Красавец и чудовище

Красавец и чудовище

Черная Полоса

— Главное, что ты у меня красивый, а на твою невесту мне плевать, лишь бы человеком она была нормальным.

— Ты хоть видела её?

— Видела… Но, говорят, через три года совместной жизни люди начинают любить друг друга.

— Мама, я не уверен, что смогу.

— Честно говоря, на твоем месте я бы вообще сошла с ума, — с неловким смешком сказала женщина, — Сынок, я просто не знаю как тебе помочь…

Мать Дениса заплакала, потому что очень его любила. Он в свои двадцать семь выглядел как статный мужчина с телом Аполлона и правильными чертами лица. Чёрные как венозная кровь глаза были украшены длинными ресницами, а на лице красовались алые, слегка поджатые губы. Даже мать иногда преодолевала смущение, чтобы запустить руку в его вьющиеся мягкими волнами волосы.

— Сынок… Может мы лучше уедем?

Денис уже не раз слышал это риторический вопрос. Он знал, что его мать уже слишком стара чтобы вынести укусы бюрократического монстра для переезда в другую страну, и бросать ее Денис был не намерен. Он лишь грустно улыбнулся, обнял ее и поехал в свою квартиру, где обнаружил жену, которая в этот вечер готовила ужин.

— Дорогой, я скоро приготовлю тебе такую вкуснятину!

Денис старался её просто не замечать. После того, как государство приняло закон о всеобщем равенстве, бедным выделяли богатого партнера, больные жили обязательно со здоровыми; выбор ограничивался лишь двумя людьми (в зависимости от ориентации). Вынужденный жених направился в свою спальню, закрыл лицо руками и вспоминал свою первую любовь. Она была типичной первой леди в школе: стройная фигура, средний интеллект и романтичность натуры — но именно это и было нужно Денису как самому красивому мальчику среди всех парней. Он вспоминал, как их их нашли на одной из съемных квартир, арестовали и приговорили к трем месяцам тюрьмы.

— Денис! Сколько можно тебя звать?

Денис ничего не ответил.

— Уже все давно готово.

— Я не голоден.

Повисла непродолжительная пауза.

— Как твои дела, милый?

— Не называй меня так.

Не смотря на то, что она могла спокойно пожаловаться и обвинить его в дискриминации по внешнему виду, она всегда старалась угодить ему. Невеста Дениса стояла к нему только левой стороной тела, потому что другая была поражена ожогами третей степени, которые никак не могли зажить. Как только ее раны начинали ныть, она уходила в другую комнату, чтобы никого не беспокоить. Она молча перевязывала влажные ожоги, молча снимала и надевала челюстные протезы, молча плакала, но никогда не показывала своего недовольства.

Она вышла из темной комнаты, и Денис начал засыпать. Он очень много спал, особенно когда находился дома. Ему снилось, как он нагишом шагал по лунному кратеру и слышал восхищение древнегреческих богов. Весь пантеон был в восторге от его красоты, звезды начинали мерцать ярче и освещать в космической тьме лица Геи, Зевса, Артемиды и прочих божеств. Они протягивали к нему руки, будто хотели забрать к себе в загадочную бесконечность. Денис все громче слышал свое имя, и за секунду до соприкосновения с величественной красотой божественного пантеона проснулся от того, что его кто-то звал.

— Денис!

— Что… что ты хочешь от меня?

— К нам пришли. Это они. Ответишь на несколько вопросов?

Денис снова промолчал. Невеста позвала комиссию и те в черной одежде, вежливо представившись, ворвались в комнату и сели на маленькие складные стулья, которые с собой же и принесли.

— Денис Валерьянович, как ваши дела? Как ваша невеста поживает? — доброжелательно спросил человек в черном.

— У нас все нормально.

— Видите ли, Денис Валерьянович, у нас есть основания сомневаться в «нормальности» вашего семейного положения.

— В чем дело?

— Да дело в том, что ваша мать говорит, что вы не особо хотите жить со своим законно выделенным партнером. Она была в такой растерянности, вы просто не представляете. Как бы, вы же знаете, что миллионы живут в соответствии с законом о всеобщем равенстве.

— Я доволен абсолютно всем. Просто иногда…

Человек в черном перебил Дениса и спросил его невесту.

— Скажите, а как давно у вас был секс? Вы же планируете детей, верно?

— Вчера.

— Вы готовы это подтвердить соответствующими анализами?

В ответ девушка лишь замолчала.

— Послушайте, ваш жених в шаге от процедуры по увеличению лояльности. Вы вчера занимались сексом, верно? Потому что, если все же половой акт был, но анализы окажутся «чистыми», вы сядете в тюрьму на шесть лет за использование контрацептивов. Плевать на вчерашний день, я задам вопрос еще один раз: вы вообще занимались сексом с ним хотя бы раз?

Девушка уже не прятала свою правую сторону тела, а просто раздавлено смотрела на острые черты лица человека в черном.

— Все понятно. Денис Валерьянович, вам придется пройти с нами.

— Зачем?

— Мы вам поможем.

Денис не знал, что с ним будет. Его увезли в какую-то больницу, уложили на кушетку и вставили спицу в правый глаз. Денис не чувствовал боли, лишь тянущее ощущение от проникновения длинного хирургического инструмента. Он под углом устремлялся в сторону его лобных долей, и врач, который профессионально орудовал спицей, рассказывал Денису, как теперь все будет хорошо.

На следующее утро невеста встретила улыбающегося жениха. Он принес ей букет цветов и дорогих конфет. Позже они целовались, занимались сексом и не обращали внимания на уродство друг друга: одна была уродлива снаружи, а другой уже внутри.