Легенда практики Чод

Легенда практики Чод

Мифология

В детстве у Тенгона был друг Толитой. От природы он обладал очень слабой верой в Три Драгоценности. Хотя у него был пытливый ум и большие способности к учебе, у него оказалось недостаточно добродетели, чтобы стать буддистом. Он очень любил всё материальное и мог подолгу смотреть, как строятся большие дома, или как у телеги крутится колесо – но вовсе не для того, чтобы самому сделать что-то хорошее, а, скорее, ради того, чтобы ввернуть свое красивое словцо и показать другим, как он умен.

— Надо же, каков человеческий гений — сотворил колесо! Какой прорыв в развитии получил человек благодаря этому, казалось бы, незначительному открытию! — бывало, говаривал он.

Но пустое восхищение человеческим разумом ненадолго привлекало людей, и тогда Толитой принимался рассказывать о своих сверхъестественных способностях — о том, как во сне он летал в параллельные миры и общался с духами.

В душе он завидовал своему другу детства Тенгону, который стал буддийским практиком. Так завидовал, что перестал общаться с ним. Толитой никак не мог смириться с доброй славой своего друга. Тенгон никогда не рассказывал о себе, но все знали и уважали его за чудесные способности, которые имел он, и за упорство в практике Чод.

Услышав об очередном подвиге Тенгона, Толитой говорил, что такого просто не может быть. Мол, как можно доверять словам выдумщиков, не увидев всё это своими глазами? Одни и те же люди видят разные чудеса, а он никогда их не видел! Ну, разве это в таком случае не враньё?

Видимо, не слышал Толитой слов одного мастера старой школы: "Не верящие в возможность чудес думают, что такие истории – это мифы, вымыслы, или волшебные сказки. На самом деле есть люди, которые могут совершать удивительные вещи, как это делали древние Учителя. Не пренебрегайте некоторыми аспектами Вселенной, не думайте, что это просто россказни. Во Вселенной есть бесконечное множество чудесных качеств и деяний".

Однажды Толитой отправился на прогулку верхом. Проезжая мимо Красной горы, в которой, по рассказам, сокрыты великие сокровища, он почувствовал, что позади, на его лошади, сидит кто-то ещё. Испугавшись, конь тревожно заржал и поскакал галопом.

Как ни старался Толитой сбросить с коня непрошеного попутчика, ничего не получалось. Когда он обернулся и постарался разглядеть его, то ничего не увидел. От ужаса волосы его встали дыбом, так что даже шапка слетела с головы.

Одно дело — забавляться, рассказывая о своем общении с духами неискушенным слушателям, совсем другое – когда ты на самом деле встречаешься с бестелесным существом. Так и доскакал Толитой до дома, не переставая стучать зубами от страха. Существо обхватило его крепкими руками и не хотело выпускать. Ум Толитоя не желал верить в происходящее, но все чувства отчетливо говорили, что кто-то сильнее его устроился в седле у него за спиной.

Едва соскочив с лошади, Толитой забежал в свой дом, хлопнув дверью. Он не мог понять, почему этот дух прицепился именно к нему. Он готов был отдать всё самое дорогое из того, что имел, чтобы больше не испытывать подобного. Он закрыл глаза и сказал себе: “Это был сон. Сейчас я проснусь, открою глаза и пойму, что это всего лишь дурной сон”.

Когда он открыл глаза, всё в доме было как обычно. Но тут кто-то невидимый и грузный со скрипом уселся на кушетку. Все внутри Толитоя похолодело: он отчетливо чувствовал присутствие незваного гостя, не видя его. Он стал вспоминать молитвы о спасении, но, сколько ни старался, так ни одно ни не вспомнил. От ужаса он забыл, что никогда и не пытался выучить хотя бы одну молитву.

Он бросился было на улицу к людям, но ноги стали как свинцовые. Он хотел закричать, позвать на помощь, но рот искривился и словно стал чужим. Всё перекошенное тело Толитоя стали бить в судороги, изо рта показалась пена. Падая, он зацепил ногой ведро с водой, и вода залила весь пол. Лежа на полу, Толитой рассмотрел в воде отражение сидящего на кушетке незваного гостя. Это было последнее, что он увидел перед долгим обмороком.

В таком лежачем положении и нашли Толитоя на следующее утро его родственники. Неделю пробыл он в беспамятстве. Его била лихорадка, и в бреду он звал своего друга детства — Тенгона.

Так в местности Каменная появился новый шаман Толитой. С тех пор, как его посетил дух предков, его слава стала расти не по дням, а по часам. Он входил в транс с помощью пения и кружения в танце, подкрепляя их употреблением немыслимого количества спиртного.

Когда дух предков вселялся в его тело, он брал раскаленный чугунный прут, лизал его языком, и нисколько при этом не обжигался. Слюна шипела и испарялась белым паром, лицо раздувалось, зубы обнажались, а глаза становились блестящими и смотрели, словно у существа из преисподней.

Раздувшееся тело становилось невесомым, и он с разбега забирался на высокое дерево, откуда сообщал собравшимся о приходе духов и хозяев земель. Он делал предсказания, рассказывал желающим об умерших и о давно забытых делах. За тех, кто хотел умилостивить своих предков, он совершал ритуал подношения из сваренной бараньей головы и разных спиртных напитков.

Толитой был очень завистливым и не терпел рядом других шаманов. Он без труда выжил всех мелких шаманов, а с одним, посильнее других, устроил поединок. Усевшись на противоположных вершинах гор, шаманы направили к подножью этих гор на поединок двух женщин: оставив свои тела, шаманы вселились в тела двух не ведающих об этом женщин и стали выяснять, кто сильнее.

