Марокко

Марокко

Игорь Кипорук

Сентябрь. Трудовой год закончился. Уже четыре дня, как мы в Агадире, на лодке. Добирались сюда на трёх поездах и двух самолётах, и почти все они отправлялись и прибывали с опозданием. Так что дорога получилась довольно нервной, но мы всё же везде поспели и, почти в полночь, благополучно прибыли на место. Самый длинный в моей жизни отпуск начался.

Лодка дожидалась нас на плаву, что уже было хорошо, но неприятно поразило, какая она была грязная снаружи, просто чёрная. Утром выяснились и другие мелкие неприятности: вырвало из палубы правый полуклюз, а левый согнуло, перетёрся один из швартовых. Забился слив раковины на камбузе. Но это действительно мелочи. Зато дизель завёлся почти сразу и приборы ожили, как только щёлкнул выключатель.

Не торопясь приводим лодку в порядок - моем, распихиваем вещи, которых почему-то становится всё больше, подклеиваем, подкрашиваем. Закупаем продуктов. Магазины и рынок расположены довольно далеко от марины, благо такси по городу стоит 30 дирхам (меньше 3 евро) а автобус 2...3.

Очень дешевы здесь рис, кус-кус. На рынке купили кофе в зёрнах. Так как было его там много разных сортов, а какой лучше решить было совершенно невозможно (хоть я и нюхал и жевал зёрна) мы взяли четыре сорта по пол кило — арабика, робуста, мока и ещё какой-то. Я отказался от предложения смолоть зёрна. Предпочитаю делать это сам, ручной мельницей, непосредственно перед тем как сварить. Я вовсе не гурман, но мне нравится, как скрипит мельница и как пахнет свежесмолотый кофе.

Возвращаясь из очередного похода по магазинам, забрели в парк «Долина птиц». Что-то вроде небольшого зоопарка. И хоть большая часть птиц там выглядят довольно потрёпанными, фламиного и венценосный журавль просто великолепны.

Как это ни странно, здесь, в Африке, гораздо прохладнее, чем в Италии. Днём свежий ветерок с океана, вечером свежо, а ночью спим под одеялами (дома спали под кондиционером)

Торопиться нам особо не нужно, на нашу лодку забыли продлить режим временного ввоза и теперь уладят формальности не раньше понедельника. Плюс ко всему, уведомлять о выходе нужно не менее, чем за 24 часа. Получается, что раньше среды никак не выйдем. А жалко, все эти дни дует благоприятный для перехода на Канары ветерок — 10...15 узлов в бакштаг.

Уже  вторник. Наши таможенные документы всё ещё не готовы. Утром директор марины попросил у меня фотокопию паспорта и дал подписать какие-то листки для таможни. Вообще месье Самир человек очень позитивный, всегда улыбается и вызывает доверие. Надеюсь всё будет нормально. Думаю, что он и не особо торопился с бумагами, потому что ещё в субботу я сказал ему, что в ближайшее время мы никуда не уйдём. Мне предложили поехать на работу в Ирак. В воскресенье я лечу в Италию, а во вторник в Багдад, примерно на месяц.

 Остался нерешённым вопрос с визами. После Канар мы собирались в Сенегал и Гамбию. Сенегал недавно ввёл электронные заявки на визы с последующим получением её в консульстве или в аэропорту. Казалось бы упрощение, но там требуется бронь гостиницы и авиабилет. Вариант прибытия и проживания на своей лодке вроде как не предусмотрен. Так что пока ищем возможность получить Сенегальскую визу в Марокко. Месье Самир обещал завтра позвонить в консульство и всё разузнать. С Гамбией, если верить тому, что пишут в интернете, должно быть легче. Можно получить визу в Дакаре или прямо на границе.

    В связи с задержкой выхода мы сразу расслабились. Торопиться совсем некуда. Почти все мелкие дела закончились. Занимаемся текущими хозяйственными делами, спим вволю, гуляем, у Mарины сразу нашлось море стирки и глажки.

 Сегодня ходили в рыбный порт. Он тут по соседству с мариной. Порт огромный и когда дует западный ветер, всё заполняет плотный рыбный запах. Но зайдя на территорию, мы поняли, что до марины доносит лишь слабые ароматы.

