истерических наук Мультатули с видом, как минимум Богемика, а как максимум Маргариты Маульташ объясняет что Дзержинский русофоб, британский шпион и маньяк, возникает то тягостное звуковое ощущение, кое издает обычный алюминиевый ёрш, при соприкосновении с потерявшим всю эмаль чугуном раковины. И когда некие муниципальные говнократы от КПРФ пытаются организовать митинг сотрудников физмата МГУ против воздвижения памятника князю Владимиру, ощущение, точно такое же.


Государева машина в этом смысле ведет себя как стервозная, злонамеренная баба. Вот вам мост Кадырова, а вот вам опрос про памятники, в котором всегда побеждает Чайковский, но раз его заднепроходность под вопросом, то к чёрту мелочи, мы поставим памятник Матылю, сразу же вслед за тем, как снимем табличку Маннергейму, ведь учебник за авторством Данилина не получает федерального распространения, а учебники под объединенной редакцией Сороса до сих пор в ходу в деревнях Удмуртии.


Под категорию плохо категорически всё попадают вопросы Нуриева, Билана корнета, изнасилованной на государственные деньги Бортич, кино о Цое и так до бесконечности, по кругу. Который не прервать никакими «Хранителями», потому что Марвел, это конечно вроде как армянское имя, но это не  гарантия того, что у режиссера армянина получится что-то окромя фразы «важнейшим из искусств для нас является говно».


На нашей памяти, не так уж и много уголовных дел, которые можно сравнить с положением вещей в «героизации истории». Возможно, это от того, что мы не сотрудники МВД. Но они всё же есть. У коллег в Санкт-Петербурге была прекрасная история про Академию Художеств, где прицеретеллиенный черт всё украл, но красавчиков нет. И вор, и его начальник который заодно типа потерпевший, но вора мешал помогать ловить. Если есть желание, ознакомьтесь с фамилией Узун. Чтобы было понятнее, про когда кругом вы все не очень без региональной специфики – вспомните уголовное дело Варвары Карауловой.


И здесь не стоит задаваться вопросом, почему у нас вот, Министерство Культуры до сих пор не возглавляет отряд супергероев из Джо Аберкромби, Фергуса Уркхарта, Юлии Городничевой и других малознакомых вам персонажей, про которых вы в массе своей скажете «мракобесные западники или нашистская хуета». Этим вопросом вообще не стоит задаваться.


Право же, пока все увлеченно наблюдают за тем, как бородатые жертвы псевдопунической войны за Матильду лежат в браслетах на персидском ковре на фоне уебищных советских занавесок и готовятся заранее критиковать фильм «Крым», «героизация истории» идет своим ходом. Человек, спасший мир от ядерной войны умирает в окружении мебели 50ти летнего пробега в нищей промозглой квартире. И о смерти его пишет не телеканал Звезда, а БИ-БИ-СИ. Вагнеры десятками гибнут на Пальмире, а Рудской говорит о героическом спасении накрытых нашими же грачами войсковых мотострелковых разведчиков, которые легким движением руки превращаются в ССО благодаря одному приданному наводчику.


Если консенсуса не получается, а генеральная линия партии – «Легенда 17», извольте поставить табличку Немцова на место, вернуть Мальцеву виноградники и перестаньте уже наконец лохматить бабушку.