Абромавичус

Абромавичус

AS

Рынок вооружения, "оборонгейт" и Пашинский. Интервью НВ с новым главой Укроборонпрома Айварасом Абромавичусом

Генеральный директор Укроборонпрома Айварас Абромавичус дал интервью ведущему программы Особистий код на Радио НВ, журналисту Евгению Киселеву.

Публикуем его главные цитаты из разговора:

На позиции главы Наблюдательного совета мне была поставлена задача поменять руководство концерна. <...> Я целую команду, можно сказать, агентов изменений предложил президенту, на что он сказал "окей". Но потом произошла история, где наши оппоненты сбили Алексея Тимофеева, который был самым главным претендентом на эту должность, <...> используя всякие не самые хорошие приемы, включая публичные.

Я считаю Укроборонпром, наверное, самой нереформированной структурой в стране вообще из всех институций, всех организаций, всех государственных компаний, при этом имеющую колоссальную важность для обороноспособности нашей страны. 

Две трети оборота Укроборонпрома — это продажа на экспорт. Одна треть — поставка вооружения нашим вооруженным силам. На свободный рынок мы продаем вооружения всего лишь примерно на $400 миллионов в год. <...> Россия - наш ключевой конкурент на ряде рынков. 

Первое совместное предприятие с иностранцами мы подписали всего лишь месяц назад. Это с мощнейшим, очень современным турецким частным производителем боевых беспилотников. Я как раз был на заводе полторы недели назад. Мы создаем совместное предприятие — наши двигатели, их все остальное, и станем эксклюзивным поставщиком таких боевых дронов.

Основные мировые компании по производству вооружения, публичные компании, торгуются на бирже, предъявляют отчетность всем инвесторам, рассказывают, сколько продали за квартал вооружения в Румынию, в Катар, в Саудовскую Аравию - номенклатура, цены (просто не раскрывают, конечно же, технологии). Это рынок достаточно открытый. Поэтому, когда мы говорим, что нужно все засекретить - наверное, все-таки не в интересах налогоплательщиков, чтобы эта засекреченность была такой серьезной.

Сейчас в ДОЗе (держоборонзамовлення - это некий такой бюджет, по которому наши военные закупают вооружение) уже 60% - частные предприятия, 40% - это компании концерна Укроборонпром. Я считаю, что если посмотреть на перспективу в десять лет - конечно, частные предприятия, их часть "в пироге", будет расти.

Есть плохие примеры, когда люди, очень близкие к политическому руководству страны, в ущерб государственным компаниям; в ущерб, возможно, бюджету страны лоббировали свои конкретные интересы, создавали с нуля (уже с начала войны) собственные производственные мощности - и таким образом вытесняли государственные предприятия из отдельно взятых рынков.

Мне показывали минометы, которые практически соответствуют натовским стандартам, но в этот же ДОЗ [держоборонзамовлення, — Ред.] они не попали, потому что в ДОЗ попали минометы, которые принадлежат компании Украинская бронетехника. То есть вместо этого попали не наши предприятия, а предприятия Украинская бронетехника, которое принадлежит прошлому руководителю Комитета по обороне и безопасности Украины господину Пашинскому.

Я считаю, что нужно избегать таких конкретных конфликтов интересов. Но если товарищ Пашинский решил заняться производством вооружения — я не против, но тогда, пожалуйста, сложите полномочия главы профильного комитета в Верховной Раде и занимайтесь бизнес-деятельностью. Но совмещать оба — быть теневым бенефициаром таких мощностей и быть в комитете — это, конечно, неправильно.

Я считаю, что [отставка секретаря СНБО Александр Данилюка] - это, конечно, потеря для Украины. Я считаю, что любые такие яркие представители команды реформаторов, которые уходят с занимаемых должностей - это потеря для страны. 

Сейчас [у Укроборонпрома] нет Наблюдательного совета, а Наблюдательный совет подписывает трудовой договор с генеральным директором. Поэтому я ни в качестве главы Наблюдательного совета, ни в качестве генерального директора пока ни одной копейки из концерна Укроборонпром не получил. Набсовет, я ожидаю, появится уже в ближайшем будущем - я надеюсь, что до конца следующей недели. Президент по своей квоте назначит троих, и Кабинет министров по своей квоте назначит одного члена, которые будут лояльны к изменениям в нашей компании, будут всячески поддерживать новое руководство.