"Кровь и вино"

"Кровь и вино"


Книга, которая будто бы не нужна ни читателям, ни редакторам, ни переводчикам, ни дизайнерам, оформлявшим обложку, ни корректорам, ни, кажется, самому автору. 

Имея в рукаве персонажей вроде Стейнбека, Хемингуэя, Картье-Брессона, Пикассо, Бергман, Беттины Грациани и еще с десятка легенд, нужно было очень постараться, чтобы написать настолько занудно. 

Складывается впечатление, что Алекс Кершоу выложился только в главе о знаменитой высадке в Нормандии на пляже «Омаха». Как будто он очень хотел рассказать об этом событии и только о нем. Собственно, с него книга начинается, в самой главе намечается кульминация, а оставшуюся часть автор уныло и без настроения мажет на черствый хлеб. Даже смерть самого Капы, прошедшего 4 страшнейшие войны, а в итоге оказавшегося на территории военных действий незапланирвоанно, описывается будто бы вскользь.  

Капа - самый знаменитый военный фотограф, снимки которого вы точно видели хоть раз. Я заинтересовалась его личностью после «Русского дневника» Джона Стейнбека. Он и Капа приехали в СССР в 1947 году, чтобы рассказать о реальной жизни по ту сторону занавеса. Вот эту книгу я советую вообще всем. Прочитала за пару вечеров.  

Мне правда очень обидно, что о Капе не получилось написать так «как надо». Говорили, что этот венгерский еврей говорил на семи языках (правда делал это очень плохо и с жутким акцентом), был ужасно азартным и проигрывал все свои деньги в покер. «Когда он поднимался в вагон с бутылкой шампанского и чьей-то женой в обнимку, городской оркестр заиграл для него серенаду», - вспоминает Ирвин Шоу и это описание - лучшая метафора жизни Капы. 

Кстати, Роберт Капа - псевдоним, который он выдумал, чтобы продвинуть себя как фотографа в Париже. С Эндре Фридманом не очень хотели работать, а вот за снимки «легендарного американского фотографа Боба Капы» агентства готовы были платить двойную, если не тройную цену.

Самой ужасной трагедией его жизни стала смерть возлюбленной Герды Таро, погибшей во время гражданской войны в Испании. Она тоже была фотографом, и Капа так и не смог простить себе, что оставил ее одну во время боевых действий. Друзья и знакомые утверждают, что после этого события часть его души умерла. 

Капа дружил с Хемингуэем и сделал немало фотографий и репортажей с писателем. Называл он его Папа (скорее всего с ударением на последний слог). Еще крутил роман с Ингрид Бергман (за спиной ее первого мужа), он же посоветовал ей забить болт на Голивуд и начать сниматься у европейских режиссеров. Фильм ее будущего мужа Роберта Росселини «Рим открытый город» Бергман тоже посмотрела по совету Капы. 

Вообще мне очень хотелось замутить материал о Капе «не военном фотокорреспонденте». Он сделал множество прекрасных снимков (смотрите галерею). А в конце 1940-х годов создал серию фильмов «Париж: кавалькада моды» о развитии haute couture во Франции, где, конечно же, большая часть времени отводилась Диору. Всеми силами пыталась найти эти работы в интернете, но потерпела поражение. 

Собственно, это все, что вам надо знать. Ставлю этой книге 3 фотовспышки из 10. 

И да, отдельно бесит, что текст настолько плохо вычитан. Я, конечно, сама еще тот грамотей, но когда на протяжении всей книги то пропущенные союзы, то ошибки в согласовании и склонении, то двоящиеся слова (когда так и не решили, какой же вариант оставить) - хотелось только одного: взять красный карандаш и отправить свой экземпляр назад в редакцию. 

А перевод «винтажное вино» (vintage wine) окончательно взорвало мне мозг.