Женщины стали драться кулаками, дёргать друг друга за волосы, царапаться и кусаться. “Марионетка” Толитоя была моложе и проворнее, но её соперница была гибкой и упорной, поэтому она отвесила пару тумаков и, опрокинув свою жертву в пыль, стала таскать ее за длинные черные волосы. Толитой почувствовал силу своего противника и впервые подумал, что может проиграть бой. Холодным потом покрылся его позвоночник, когда мысли одна страшнее другой стали приходить ему на ум: если он окажется побежденным, тогда прощай и слава, и почести! Да и вовсе придется покинуть эти края! Если ещё выйдешь из поединка живым!

К счастью, "избранница" Толитоя оказалась признанной победительницей состязаний по ломанию отростков рёберных костей коровы (по-бурятски "хээр") голой рукой в положении за спиной. Поэтому она нанесла отработанный резкий удар ребром ладони, когда соперница была за её спиной и собиралась заломить ей другую руку. Удар пришёлся по рёбрам. Раздался глухой хруст сломанной кости, та охнула и осела на землю. Шаман – соперник Толитоя завалился на спину, из его носа потекла кровь. Он ожидал, что Толитой придет его добивать, но тому было не до него. Толитой пребывал на вершине славы! В этот момент его поклонники, наблюдавшие за кровавым поединком, возносили ему, своему кумиру, славословия и оказывали всевозможные почести. Так в жестокой борьбе Толитой стал самым главным шаманом во всей округе. Со временем он приобрёл опыт и силу в проведении всех шаманских обрядов.

Тенгон, конечно же, слышал о делах своего друга детства, и всё качал головой: не доведут, мол, до добра мирские духи. Затем он ушел в трехлетний ретрит. Вернувшись, он был немало удивлён, когда ему сообщили о том, что прошёл год, как шаман Толитой умер. Как оказалось, Толитой стал злоупотреблять камланиями — всё чаще и чаще впускал в свое тело духов, и оно не выдержало нагрузки. Так он и умер, а при смерти завещал, чтобы на похороны обязательно пригласили монаха Тенгона.

Не найдя Тенгона, собравшиеся на похороны осиротевшие поклонники шамана долго не могли решить, как быть с телом своего кумира. Делать нечего — взяли и, как умели, похоронили его на общем кладбище. С тех пор люди в округе стали умирать от странных несчастных случаев и от неизвестных болезней. А на этом кладбище больше никого не смогли похоронить – говорили, что мертвое тело шамана восстало из могилы и не дает даже близко подойти к погосту.

Тенгон попросил кого-нибудь из местных жителей показать, где расположено кладбище неуёмного шамана. Но смельчаков не нашлось. Долго просил людей Тенгон, пока один старый охотник не согласился проводить его до ближайшей от кладбища горы. Когда охотник и Тенгон подошли к горе, уже там был слышен гул, производимый телом шамана. Охотник в ужасе бросился обратно, лишь махнул рукой в сторону, куда идти.

В одиночку Тенгон шел почти час, прежде чем понял, что он у цели, у места, откуда доносится шум. Разглядеть кладбище было невозможно: вокруг него стеной стоял пыльный смерч. Он поднимался до самого неба, как огромная труба из крутящейся земли, листьев и разного мусора. Казалось, он застыл в раздумье, куда двинуться дальше. Тенгон надел на глаза бахрому-мигдре, без колебаний вступил в этот хаос и на ощупь прошел вовнутрь. Песок забивал рот и нос. Поднимающийся вверх поток воздуха был настолько плотным и мощным, что, казалось, вот-вот оторвет монаха от земли и унесет в небо. Но, как ни странно, внутри смерча оказалось спокойнее, ветра здесь было меньше, и Тенгону удалось устроиться на земле и начать свою практику.

Три дня и три ночи напролет отпевал Тенгон беспокойное сознание Толитоя. Несладко пришлось шаману после смерти. Сознание его, привязанное к славе, почету и уважению, не хотело терять всё и покидать этот мир. К тому же, сразу после смерти дух предков поймал сознание Толитоя и забрал весь остаток его добродетели, оставив ему лишь нескончаемые страдания в аду. Таковы были условия давнишней сделки Толитоя с шаманскими духами.

Красивой мелодией лилось пение монаха Тенгона. Строки из священных трактатов давали ему повод подумать над бренностью человеческого тела и этого мира.

На рассвете третьего дня всё неожиданно изменилось. Ветер улегся, шум затих, и Тенгон подумал, что грешное сознание шамана наконец-то обрело покой. Он осторожно отодвинул кончиком ваджры свисающие кисточки наглазной повязки и увидел, к своему ужасу, грозного шамана Толитоя, стоящего на своей могиле. Друг детства Тенгона весь был серо-пепельного цвета. Куски мяса на его лице местами сгнили и отвалились, оголив кость. Волосы и ногти безмерно отросли, и было страшно даже смотреть на них.

Он держал в руке натянутый лук и, как только Тенгон прервался и стал подсматривать сквозь щель мигдре, сразу выпустил стрелу. В эту щель и попал мстительный выстрел. Только в последний миг благодаря моментальной реакции Тенгону удалось увернуться. Стрела пролетела мимо, но все же зацепила кожу на лбу. Дух шамана, довольный своим последним посланием в этот мир, освободился и ушел в промежуточное состояние. Его тело стало рассыпаться на отдельные куски, а голова подкатилась поближе к Тенгону и сказала:

— Эх, не смог я тебя прихватить с собой! Всегда ты был удачливее меня! Что ж, зато теперь не забудешь меня до смерти!

Долго лежал и бредил монах Тенгон в тяжёлой лихорадке от трупного яда на кончике стрелы, но все же оправился. С тех пор у него над правой бровью появился шрам, и больше он не водит ею во время практики Чод.



Источник. Из серии "Легенды практики Чод"