Кто такая Рожкова и откуда взялась?

Кто такая Рожкова и откуда взялась?

НОСТРАДАМУС
Даже в Орле Рожкова не смогла возглавить управление и теперь она информационном в отделе.


Про новую орловскую начальницу отдела информационной политики. #нампишут местные журналисты, которые, может, и хлебают щи лаптем, но, когда их заставили жрать американский паспорт, сгруппировались, мобилизовались и для начала навели кое-какие справки. Наталья Рожкова познакомилась с нынешним своим шефом в 2014 году, когда пришла к нему работать на выборы в Мосгордуму. Работала много, но без отрыва от основного производства - тогда она была журналистом "МК". Деньги играли первостепенную роль, но платил Клычков немного. Однако гонорар значительно увеличивался, когда на страницах федерального издания ей удавалось разместить определенные публикации. Явная агитация не прошла бы, но нужные кандидату акценты в статьях как бы о текущих политических процессах расставлены были. В редакции, разумеется, об этом не знали. Поняли уже задним числом, когда заподозрили ее в другой джинсе. Поверить в то, что она смогла обвести Гусева (главный редактор "МК"), было сложно - пытаясь отмыться от обвинений в заказухе, он создал такой тотальный контроль, что буква не проскочила бы. Бывшие коллеги объясняют потерю бдительности тем, что у главреда в то время была другая головная боль - Айдер Муждабаев (зам, позже уехал в Киев и там поехал окончательно). Так или иначе, чтобы не выносить сор из избы, волчьего билета Рожковой выписывать не стали, а дали уйти тихо и мирно. Но шепоток в журналистских кругах пошел. Кто-то недоумевал. Люди же, хорошо знающие ее, ничуть не удивились. Они говорят, что скромностью маскируется двуличие, трогательностью и ранимостью - злопамятность и маниакальная мстительность. Интриги плетет незаметно, может долго выжидать, а когда что-то срывается, решает закатать катком. Правда, из-за природной истеричности все-таки срывается и проигрывает. Но главное - участие. После "МК" какое-то время она помыкалась без работы, потом за довольно короткий период сменила ТАСС, "Ленту", "Газету" и, когда объявили набор, устроилась в обновленные "Известия". Карьерных перспектив ей там не светило. О прошлом знали. Да и как автор звезд с неба не хватала. Статьи писала по привычному шаблону: первый абзац - канцелярское изложение темы, пять последующих - комментарии политологов. Редкий эксклюзив от нее был организован редакцией. Как колумнист (в этом качестве она попытала себя, как позже выяснилось, уже зайдя одной ногой в Орел) тоже не впечатлила - в коллективе за глаза это назвали провалом, а в очных оценках вежливо спрашивали, не тяжеловато ли для формата. Везде - и в "МК", и в "Ленте", и в "Известиях" - пожимают плечами в ответ на вопрос о ее "руководящих должностях", как было официально заявлено при назначении в Орел. Дежурный редактор выпуска и заместитель редактора отдела - это совсем не начальник, как бы сильно ни хотелось натянуть. То есть опыт руководства, администрирования, аппаратной работы, налаживания связей и все то, что обещали с приездом московского специалиста, отсутствует. Полностью. Клычков об этом прекрасно осведомлен, его никто не пытался обмануть. И вот тут возникает ключевой вопрос: почему именно она и зачем такой риск, когда на носу выборы поважнее губернаторских? Этот ответ врио тоже знает и тщательного его скрывает. Обращение в прокуратуру на Числова (учредитель "Орелграда") он сам санкционировал, поддавшись на уговоры. Но, говорят в близком окружении, сейчас начинает сильно жалеть и об этом в частности, и о своем кадровом решении в целом. (Для общего понимания уместно напомнить: в той череде губернаторских отставок встреча президента с назначенцем в Орловскую область была единственной, которую на ТВ и "Кремлине" давали без звука - без положенных приветственных слов и первых наставлений.) Заявление на Числова теперь можно объяснить. Оно подтверждает отсутствие у Рожковой в принципе какого-либо представления, как выстраивать работу со СМИ. Какой она пярщик, тоже теперь понятно. В конце концов, этот не совсем изящный штрих хорошо дорисовывает портрет. Админресурс подсаживает на себя до жуткой ломки. Бывший журналист, хлебнувший власти, может пожаловаться на журналистов в прокуратуру еще не раз. В "МК" причину ее ухода, безусловно, официально не назовут, это равносильно признанию всех смертных грехов, которые Гусев пытается замолить. Интересующимся достаточно почитать статьи Рожковой того времени, чтобы сделать вывод без помощи надзорного ведомства. Но дела до практического результата от таких обращений ей никакого нет. Попасть в телеграм Незыгаря и заодно подняться на волну борьбы с анонимайзерами - вот это большая удача, помноженная на счастливый случай. Рожкова невероятно тщеславна. Как рассказывает одна из ее приятельниц-журналисток, она болезненно переживает, что не может удовлетворить свои амбиции. Когда Леся Рябцева была в зените своей эпатажной славы, Рожкова призналась, что завидует: дура и плохая, но зато пиар и хороший. Звезду столичной прессы Катю Винокурову считает дурой поумнее, но, черт подери, та еще и уважаемая. У неискушенных провинциальных СМИ набора изощренных инструментов нет. Мы здесь в России народ простой. Отвечаем хоть и неуклюже, но прямо. Если уж мы смогли выяснить, как все-таки Рожкова попала в начальники (а смогли), то органы, куда более компетентнее прокуратуры, и подавно. Да, Наталья Петровна? Сейчас ждем подтверждения. А пока - с наступающим Новым годом, конечно.