Медуза Горгона: утренний дайджест [03.07.2017]

Медуза Горгона: утренний дайджест [03.07.2017]

Медуза Горгона
Канал «Медуза Горгона» в Telegram — t.me/meduzagorgona

Доброе утро, дорогой читатель! Редакция канала «Медуза Горгона» подготовила для вас утренний дайджест, в котором расскажет:

• О японском гаджете, который позволяет попробовать песни на вкус;

• Об искусственном интеллекте, который поможет в разработке лекарств;

• О крупнейшем кампусе для стартапов в Париже;

• О причинах отказаться от Windows и перейти на macOS;

• Об истории пишущей машинке, которой в 2018 году исполнится 150 лет.

1) Японский гаджет позволяет попробовать песни на вкус.

Всё предельно просто, устройство, которое называется «Squeeze Music» заполнен разными соками, и соединяет их в коктейли, составленные на основе анализа звучащих песен.

Компьютер аппарата различает несколько настроений: счастливое, романтичное, будоражащее, сентиментальное и грустное. Потом гаджет определяет, какой процент каждой эмоции содержится в разных песнях — от этого зависят пропорции горького, сладкого, соленого и кислого в вашем стакане.

Любители веселых песен получат сладкий напиток, фанатам джаза смешают что-то горькое. Разработчики отмечают, что гаджет может смешивать как безалкогольные коктейли, так и напитки с содержанием алкоголя.

По словам разработчиков, аппарат «Squeeze Music» будет особенно интересен посетителям музыкальных фестивалей, которые смогут «выпить» звучащую прямо сейчас песню.


2) Искусственный интеллект поможет в разработке лекарств.

Контракт на £33 миллиона заключен между британской компанией Exscientia, которая внедряет искусственный интеллект в работу фармотрасли, и лекарственным концерном GlaxoSmithKline (GSK)

Компания Exscientia предоставит GSK свою разработку — платформу на базе искусственного интеллекта. Она сможет найти новые малые молекулы, которые планируют использовать для производства лекарственных препаратов.

Система машинного обучения и высокие вычислительные мощности платформы помогут спрогнозировать поведение молекул, что даст возможность выяснить их эффективность в препаратах до проведения дорогостоящих клинических исследований.

Это не первый опыт сотрудничества Exscientia с фармацевтическими гигантами: весной этого года британцы заключили контракт на 250 миллионов евро с французской фармкомпанией Sanofi.


3) В Париже начал работу крупнейший в мире кампус для стартапов.

3,5 гектара, 3000 рабочих мест. Планируется принимать компании из 26 международных программ.

Специальная бесплатная программа Fighters для тех, у кого есть потенциал и идеи, но нет средств и условий для их реализации. Программа нацелена на малоимущих, беженцев, иммигрантов, людей со сложными личными историями. Они могут пройти отбор и получить год бесплатного сотрудничества со Station F.

Кампус Station F сфокусирован на поддержке предпринимателей с разным опытом или без такового и является самым большим в мире. Он расположился в Париже, в бывшем железнодорожном депо, и его руководство заявляет, что держит двери открытыми для всех, независимо от достатка и благополучия.

Девиз программы очень интересно звучит: «Если вы можете стать водителем Uber, то сможете запустить собственное дело».

Почему именно во Франции? Да всё просто!  Франция хочет развивать и поощрять инновационное предпринимательство внутри страны.

Проект по большей части финансируется телеком-магнатом, миллиардером Ксавье Нилем, который инвестировал в проект €250 млн. Большая часть программ, развернутых в кампусе, принадлежат крупным компаниям, например, FB и Microsoft. Но есть две собственного авторства: они подразумевают аренду рабочих мест и программы помощи. Кампус принял уже более 200 стартапов.


4) Почему стоит отказаться от Windows и начать новую жизнь с macOS.

На протяжении нескольких лет можно слышать, что Android лучше, чем iOS, а macOS лучше, чем Windows. Опустим на время первую пару и акцентируем взгляд на вторую (Windows vs macOS).

На этой неделе на Россию, Украину и ряд других стран обрушилась мощнейшая кибератака. Хакерская атака вируса-вымогателя «Петя» показала уязвимость информационных структур по всему миру. Ранее в прошлом месяце произошла не менее масштабная эпидемия вируса «WannaCry», к которой также оказались не готовы.