  Количество ржавых траулеров в порту поражает воображение. Они стоят вдоль всей бесконечной стенки в 10...12 рядов. Не смотря на обшарпанность они, кажется, все на ходу и в деле. На всех полощется свежий марокканский флаг, снуют люди, заправляется топливо. Никак не могу представить, что вся эта армада выходит в море. Они же всю рыбу вычерпают.

  Здесь, в порту есть небольшая верфь, где строят и ремонтируют большие деревянные суда. На импровизированном плазе, устроенном из обрезков досок, собирают огромные шпангоуты. Киль и штевни делают их массива дерева. Где они интересно берут такое большое дерево? Я долго боялся достать фотоаппарат, но тут не выдержал и странно, никто не реагировал, не требовал убрать его или стереть фото. На другой верфи, я даже спросил у охранника, только что закрывшего шлагбаум после проехавшей машины:

- Можно пройти пофотографировать?

- А.. Пожалуйста. - Он с готовностью поднял шлагбаум.

 Набрели мы здесь на небольшой рыбный рынок. Купили кальмаров и отличных, как нам показалось, гигантских креветок, размером с небольшого лобстера. Не дёшево, но очень уж хотелось попробовать. К сожалению, сваренных креветок пришлось отправить прямиком в мусорный бак, так от них несло аммиаком. Интересно, что сырые они ничем не пахли, ну разве что рыбой.

В этом месте повествование прерывается на два месяца, так как я согласился на очередную работу.

 - Ты ведь обещал, что до конца сентября готов работать!. - напомнил мне работодатель, позвонив в Марокко в первых числах месяца. Да, я действительно обещал, но ведь неделю назад мне было сказано - до конца сентября работы не предвидится. Именно поэтому я и уехал, предупредив всех, чтобы не не рассчитывали на меня минимум три месяца (на самом деле намереваясь вернуться только после Нового Года).

- Хорошо. Раз обещал.... Только вылет будет из Агадира.

- Отлично. Вышлю тебе билет.

  На следующий день, действительно прислали по эл. почте билет с обратным вылетом из Багдада на 10 октября! Если честно, то мне ещё ни разу не удавалось вернуться из командировки в срок, так случилось и на этот раз, в Агадир мы вернулись лишь в ноябре.

Мы с Мариной добрались до Агадира почти одновременно. Она из Москвы, чуть раньше, я из Багдада, на час, полтора попозже.

  При регистрации в Стамбуле на рейс до Касабланки случилась заминка, стали требовать обратный билет, утверждая, что без него меня в Марокко не впустят. Никаких документов, подтверждающих, что у нас там стоит лодка, с собой не было. Парень за стойкой продолжал настаивать, что без обратного билета не может зарегистрировать меня на рейс, и я уже начал было злиться, но, в конце концов, он переговорил с кем то из начальства и выдал посадочные талоны. Сразу пробила мысль: - А как же Марина? Я набрал её номер, но она уже благополучно долетела до Касабланки и даже добралась до автостанции.

  Первый день пролетел суматошно и незаметно. Уборка, магазин, мелкий ремонт. Почему то кажется, что здесь, в Агадире, мы живём уже не первый год.

  Наконец определились с датой выхода. Оплатили марину по 5 число, договорились, что в понедельник проходим таможню а во вторник шестого, рано утром, уходим. Вернее марину мы оплатили за полный год. Так как если платить за 10 месяцев, которые лодка здесь простояла, по месячному тарифу, получалось более чем на сто евро дороже, чем годовой тариф. Так что можно ещё стоять, но чувствую, что пора.

  Прогноз на ближайшую неделю больше 25 узлов не обещает (в бакштаг) и ещё, 10 числа на Ланцаротте прилетает мой бывший коллега Паша. Не смотря на мои предупреждения, что лодка у нас старая, маленькая и тесная, он всё же захотел испробовать прелестей яхтинга. Ну что же, посмотрим, что из этого получится.

А на Канарах сейчас столпотворение, собираются участники ARC. Вся эта толпа уйдёт через Атлантику только в конце месяца, а якорных стоянок на Канарах говорят почти нет.

