Итоги года в русской журналистике-2016

Итоги года в русской журналистике-2016


Sasha Zhukovskaya


Скандалы года

Увольнение медиаменеджеров РБК: 13 мая ушли из РБК шеф-редактор Елизавета Осетинская, главный редактор Роман Баданин и главный редактор газеты Максим Солюс.

Солюса уволили «из-за разногласий по некоторым важным вопросам», а возмущенные Осетинская и Баданин ушли следом. Увольнение Солюса связывали с публикацией о панамских оффшорах, что подтвердила в интервью и Осетинская.

Суды РБК, Forbes, «Ведомостей», «Новой Газеты» с Роснефтью: компания пыталась взыскать с РБК и трех журналистов 3,124 миллиарда рублей «в качестве компенсации репутационного вреда». Претензии «Роснефти» вызвала статья «Сечин попросил правительство защитить „Роснефть“ от BP», вышедшая 11 апреля.

12 декабря состоялся суд, по решению которого РБК должно выплатить «Роснефти» 390 тысяч рублей, выпустить опровержение злополучной статьи и удалить оригинал статьи с сайта. Издание приговором недовольно и будет обжаловать его.

Удивительно (на самом деле, нет), но все суды с российскими изданиями «Роснефть» непременно выигрывала.

Илья Азар

Увольнение Ильи Азара из Медузы: в середине декабря стало известно, что один из ключевых корреспондентов издания (да и вообще один из лучших корреспондентов в России) уходит. На своей странице в Facebook Илья Азар объяснил, что увольняется не по своей воле и причина в том, что он не сработался с руководителем отдела спецкоров Александром Горбачевым.

Издатель Медузы Галина Тимченко и главред Иван Колпаков призывали не перемывать кости и называли увольнение внутренним делом редакции, которое не стоит упоминаний. Но скандал все-таки случился.

Интриги года

Ксения Соколова

Esquire: в первых числах августа стало известно, что Игорь Садреев покидает журнал и новым главным редактором станет Ксения Соколова. Соколова баллотировалась в Госдуму от «Партии Роста», а по закону журналист не имеет права участвовать в выборах, как и депутат не может быть журналистом. Кандидат в депутаты не может выпускать в СМИ ничего от своего имени — даже статей «не про выборы». Первый номер журнала под управлением Соколовой должен был выйти в октябре. В Госдуму она не прошла, с должности главного редактора была снята.

Немного занятных цитат:

5 августа. Ксения Соколова:
Не вижу конфликта, потому что баллотируюсь от партии, которая представляет интересы бизнесменов, интеллектуальной элиты и просто молодых людей. Это и есть те, за счет кого я планирую расширять аудиторию Esquire.
17 августа. Начальник предвыборного штаба Соколовой Леся Рябцева:
 — Также Esquire, который есть у Ксении в качестве ресурса. Понятно, что сейчас она не может ничего выпустить, потому что журнал под ее началом выйдет в октябре, но тем не менее у нее есть ресурсы в виде журналистов и фотографов, которые готовы ей помогать, освещать какие-то социальные проблемы.

Новым главным редактором стал писатель и ресторатор Сергей Минаев, который за пару недель до известий о своем назначении скандалил в фейсбуке с отелем. Минаев попытался заинтриговать пользователей Telegram, «ругаясь» в канале журнала на своих коллег (только пользователи не идиоты и привлечь внимание к каналу у Минаева не вышло). Первый номер под его управлением выйдет только в 2017 году. В интервью Минаев говорил, что хочет «омолодить» журнал и сделать его похожим на английскую версию. Посмотрим.

Расследование года

Дело о «панамских оффшорах», раскрытое силами немецкой газеты Süddeutsche Zeitung и Международного союза журналистов-расследователей. К исследованию архива ICIJ привлекла 107 средств массовой информации по всему миру, включая «Би-би-си», «Новую газету» и The Guardian, а также Центр по изучению коррупции и организованной преступности (OCCRP) и многих других. В общей сложности с документами работали около 400 журналистов.

Meduza посвятила несколько материалов панамскому расследованию. Здесь можно ознакомиться кратко с сутью дела.

РБК опубликовали список российских чиновников, чьи имена упоминались в деле. Это привело к увольнению главного редактора газеты Михаила Солюса, а затем уходу главного редактора и шеф-редактора РБК.

Резонанс, вызванный расследованием (плюс успех и «Оскар» фильма Spotlight — но в меньшей степени), привлек внимание к этому жанру со стороны медийных компаний и разных стран: Министерство иностранных дел Норвегии профинансировало выпуск пособия для начинающих журналистов-расследователей, Swedish Institute совместно с HackPack Press открывали прием заявок на гранты для проведения расследований. Михаил Ходорковский и «Открытая Россия» проводили конкурс расследований, по итогам которого три победителя получат гранты: это будут фильмы о коллекторах, государственной коррупции в профессиональном спорте и о неформальных соцсетях в Сибири.

Похороны года

ВОС (2012–2016)

О закрытии объявила главный редактор Дарья Борисенко в сентябре. Денег нет, держаться не получилось.