Важно, что атаки были направлены на компьютеры с Windows. Это и есть главная компьютерная уязвимость в современном мире. Еще Евгений Касперский (основатель «Лаборатории Касперского») говорил, что найти умелого скриптовика, который напишет вирус на macOS, достаточно сложно.

Давайте рассмотрим с технической точки зрения, отбросив аргументы, что Apple — дорого, придется привыкать к интерфейсу и т.п.


И ту же цифру можно упомянуть в другом контексте. В то время как пользователей Windows, которые не устанавливают антивирусы, можно сравнить лишь с идиотами, которые не пользуются презервативам, занимаясь сексом с незнакомой девушкой. Большинство пользователей macOS и Linux вообще не знают, что такое антивирусы.

Многие скажут, мол, под Linux нет вирусов, потому что им никто не пользуется. Да, на десктопах доля Linux мала, но именно Linux-системы лежат в основе серверной структуры мирового интернета, на них работают почти все суперкомпьютеры и облачные кластеры.

В мире Linux есть еще и преимущество открытого исходного кода. Ядро системы и ее компоненты постоянно находятся на обозрении у огромного сообщества программистов по всему миру. Найденные баги устраняются порой в считанные часы.

Это не значит, что вирусы для macOS не возможны. Возможны! Больше того, они периодически возникают. Но их сложнее писать и их возможности в системе гораздо меньше.

Сама по себе macOS более безопасна, чем Windows из-за своей структуры. Иерархия пользователей, суперпользователь root и т.д. Сама философия проникновения вирусов в компьютеры с Windows непригодна для атаки на Unix-системы.


5) Пишущая машинка для «Анны Карениной».

23 июня 1868 года Кристофер Шоулз запатентовал пишущую машинку, ставшую прототипом всех остальных пишущих машинок в мире.

Первая машинка Шоулза даже отдаленно не напоминала пишущие машинки, какими мы их себе представляем сейчас. Изобретателю потребовалось еще пять лет работы над ее усовершенствованием, прежде чем появилась первая в мире коммерчески успешная машинка «Ремингтон №1».

Все последующие пишущие машинки конца XIX и XX века были лишь ее усовершенствованным вариантами.

Изобретение пишущей машинки — пример того, как рынок диктует повестку дня науке и технике. Техника давно достигла того уровня, чтобы с помощью системы рычагов, шестеренок и пружин создать механический прибор любой сложности.

Достаточно взглянуть в музеях на музыкальные шкатулки и кабинетные часы XVIII века с механическими фигурками, исполняющими каждый час целое представление.

Делали тогда и пишущие машинки, но они были скорее дорогими игрушками, чем нужными в повседневности предметами, прежде всего потому, что в них отсутствовала простота печати и, главное, ее скорость. Пишущая машинка появилась только тогда, когда резко возросли объемы бюрократической государственной и корпоративной переписки.

Американец Кристофер Лэтем Шоулз, газетчик и политический деятель не из последних в кулуарах Капитолия, лучше многих понимал важность удобной машинки для деловой переписки. Он взял себе в компаньоны типографа Соула и механика Глиддена, и втроем они сконструировали машинку, печатавшую достаточно четко и с хорошей скоростью. Их машинка была с клавиатурой в один ряд, как на пианино, что ограничивало скорость печати, и не имела регистров, то есть печатала буквами одного размера.

Тем не менее она заинтересовала профессионального инвестора Денсмора, который взялся за продвижение машинки на рынок при условии, что изобретатели будут вносить в конструкцию все его требования. К 1873 году машинка Шоулза приобрела клавиатуру, которая сейчас называется QWERTY, а ее общий вид и конструкция стали «золотым стандартом» для всех последующих пишущих машинок.

К этому времени компаньоны Шоулза Соул и Глидден уже уступили свои доли в патенте Денсмору. Потом свою долю за $12 тыс. ему продал Шоулз. А Денсмор за долю в будущих прибылях уступил права на машинку производителю оружия Ремингтону. В продаже появилась первая пишущая машинка «Ремингтон», которая сделала Денсмора миллионером. «Ремингтон» приобрели даже Марк Твен и Лев Толстой, правда, Толстому печатала под диктовку отца его дочь.