Киллер

Киллер

Подптшись на @DollaruBandit

Шалом Бандиты, как часто вы задумывались об убийстве человека? Кто-то удовлетворяет это желание в играх, а кто-то в жизни. Одно дело быть убийцей в игре, где ты всегда можешь загрузить новое сохранение, а другое дело убивать в жизни, где ты подвергаешься огромным рискам. Согласитесь, что интересно было бы узнать, как это убивать в жизни? Для этого мы обратились с парочкой вопросов к настоящей машине убийств... Погнали читать...

Профессиональный киллер об убийствах в играх и реальности.

Нашего киллера зовут Алексей Снежинский, вернее заказного убийцу, как он любит себя называть. В прошлом штатный киллер казанской ОПГ «Жилка».

Он работал штатным киллером в казанской ОПГ «Жилка» (одной из крупнейших в России 90-х). В 2005-м был осуждён за убийство восьми человек. Его жертвами стали участники криминального мира: наркоторговцы, лидер ростовской ОПГ, местные казанские бандиты. Отбыв в заключении 16 лет из положенных 17 (включая срок в СИЗО), вышел на свободу по УДО, остепенился и обзавёлся семьёй.

-Алексей, начнём же наше интервью и сразу хотелось бы узнать, играли ли вы когда-то в Hitman и увлекаетесь играми?

-Конечно, играю. Не могу сказать, что заядлый геймер, но игры как увлечение мне не чужды. С Hitman я познакомился в 2001-м или 2002-м — у друзей в Москве была PlayStation. Насколько сейчас помню, понравилось. Подробностей, пожалуй, не вспомню. Вскоре мне пришлось вынужденно завязать с играми почти на шестнадцать лет.


-Все мы знаем известный фильм про Леона-киллера, проходило ли у вас обучение так же и как это всё происходило?

-Насколько мне известно, в настоящее время пока не создано учебных заведений для подготовки киллеров (помимо армии и специальных служб), поэтому единого, так сказать, профессионального стандарта обучения нет. Но рациональное зерно в утверждении моего французского коллеги, безусловно, есть. Чем дальше от тебя находится цель, тем меньше эмоций ты испытываешь, нажимая на спусковой крючок. Что бы кто ни говорил, заставить себя умертвить человека очень непросто, особенно в первый раз. Но даже если ликвидация произошла, когда цель находилась вне зоны видимости исполнителя, он всё равно осознаёт, что совершил. И ему с этим жить оставшуюся жизнь.

Недавно я познакомился и разговорился с военным — оператором боевых дронов, наводящим беспилотники на базы террористов. Тот честно признался, что «точечные удары» — это миф, а осознание того, что от его действий многие гражданские стали «сопутствующими потерями», очень сильно бьёт по нервам. Так что да, Леон был прав: если ты выбрал в жизни столь нелёгкое ремесло, к самому трудному лучше себя готовить постепенно.

-Как вы получали свои задания?

В этом бизнесе случайных людей не бывает. Ликвидация — слишком серьёзное дело, чтобы поручать её исполнителям, в которых не уверен на 100%. Киллеры, которым диспетчер или «капо» ОПГ выдают задание, прошли тщательную проверку, за них поручились серьёзные люди, поэтому о заказе с ними можно говорить откровенно. Рассказы про то, что лидер группировки отдаёт приказы только через бригадиров, отчасти правдивы, но в большей степени навеяны Голливудом и бульварной литературой вроде «Крёстного отца». В России глава ОПГ спокойно может отдавать приказы самостоятельно. Но, естественно, лишь в том случае, если киллер — человек доверенный, которого он знает лично.

В безликие агентства и таинственных диспетчеров я не верю. Просто потому, что я слабо представляю, как такой диспетчер будет формировать контингент для своего агентства. В годы, когда я работал, социальных сетей не было. Нет, на такую работу подписывают лишь тех, кого знают лично, а брифинг проводят с глазу на глаз. В 90-х и начале 2000-х никто из рядовых бандитов слыхом не слыхивал о шифровальных устройствах и криптосмартфонах. Но о том, что обычный телефон может стоять на прослушке у милиции или конкурентов, догадывались даже самые недалёкие. То, что вы рассказали, возможно лишь в рамках государственной структуры или специальной службы.

-Часто ли вам нужно было маскироваться или переодеваться? Одевали ли вы бороды, одевались ли в глупые наряды?