Я заметил, что в последнее время мы выходим с лодки только по делам: в магазин, в душ, вынести мусор, словно живём дома. Значит место приелось, пора идти дальше.

5 ноября. Сегодня потратили последние дирхамы, прогулялись напоследок по набережной - последний день в Агадире, в Марокко. Уже почти неделю здесь мы занимаемся тем, что готовимся к переходу, за исключением сегодняшнего дня, он сразу был запланирован на безделье, ну или на случай непредвиденных дел.

Но чем можно заниматься пять дней, учитывая, что два месяца назад мы уже были готовы к выходу и ждали только погоды? Ну хорошо, в моё отсутствие Марина провалила лючок в пайолах над трюмным колодцем. Подходящих деревяшек, чтобы сделать новые упоры, не было, поэтому я долго выпиливал планки из фанеры, шкурил, склеивал, опять шкурил и т д. Но за день (с перекурами) управился. На другой день, взялся помыть палубу, как из каюты раздался крик: - Вода!!! Хорошо Марина сидела там и вовремя заметила. Струйка воды текла в аккурат на штурманский столик, где лежало радио, флэшки, жёсткий диск. Лилось из щели между наружной и внутренней обшивкой рубки. Случалось и раньше, что в плохую погоду там подкапывало, но сейчас просто лилось. Я долго ломал голову, где же та дырочка, которую вода так легко отыскивает. Грешил на палубный шпигат. Он проходит сквозь палубу и сливает воду ниже ватерлинии. Кстати, он забился, видимо зарос ракушками. Совершенно случайно обратил внимание, что основание одной из леерных стоек вроде как не очень плотно прилегает к палубе. Пошатал — шевелится. Оказалось, лопнули болты крепления, видимо приложились где-то, и видимо давно. Но внутри лодки крепление казалось сухим, так как было заклеено приличным слоем стеклопластика.

Пришлось срубить его стамеской. Сделал и вклеил новую подкладку из морской фанеры, пластину из нержавейки, под основание стойки резину, стянул новыми болтами с большими шайбами. Закрывать нашлёпкой из стеклопластика не стал. Если уж будет течь, лучше видеть где. Даже рассказывать долго, но за пол дня управился. Испытания водой прошли успешно, нигде не течёт. Что ещё?

Купили ещё дин баллон газа. Не выдержав местного овощного изобилия и его дешевизны, Марина ударилась в заготовки овощных консервов. Два дня кипятила, варила, стерилизовала. Хорошо, что у неё банки закончились.

Приобрёл 100 метров дешёвого полипропиленового троса в магазине товаров для промышленной рыбалки. Конечно, они не прочные, и ультрафиолет плохо переносят, но у соседа француза швартовы из него уже год держатся, и пока ещё ничего. А где ещё купишь 100 метров 16 мм троса за 35 евро?

Какая то ерунда опять с таможней. Документы, которые мне выдали в офисе марины перед отъездом, у меня забрали на таможне в аэропорту. Я особо и не сопротивлялся, так как это были только фотокопии. Теперь же оказалось, что они нужны, чтобы снять лодку с таможенного учёта. Меня отвезли на таможню, зачем-то требовалось моё персональное присутствие. Там я просидел около часа, периодически предъявляя паспорт различным чиновным лицам, и всё уладилось. Мне вручили синий листок, сказали, что всё в порядке и я могу идти.

На этом вроде и всё. Всё сделано, всё закуплено — можно выходить. Марина Агадира заметно оживилась, по сравнению с тем, что было даже два месяца назад. Лодок стало больше, ежедневно кто-то приходит или уходит. Вчера на Канары ушла большая итальянская лодка Micamale. Они захватили с собой двоих пацанов французов, путешествующих с рюкзаками. Те уже несколько дней тусовались возле марины, ожидая оказию. С нами тоже просились, но у нас лодка маловата, я не согласился.

Сегодня ушла большая стальная яхта из Канады со странным, похожим на славянское, названием «Moloda». Оказалось, что у канадцев украинские корни.