Печатная версия «Афиши» (1999–2015)

2015 — потому что фактически журнал закрылся в декабре прошлого года, пообещав нам ежеквартальные выпуски в 2016. Но ни одного выпуска так и не вышло, и в декабре этого года в Рамблере все-таки объявили о закрытии бумажной версии журнала. Ушла эпоха.

«Русский репортёр» (2007–2016)

На выпуск журнала у холдинга «Эксперт» нет денег.

Interview Russia (2011–2016)

Кончились лицензия и деньги.

Ребрендинг года

RTVi перезапустился под руководством Алексея Пивоварова — он стал генеральным продюсером канала. Также в команде Илья Клишин и Андрей Коняев.

Slon Magazine сменил название на Republic — «потому что это слово больше подходит к тому, что мы делаем». Концепция не изменилась, изменился частично только внешний вид сайта, появилась рубрика Cover Story.

Можно по-разному относится к творениям Габрелянова, но мы не можем не отметить ребрендинг и редизайн крупнейшего актива его медиаимперии — Lifenews превратился в Life.ru. К ноябрю этого года издание набрало 41 (!) миллион посещений. Слишком большое медиа, чтобы его не замечать.

Отметим «Лайфхакер», который в этом году провёл редизайн, пригласил на должность главреда топ-менеджера «Альфа-банка» Петра Диденко (опыт оказался неудачным, но за смелость стоит похвалить обе стороны), продолжил экспериментировать с контентом и подачей, и укрепил позиции одного из крупнейших лайфстайл-изданий России (20 миллионов посещений в ноябре).

Приметы года

  • Нативной рекламой теперь занимаются почти все крупные издания.
  • К сожалению, многие же из них бесстыдно использовали формат многочасовых голосовалок в Фейсбуке. Эффективно, но блин.
  • Тесты. Их делают почти все и они надоели.
  • Инфостиль. Пожалуй, именно к этому году инфостиль окончательно оформился в единую концепцию: вышла книга Ильяхова «Пиши, сокращай», в полный рост встал «Тинькофф-Журнал», который переманивает лучшие кадры среди редакторов, дизайнеров и разработчиков. А уж сколько срачей было по поводу него в этом году, так вообще не сосчитать.

Несбывшиеся тренды года

Медиа в социальных сетях: весь год на всех медийных конференциях зарубежные журналисты говорили о том, что медиа уходят в социальные сети — туда, где их аудитория. Но в России большинство медиа используют соцсети только как источник трафика.

О медиа внутри медиа пока не идет и речи: чтобы СМИ было интересно развивать свои сообщества ВКонтакте или в фейсбуке, нужны ресурсы для заработка через эти сообщества и для оформления красивых публикаций. А пока нет ни того, ни другого, и Instant Articles мало кем используются.

Огромная часть аудитории перетечёт в мессенджеры: отчасти, это предсказание сбылось, но говорить о том, что они всерьёз потеснили традиционные социальные медиа пока рано. Пока не совсем понятны выгоды «перетекания» самих изданий туда: боты, каналы и чаты в текущем виде пока не удовлетворяют все нужды изданий, а полусерый рынок рекламы без чётких правил закрывает возможность прихода туда крупных клиентов.

Прорыв года

Mel.fm: запустившись в сентябре прошлого года, уже к ноябрю нынешнего издание преодолело отметку в один миллион уникальных пользователей ежемесячно, выработало собственную, уникальную стилистику, форматы и контент.

N+1: открывшись в апреле 2016, в августе этого года запустили испаноязычную версию для Латинской Америки. Лучшее медиа о науке, без вариантов.

Оба издания — о науке и образовании, и это практически нереально, что два медиа без политики и чернухи добиваются популярности.

Новичок года

«Нет, это нормально» — честное издание для молодых женщин и мужчин, которые, заведя ребёнка, не хотят растерять мозги.

Вот что говорят о себе создатели проекта:

Мы знаем, что родительство — это не глянцевая картинка о потоке бесконечного счастья, а сумасшедший титанический труд. Но это безумно интересное приключение, это любовь, это открытия, это постоянный поиск новых знаний. Мы растём вместе со своими детьми, чтобы задавать себе всё больше вопросов, искать на них ответы и постоянно признаваться себе в том, что мы не самые лучшие родители в мире. Но мы нормальные люди. И значит — нормальные родители.

Не можем не упомянуть и DTF— издание «Комитета» об игровой индустрии. Главредом стал Вадим Елистратов, который до этого трудился редактором в TJournal. К ноябрю этого года издание почти набрало первый миллион просмотров.

Загадка года

Российская франшиза культового журнала о малом бизнесе Inc. Пока неясно, чем IncRussia собирается выигрывать у других бизнес-изданий. Ещё один вопрос без ответа — насколько команде издания удастся монетизировать эту тему.

Медиа года

Конечно, это Telegram. Мессенджер Павла Дурова превратился этой зимой в крутейшую медийную площадку для каналов о политике, медиа, технологиях, для авторских блогов и профессиональных сообществ.

Лайф.ру года

И, наконец, СМИ года

Это Meduza.

А полный список лучших, которых выбрали вы, выглядит так:

1. Meduza;

2. Медиазона и Лайфхакер — поделили баллы поровну;

3. Новая газета;

4. TJournal и Ведомости — снова баллы поровну.


С наступающим!