Кажется, я нашел место для постоянных наблюдений

Кажется, я нашел место для постоянных наблюдений


В последнее время мы с Арнисом много говорили о том, как важно придумать какое-то место для постоянных наблюдений, куда будешь ездить регулярно. Если внимательно записывать свои наблюдения, со временем накопится много данных о том, какие виды там встречаются, в каком количестве, кто гнездится, а кто просто залетел отдохнуть во время миграции. Это, что называется, не только интересно, но и полезно: чем больше есть данных по конкретному участку, тем лучше — такие наблюдения с большей вероятностью понадобятся орнитологам и другим исследователям.


Upesciems — поселок прямо возле Риги, в получасе езды от моего дома. Это место мне показал Юра Силиневич еще в прошлом году — он рассказал, что весной здесь можно найти много разных уток и крачек. Конечно, это не какое-то там секретное место, но и не слишком популярное.

В этом году я успел побывать в Упесциемсе дважды — 2-го и 12-го мая. Самое интересное наблюдение первой поездки — вертишейка (Jynx torquilla). Раньше я только слышал вертишейку и то по наводке. Теперь разглядел.

Сначала я услышал монотонные крики — и подумал, что это ястреб. Сравнил с записью в приложении — нет, не ястреб. Вот здесь можно послушать, как поет вертишейка. Не очень мелодично, но зато легко запомнить и определить.

Вертишейка относится к семейству дятловых, хотя на дятла, прямо скажем, не очень похоже. Название получила за манеру оживленно вертеть башкой в волнующие моменты жизни.

Видео, конечно, не мое

Еще одна очень приятная встреча — удод (Upupa epops). Увы, он так быстро улетел, что я еле-еле успел его поймать в бинокль, но сфотографировать не смог. В качестве компенсации публикую разворот из совершенно невероятной книги, который мне из Лондона привез в подарок дорогой Илья Красильщик (да, я прыгал от радости).

Удод. Оригинальный рисунок — 1622 год.

Книга называется Pasta for Nightingales. Это определитель, написанный в Италии в начале 17 века. Иллюстрации — оригинальные гравюры, раскрашенные современными дизайнерами. Я еще как-нибудь отдельно расскажу об этой книге.

Больше в тот день я ничего столь же удивительного не встретил, но всех, кого видел, аккуратно внес в дневник. 12 мая я осмотрел не только сам Упесциемский пруд, но и соседний — поменьше. Именно там, собственно, я уже бывал с Арнисом и Юрой. И что приятно, обнаружил в дневнике запись об одной из поездок 2017 года. Я стараюсь записывать, сколько особей каждого вида я встретил и гнездовой статус — обитаемое гнездо, в биотопе, на пролете и т.п.

Раньше я писал в дневнике названия птиц по-латышски, чтобы запомнить. Теперь эти названия составляют процентов 70 моего активного вокабуляра.

В нынешнем мае я сделал несколько более или менее приличных фотографий поющих птиц. Вот, например, ремез (Remiz pendulinus):

Прямо скажем, песенка у ремеза — не фонтан. По сути, это просто протяжный писк. Зато гнездо у них — всем гнездам гнездо. Начинает строить гнездо самец и в процессе он постоянно пищит, призывая самку. В качестве материала ремез использует волокна луба (это какая-то штука под корой) или разных трав, растительный пух вроде тополиного и шерсть животных — например, собачью или овечью.

И это видео, увы, тоже не мое

А вот это обыкновенная чечевица (Carpodacus erythrinus), которая по-русски поет собственное имя или «Витю видел? Витю видел?», а по-английски «nice to meet you! Nice to meet you!».

Фотография так себе, но видно, какая красная голова у чечевицы

Еще один поющий самец — луговой чекан (Saxicola rubetra). Он поет короткими фразами и иногда издает странный звук — как будто жует мелкие камни.


Еще из интересного — видел чирка-трескунка (Anas querquedula). Эту утку в Латвии я встречал только пару раз. Красивой фотографии у меня не вышло, так что вот вам совсем красивая фотография Яниса Янсонса.

© Jānis Jansons

Такие дела. Продолжу ездить в Упесциемс. А в выходные соревнования — Битва башен. Будем с командой стоять 24 часа на башне и постараемся зарегистрировать другие 16 команд на башнях по всей Латвии.