Два дня назад пришла небольшая лодка под норвежским флагом. На борту два парня и девушка. Какие-то неформалы. Все ходят в синих балахонах, у одного борода лопатой.

Подошли ещё одни яхто-стопщики. Парень, молодая женщина и маленький мальчик. Мы поболтали на ломанном английском и мне его акцент показался знакомым. Оказалось прибалт, из Латвии. Перешли на русский. Я опять отказался взять пассажиров. Оказалось, не только я. Наш сосед Дик, на круизно-гоночной лодке просто сказал, что предпочитает ходить в одиночку.

Этот голландец и ещё француз с семейством вызывают у меня чувство собственной ущербности, я сам себе начинаю казаться лентяем и раздолбаем. Особенно француз. Каждый день, с раннего утра, он наряжается в оранжевый комбинезон и начинает что-то чистить, драить, ремонтировать, и так до вечера. Лодка и так блестит как новая монета, но процесс не прекращается ни на день. Сегодня он демонтировал какие-то приборы и что-то чистил.

Голландец, улыбчивый дяденька, отошедший от дел бизнесмен, хоть и приехал только три дня назад, тоже не отстаёт. Вооружает, моет, чистит, весь день прыскает из баллончика. Мне стало казаться, что наша лодочка по сравнению с ихними выглядит запущенным рыбацким баркасом. Я даже не удержался, полез на мачту, снял лэйзи-джек и постирал. Верёвки были абсолютно чёрные.

Вечером сдал паспорта в портовую полицию. Сказали завтра в 7:30 можно будет забрать, вместе с документами на лодку.

06.11 День сразу начался не очень хорошо. Хотя бы потому, что было пасмурно и небо беспросветно серое. Мы встали рано, прибрались, залили до верха водяные баки, отсоединили электрический кабель и к семи тридцати, как было велено, отправились за паспортами. Однако, полицейский участок был закрыт.

Полицейский появился только в 8:30, забрал из кабинета наши паспорта, которые я отнёс ему вчера вечером, сел в машину и сказав: - Тридцать минут! - уехал.

  Вернулся через час, но, наконец-то, отдал наши документы. Осталось дождаться таможню. Около 10 часов тот же полицейский сказал, что мы можем идти. - Точно? -переспросил я. - Да идите. - он махнул рукой.

  Ветра, по крайней мере в порту, совсем не было. Завёли двигатель, отдали швартовы, оттолкнулись от понтона и....  Даю ход назад, лодка не движется, передвигаю рычаг газа полностью вперёд - мотор слегка увеличивает обороты, но лодка по прежнему неподвижна. Мы беспомощно болтаемся в канале между двумя рядами яхт.

  Первая мысль - не переключается редуктор. Сдёргиваю кожух с мотора и вижу, что вал крутится. Тогда ещё хуже, наверное что-то с винтом. Достаю весло от тузика и, на потеху наблюдающим, загребая с одного борта, пытаюсь подойти к свободному понтону. Не получается,отпихиваемся веслом от лодок и пробуем подойти к другому. Удалось! Быстро швартуемся, я раздеваюсь, одеваю маску и ныряю в зловонную портовую воду.

  Вместо винта на гребном валу висел бесформенный комок из ракушек. Корпус лодки относительно чист, а винт просто исчез в массе наростов. Мы впервые оставляли лодку наводе на большой срок и такого эффекта я не ожидал!

  Пришлось вооружиться шпателем и выковыривать винт, скалывать с него морскую живность. И как она только растёт в такой грязной воде?

 Через несколько минут ныряний кожа у меня стала ярко-красного цвета, словно я перезагорал на солнце или только вышел из бани. Не от холода, это аллергия на какую-то дрянь (одну из многих) в этой воде. Хотя замёрз я тоже так,что зуб на зуб не попадал.

  Подошли таможенник и полицейский. - Проблемы? Механик нужен? На сколько дней откладываете выход?

 - Нет. Ничего не надо.Сейчас уходим.

  Я завёл мотор, попробовал дать ход вперёд. Из под кормы забурлила струя воды. Быстро ополоснулся пресной водой, переоделся и отчалили. Уже на ходу, стуча зубами, выпил стопку виски.

