Месть

Месть

compod

А ведь когда-то я тут жил... Я вновь посмотрел на старое, обшарпанное здание. Деревянная одноэтажка, покосившаяся, с выбитыми окнами. И хиленькая, вечно облетевшая березка у входа. Я не хотел туда заходить, всей душой и телом не хотел, но тем не менее меня тянуло обратно к этому значимому месту в моей жизни. Месту, где я вырос. Я толкнул маленькую деревянную калитку, и она, недовольно скрипнув, повисла на одной петле. Когда тут последний раз были люди? Очень и очень давно. Я прошел прямо и зашел внутрь. Двери не было, скорее всего, кто-то из местных жителей подсуетился и вовремя украл ее. Внутри был срач, как и во всех брошенных домах. 


Закрывая глаза, я вспоминал, как все было тут около 20 лет назад. Коридор, ныне пустующий, с ободранными, серыми, грязными обоями, тогда был до рвоты чистый, розовый и правильный. Нельзя было вести себя "неправильно", иначе тебя наказывали. Наказывали жестоко. Меня передернуло. Спустя столько лет, я все равно с дрожью вспоминаю, что было с теми, кто вел себя "неправильно" — бегал по коридору, случайно вскрикивал, толкался или возился. Сейчас они не смогут мне причинить боль, я успокоился. Я пошел по коридору. Справа была кухня, я лишь заглянул туда и высунул голову обратно, сморщившись от вони. Туалет, игровая комната, кабинет. Кабинет. Я никогда там не был. Никто из детей там не был, и среди нас ходили самые разные истории о том, что могло быть там. Хотя нет, один мальчик как-то на спор зашел в кабинет воспитателей, к большому его несчастью там в тот момент сидел заведующий. Крики мальчика мы слышали всю ночь, а под утро сюда к калитке подъехала медицинская машина и забрала, скорее всего, уже мертвое тело. Тогда во мне и зародилось желание отомстить. Отомстить за всех нас, за всех, кто был до нас, кто умер от рук этих воспитателей, кто был ими покалечен или просто избит. Я рос и с каждым годом мое желание росло и крепло. Я никому о нем не говорил, потому что боялся. Да, я боялся, что страх перед воспитателями будет у моих друзей больше, чем желание отомстить. Это было вполне вероятно. Сбежать я тоже не пытался, я был научен горьким опытом: во время прогулки я однажды засмотрелся на машину. На ней был какой-то рисунок и меня это сильно притянуло. Я остановился и смотрел, как машина уезжает. Я пошел к забору и начал перелезать, чтобы догнать ее. Через несколько минут меня догнала воспитатель. А еще через полчаса я валялся у нее в ногах, корчась, плача и завывая еще сильнее от каждого удара. Весь детский дом смотрел, как меня избивают. Я стал уроком для всех. 

Я отряхнулся от воспоминаний и пошел обратно по коридору, заглядывая уже в другую сторону, здесь располагались комнаты. С ними у меня тоже связано много воспоминаний. Друзья, посиделки с ними, как мы с ними жались друг к другу, когда у воспитателей было плохое настроение. А вот и моя комната. Я зашел. Обе кровати перевернуты. На месте шкафа лишь не покрашеный пол. Все обшарпано даже больше чем в остальных комнатах, но на старом месте висит зеркало и стоит тумбочка. Я перевернул кровать и сел на нее. Мысли снова захлестнули меня.


Спустя столько лет. Я все же отомстил. С детства я уже знал, как отомщу им. Сначала я выловил заведующую. Она меня, к сожалению, не узнала, но я ей напомнил. Отрезая пальцы и делая надрезы по всему ее телу я напоминал ей про каждую ее жертву, в конце концов она плакала и умоляла ее простить и не убивать. Но не за этим я вынашивал план несколько лет. Я убил ее. Потом я нашел каждого из так ненавистных мне и другим детям воспитателей и убил их, перед убийством я их пытал, пытал страшно и в итоге от каждого добился слез, мольб и просьб о прощении. 


Я отряхнулся, подошел и посмотрел в зеркало. Из зеркала на меня глядел маленький, забитый, постриженный налысо мальчуган, а за ним другие. Много детей, мальчиков и девочек. Я. Я и мои друзья по несчастью. Я примерно 20 лет назад. 

— Спасибо, что отомстил, спасибо. — прошептали они.