Мама!

Мама!

Sevr

Итак, будем надеяться, что вы все же посмотрели этот фильм, нашли в себе силы досидеть до конца и теперь вас мучает один вопрос: что же это было?

Нужно сказать, что мне весь фильм было не по себе. Я чувствовал, что что-то упускаю. Что-то не понимаю. Что-то важное. Моя жена не выдержала и ушла в самом конце. А потом я наткнулся на расшифровку этого фильма и меня словно долбанули по голове чем-то очень тяжелым. Бывает так, что вся картина проясняется буквально за одно мгновение, вот со мной было именно так. Сначала прочтите эту расшифровку, а в конце я напишу еще несколько своих мыслей.

Я ни в коем случае не хочу присвоить себе этот материал. Его автор здесь и огромное спасибо ему за этот текст.

Персонажи

Итак, сразу и без обиняков раскрываем персонажей, потому что это чуть более, чем очевидно. И, да, это не метафоры Аронофски, это конкретные библейские персонажи.


  • Хавьер Бардем (в титрах «Him») — Господь
  • Дженнифер Лоуренс (в титрах «Mother») — Богиня-Мать, далее просто Мать
  • Эд Харрис (в титрах «Man») — Адам
  • Мишель Пфайффер (в титрах «Woman») — Ева
  • Братья Глисоны — Каин и Авель
  • Кристен Уиг (в титрах «Herald»), издатель книги — Моисей

Роли остальных можно разобрать после повторного просмотра, по памяти восстановить затрудняюсь. Но факт в том, что примерно до последней трети фильма мы видим исключительно библейских персонажей без всяких иносказаний. Ближе к концу начинается замес с разносом дома, и там уже люди — просто люди, это мы с вами.

Мать и Дом, Господь и Дом

В открывающем кадре фильма в очищающем огне Апокалипсиса сгорает другая женщина, отмеченная в титрах как «Foremother», «Пред-Мать». Как мы видим в конце, вокруг Дома нет ничего настоящего, и сжигая Дом, Мать сжигает всю вселенную. После мести Матери Господь снова создаёт вселенную из её Любви, и создаёт новое воплощение Матери (в титрах «Maiden», «Дева»). Дева в закрывающем кадре фильма встаёт с постели и начинает с начала великий круг жизни.


Итак, Мать — это женское начало, материя, Земля. Главным атрибутом и внутренней сутью Матери является Любовь. Эту любовь Матери Господь сжимает в алмаз и ставит его в центр мира в раю (об этом чуть дальше). До ожесточения сердца Матери Любовь наполняет её всю. Мать и есть Любовь.

Второй главный атрибут и внешняя суть Матери — это Дом. Мать чувствует Дом, она полностью выстроила его и заботится о нём. Он ещё не завершён, но Мать делает его лучше. Дом — это часть Матери, Мать не просто не может существовать вне Дома, она не может даже пересечь порог Дома, в отличие от Господа. Мать и есть Дом.

В отличие от Матери-материи, Господь — это Дух, Сознание, Мысль, Слово. Не зря он показан как поэт, как вдохновенный оратор (в сцене с поминками). Дом для Господа — его вместилище, он является внешним по отношению к Нему. Несмотря на то, что нам кажется — Господь создаёт Дом и Мать снова и снова, в картине Аронофски совершенно прямо указывает: это делает не сам Господь, на это творение способна только Любовь, концентрированная в алмазное сердце. В некотором смысле, Господь и Мать танцуют вечный танец творения и разрушения, и именно Мать создаёт и разрушает мир в извечном перевоплощении.

Наконец, дом имеет трёхчастную христианскую структуру — верхний этаж с кабинетом Господа, куда только он сам пускает гостей (Рай — доказательства мы легко увидим дальше), основной этаж с дверьми, кухней, гостиной и спальнями, и подвал — Ад.

Что происходит по ходу фильма

Итак, вооружившись этими знаниями, разбираем синопсис фильма.


Сотворив мир из Любви Матери (а точнее, лишь послужив этому толчком, так как мир сотворила сама Любовь), Господь пытается создать что-нибудь, но у него не очень получается. Мать при этом непрерывно создаёт новое и заботится о Доме и о Господе. Она опирается на чувства сердца, выбирая цвет штукатурки и формируя Дом. Господь при этом на протяжении всего фильма виртуозно газлайтит Мать и манипулирует ей.

В Доме появляется Адам. Господь приглашает его в кабинет, ведёт себя с ним, как с равным и наслаждается его обществом (период до грехопадения). Адам получает комнату и «вселяется» в реальность Дома. Сцена с тошнотой голого Адама, вероятно, соответствует рождению Евы, которая появляется наутро. Ева ни во что не ставит Мать, пытается прорваться в Рай, после чего они вместе с Адамом разбивают Сердце Матери по наущению Евы — это и есть грехопадение.