Ветра, как оказалось не было не только в порту. Часа два шли под мотором, потом несколько часов под парусами, против слабого, встречного ветра. Позади показался парус.

  В пол третьего нас обогнали норвежцы неформалы. Они шли под мотором. Вскоре ветер совсем скис, снова пришлось прибегнуть к механической тяге.

  Единственным приятным моментом в этот серый день, было огромное количество дельфинов. Они были повсюду. Некоторые просто проплывали мимо, другие сопровождали нас некоторое время. Это был какой то довольно крупный вид. У них ярко белое брюхо и бока. Интересно смотреть, как они, без видимого напряжения и, кажется, не совершая никаких движений, скользят в толще прозрачной воды, запросто оставляя позади нашу, отчаянно тарахтящую дизелем, лодку.

Ветер подул около десяти вечера. Было уже темно, луна и звёзды скрылись за облаками. Под генуей и гротом лодка пошла четыре узла, разбрызгивая форштевнем зелёные искорки светяегося планктона. Потом скорость выросла до пяти, шести, шести с половиной.... Ночью шли со скоростью шесть узлов уже лишь под закрученной на две трети генуей.

07.11 К утру ветер немного поутих, так что днём я даже на некоторое время поднимал грот, но волна, хоть и не очень большая, изрядно болтала лодку. Отвыкли мы от болтанки.

  День прошёл не очень весело. Я недавно простыл, болело горло, болели порезы от ракушек на руках (когда чистил винт, не сразу догадался одеть перчатки). Марина, как рассвело, вылезла в кокпит, пристегнулась шлейкой, легла на подветренной банке, накрылась спальником и пролежала так трупиком почти весь день. К вечеру, кроме головной боли, у неё был ещё и насморк.

  Следующую ночь пришлось бдеть одному. Постоянно в кокпите я не сидел, не смотря на то, что мы движемся всё дальше на юг, ночью в море прохладно. Сидя в каюте смотрел за курсом по монитору картплоттера и периодически выглядывал наружу оглядеться. Конечно, лучше было бы нести постоянную вахту. Риск столкновения в открытом океане ничтожно мал, если конечно вы не пересекаете зону оживлённого судоходства или рыбной ловли, но он есть. Сегодня ночью, я заметил слева по курсу огоньки. Трудно было сказать, что это, так как они были далеко и периодически скрывались за волнами. На всякий случай взял примерный пеленг на него - 255. Через несколько минут выглянул – огонёк всё там же, пеленг тот же.

   - Наверное что то неподвижное. - подумал я. Но, ещё через несколько минут, когда огни стали ближе, разглядел в бинокль зелёный ходовой огонь. Значит идёт, и к тому же поперёк нашего курса. Огни приближались, я всё чаще брал пеленг - он не менялся. Стало совсем неуютно, эта штука едет прямо на нас. Когда судно было уже достаточно близко, пеленг вроде начал медленно уменьшаться, но мои нервы не выдержали, я завёл мотор и дал полный газ. Через минуту появился и красный огонь левого борта – мы у него прямо по курсу. Ещё через несколько долгих мгновений исчез зелёный – значит проскочили! Большой сухогруз медленно-медленно прошёл у нас по корме.

Всю ночь железный рулевой вёл лодку достаточно ровно, только при усилениях ветра она приводилась градусов на 30...40, не смотря на то, что стояла лишь генуя. Он просто не осиливал такой нагрузки. Нужно было бы убавить парусины, но не хотелось терять скорость.

08.11 К утру до Арресифе осталось около 30 миль. Около часу дня вошли в гавань Пуэрто де Наос. Я рассчитывал на якорную стоянку, но там, оказывается, построили новую марину (она ещё не закончена), и на якорях никто уже не стоит.

При подходе к гавани Марина вдруг восстала из летаргического сна и начала принимать деятельное участие в процессе навигации. А к моменту, когда мы не очень элегантно навалившись кормой на соседнюю лодку отшвартовались у понтона, казалось совсем ожила.

Короче говоря, мы дошли. Переход 223 мили занял около 50 часов. Прошли 98 миль за первые сутки и 114 за вторые. Стоим в Марина Ланцароте.