Переодевание — совершенно нормальная практика. Главное — выглядеть так, чтобы не вызывать подозрений. Телохранитель или официант — это, скорее всего, не прокатит: коллег по ремеслу вряд ли более одного-двух десятков человек, и все друг друга знают в лицо. А вот прикинуться сантехником, работником милиции, дорожным рабочим или доставщиком пиццы — почему бы и нет?

Но в годы моей работы в основном приходилось работать без подобных заморочек и больше рассчитывать не на маскировку, а на эффект внезапности. Что же касается грима, то всегда можно было прийти в один из провинциальных театров. Гримёры в 90-е влачили жалкое существование и за небольшую плату могли профессионально изменить вас так, что не узнала бы и родная мать.

 -Есть ли у киллеров пути отхода? Может их ждёт после задания мерс, или вертолёт?

-Пути отхода, естественно, планируются заранее. В первую очередь после операции необходимо уничтожить доказательную базу: вымыть спиртом руки и лицо, чтобы экспертиза не доказала наличие пороховых газов, сжечь одежду, избавиться от оружия. В идеале — переплавить или деформировать до нераспознаваемого состояния. В 90-х было популярно бросать орудие убийства на месте преступления. Это считалось почерком профессионала. Какой идиот это придумал — не знаю. Во-первых, оружие лучше оставить до того, как ты окажешься в безопасном месте. Мало ли как может повернуться ситуация. Во-вторых, ствол в руках следствия — это лишняя улика, которая по цепочке может привести к тебе.

Конечно, на некоторое время из города лучше исчезнуть. В первую очередь, от тех, кто разместил заказ. Гонорар киллеру передаёт в другом городе диспетчер. Ему нет никакого смысла избавляться от исполнителя: это опытная профессиональная единица, которая ещё может принести много денег. А вот у непосредственных заказчиков может возникнуть искушение зачистить концы.

-Какой образ жизни вы вели? Где жили и общались ли с другими людьми?

-В моём случае была улица, с которой я общался и поддерживал отношения, а также ребята на районе. У меня было неплохое и вполне легальное прикрытие — мебельный цех на другом конце города, которым я владел, и несколько работников, которые помогали как по мебельной части, так и в теневой работе. Все знали меня как обычного коммерса, у которого серьёзная крыша и которого лучше не трогать. На непосвящённый взгляд — нормальная социальная жизнь.

-На сколько знаю я, в мире киллеров не используют обычно снайперские винтовки. Почему так?

-Доступ к этому оружию чрезвычайно ограничен. В 90-х была Чечня с вороватыми прапорщиками. Потом порядка в учёте вооружения стало значительно больше. Покупать охотничий карабин, потом инсценировать его кражу, чтобы затем он всплыл в мокром деле — тоже не вариант: в МВД сидят отнюдь не дураки и просчитывают подобные ситуации. С оружейного завода продукцию купить нереально: они под строгим контролем спецслужб. Оружейный магазин ограбить практически невозможно. Во-первых, он хорошо охраняется, во-вторых, на витринах в основном муляжи, а настоящие стволы находятся в другом месте.

-Используют ли яд во время заказных убийств?

Это очень сложно. Для использования яда придётся войти в ближайшее окружение. В основном работа киллера более рутинная, здесь предпочитают не заморачиваться. Могу рассказать про случай, как один коммерсант, заработавший на пару с другом детства 50 000 долларов, не захотел делиться. И за 10 000 заказал киллера, дав ему даже ключи от квартиры друга, сэкономив таким образом 15 000 долларов. У исполнителя была возможность использовать яд, но зачем усложнять себе жизнь, когда выстрел в голову проще и привычнее?

Конечно, если позволяют время и средства, можно идти и этим путём. Но для русских бандитов это всё чересчур сложно.


-Как жить бывшему киллеру? Какие ощущения?

-Если те, кого им приходилось убивать, были такими же бандитами и по-хорошему заслуживали пули, в целом, с таким грехом на душе жить можно. В шкуре же людей, которые убивали жён, детей и случайных свидетелей, мне, слава Богу, быть не довелось. Я свои грехи искупил, отсидев в тюрьме 16 лет. Там же принял ислам, обратился к Богу. Сейчас живу нормальной жизнью, воспитываю двоих детей и надеюсь, что, если остаток своей жизни я проживу достойно, на том свете мне это зачтётся.

Спасибо вам, что читали. Надеюсь было интересно и хотим сказать спасибо Алексею за такую приятную беседу!