Ранее нам показывают зажигалку Адама — это метафора его первородного греха по отношению к Матери (а не к Отцу). Первородный грех в христианстве — это ослушание воли Господа. Адам поначалу выполняет волю Матери (не курит в доме), но потом вместе с Евой они своевольничают и свободно курят, что является симметричной метафорой ослушания Матери.

Господь выгоняет Адама и Еву из Рая и заколачивает двери. Человечество вступает в эпоху Ветхого Завета, начиная с братоубийства Каином Авеля. Кровь невинной жертвы навсегда остаётся частью дома, её невозможно отмыть. Именно она «выключает свет» и открывает дорогу к бочке с адским огнём в подвале. К той бочке, зажжёт которую Мать с помощью зажигалки Адама — его первородного греха ослушания Матери. Дальше дом наполняется людьми, которые вообще забывают о Матери и непотребно себя ведут, пока Господь сам их не смывает Потопом.

Однако, смерть, боль и похороны вдохновляют Господа на создание Ветхого Завета — великого послания людям. В это время Мать вынашивает Сына, физический плод Господа. Прочитав Завет, Мать понимает, что она больше не нужна будет Господу, и говорит об этом.

Поначалу Завет привлекает людей к Господу, но потом приводит к грабежам, насилию, убийствам от имени Господа (так, издатель поэмы — это Моисей, который лично убивает египтян), созданию культа и к постепенному разрушению Дома.

Господь помогает Матери подняться наверх, в свой кабинет, где рождается Сын, но Господь обманом и измором отдаёт его людям — напитанного Любовью Матери. Которые, совершенно логично, растерзывают его, и создают новый культ, предписывающий есть тело Бога и пить его кровь.

Сердце Матери черствеет окончательно, и она добирается до подвала, чтобы сжечь весь мир в очищающем пламени Апокалипсиса. Напоминаю, что бочка с горючим — это часть Дома, то есть часть Матери, часть её неотъемлемых способностей. А зажигалка появилась как первородный грех Адама, ослушание Матери.

После того, как мир умирает, Господь забирает у Матери Любовь, чтобы запустить круг с начала.

Ключевое сообщение

Смысл, заложенный Аронофски, очень прост ровно для того, чтобы не быть превратно понятым. Вот, что сказал автор.


Ребята, Любовь не принадлежит Господу. Любовь — это Мать. Любовь — это Земля. Любовь — это наш Дом. Мы забыли об этом, и если мы об этом не вспомним, всё сгорит в очистительном огне.

Аронофски даёт понять, что культ Отца ведёт нас в пропасть. Что культ Сознания, культ Духа, культ Слова без почитания Матери, без послушания Матери, приведут нас к распаду этого мира. Не к окончанию вселенной, ибо она извечна и бесконечна, но к распаду нашего мира.

Нам нужно вспомнить о нашей планете, о нашем Доме, и о том, что нельзя думать только о Рае. Что нельзя думать только о правоте. Что нельзя думать только о Господе-Отце, ибо он не всемогущ. Всемогущество имеет только пара Отца и Матери.

Аронофски говорит нам — опереться можно только на Отца и Мать вместе.

Опираясь лишь на Отца, мы разрушаем мир.


____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

После прочтения я еще долго пребывал в очень странном состоянии. С одной стороны досада, потому что это ведь было на поверхности. Особенно тот момент, с дырой в боку. Ну ясно же, что ребро и дальше должна появиться женщина. Но....

А с другой стороны очень крутое состояние восхищения и удовлетворения. Если вы еще не смотрели этот фильм, искренне завидую вам, потому что вам еще предстоит пережить эти эмоции.


Как я уже писал выше, моя жена ушла в самом конце, когда ребенка отобрали у матери, сумасшедшая толпа начала передавать его по рукам и в итоге убила. Смотреть это было очень тяжело, снято сильно, актеры - просто шикарные. На Дженифер Лоуренс посмотрел по-новому, это совсем не Голодные игры и совсем не ее фото в интернете, это очень сильная актриса.

А потом я задумался. К истории со спасителем многие привыкли за 2000 лет. Ну да был, ну да, страдал, ну да, распяли, ну да, воскрес. Это очень знакомо, очень спокойно и очень обыденно. Когда за историей лишь буквы - она не воспринимается как что-то живое. Но когда даешь истории лица реальных, живых людей - тогда она воспринимается по-другому. Тогда она действует на людей по-другому. Они выходят из кинозала, как моя жена, не в силах видеть того, что происходит. Они плачут, не скрывая слез, как на фильме Гибсона «Страсти Христовы». Нам нужны живые люди, а не старые истории. В живых людях больше божественного, даже если они убежденные атеисты, чем в любой религии. Любите людей, это важнее всего остального.