История часовой компании Буре

История часовой компании Буре


История часовой компании Буре началась в 1815 году в Санкт-Петербурге, куда Карл Буре перебрался из Ревеля вместе с сыном. Павел Карлович рос вместе с часовым бизнесом отца и со временем стал помощником и продолжателем его дел. В Справочной книге о купцах 1865 года Павел Карлович Буре упомянут как «ревельский цеховой, 55 лет, в купцах с 1839 года».

По ходатайству герцогов Лейхтенбергских их Императорских Высочеств князей Евгения и Сергея Максимилиановичей в 1876 году Павлу Карловичу Буре было присвоено звание потомственного почетного гражданина «за добросовестное и усердное, с сохранением казенного интереса исполнение с 1839 года принятых обязательств по Двору в Бозе почивающей Великой Княгини Марии Николаевны (дочери Императора Николая I ) и по Сергиевской даче». Его звание и дело унаследовал старший сын Павел Павлович Буре, который окончил Петропавловское коммерческое училище и стал компаньоном отца уже в 26 лет в 1868 году. В 1874 году он приобрел большую часовую фабрику в сердце швейцарской часовой промышленности городке Локле. В 1880 году он- оценщик при Кабинете Его Императорского Величества. Это звание давало право на государственный герб на витрине. Он также техник при Императорском Эрмитаже и консул Республики Венесуэла, поставщик Высочайшего Двора с 1879 года и купец 1-й гильдии с 1884 года. В последнее тридцатилетие перед революцией фирма стала тем «Павлом Буре», без которого немыслим разговор об истории российского часового дела. Для расширение бизнеса был открыт магазин в Москве, а затем и в Киеве. В 1899 году фирма была удостоена звания Поставщик Императорского Двора.

В период царствования Александра III (1881-1894гг) из Кабинета Его Величества было вручено 3477 подарочных часов на сумму 277 472 рубля. Подавляющее число из них было от фирмы Буре. В конце 1890-х годов только Высочайшему двору фирмой поставлялось часов на сумму 50-60 тысяч рублей в год. Всего же из 15 тысяч часов, закупленных через Кабинет Его Величества за 30 предреволюционных лет, более 80 процентов были «от Буре». В бумагах Кабинета Его Величества встречаются прошения от фирмы Буре о разрешении ввозить в Россию часы с изображением государственного герба на крышке. В чиновничьей и артистической среде к цене подарочных Буре были столь же внимательны, как некогда к чину по петровской Табели о рангах. Федор Шаляпин отказался принять золотого «Павла Буре», подаренного ему за участие в концерте для императорской семьи в дни празднования 290-летия династии Романовых в 1903 году. Причина, как указывали чиновники Кабинета Его Величества,- наличие у певца таких же часов за 150 рублей, которые он получил на прошлогоднем концерте. После инцидента часы были отправлены «на удорожание», и золотой корпус был украшен рубинами и бриллиантами. Стоимость поднялась до 450 рублей, и Федор Иванович их принял. Так этот эпизод трактуют архивные документы. В своих же поздних мемуарах Федор Иванович представил свой отказ от царского подарка как борьбу с прогнившим царским режимом, и не упоминает о получении удороженного варианта. Известно выражение певца: «Бесплатно только птички поют». Ныне эти часы Шаляпина находятся в музеях Московского Кремля, куда были переданы потомками певца. По государственным заказам делались часы и в простых металлических корпусах. Речь идет о призовых армейских, железнодорожных часах и, конечно же, о первых в мире настоящих наручных часах. Эти часы были заказаны Главным артиллерийским управлением в 1904 году в связи с русско-японской войной. Часов Павелъ Буре было так много, что трудно найти сюжет из русской жизни начала прошлого века, где дело бы обошлось без них. Ходики и хронографы, дорожники и настенные часы из присутствий, будильники и золотые репетиры- вся история буквально пронизана упоминаниями о «Павлах Буре».

Не без участия литераторов это имя практически почти стало нарицательным понятием. Так, например, только в сочинениях Антон Павловича Чехова «часы Буре» встречаются более 20 раз. Остается только очень удивляться, почему не нашлось смелого писательского пера, вроде пушкинского, чтобы «буре» было принято писать со строчной буквы, как «брегет». Знатоки старинных часов затрудняются объяснить, почему часы Буре были чем-то лучше, чем часы других часовых фирм, работавших в России на рубеже веков. У некоторых из них, как и у Буре, были в России собственные фабрики, где собирались часы из привезенных из-за рубежа деталей. Однако ни Винтер, ни Омега, ни даже Мозер не могли конкурировать с фирмой Буре. Причины надо искать в правильном маркетинге, ориентации на высокий статус, в расчете на самые широкие слои покупателей, а не только в поддержке Двора и государственных заказах. В ту пору, когда часы из роскоши превратились в предмет первой необходимости, «Павелъ Буре» продавал часы для всех. Марку «Павел Буре» носили и карманные часы среднего достоинства в простом металлическом корпусе (из тех, что собирались на собственных фабриках фирмы). Цены на часы фирмы Павел Буре начинались всего с двух рублей. Фирме принадлежало 50 процентов российского рынка недорогих часов. Для более состоятельных покупателей такие же механизмы вставляли в серебряные и золотые корпуса. Сложные (репетиры, хронографы, календари) механизмы заказывались у самых авторитетных часовых фирм Швейцарии. А в 1916 году «Павелъ Буре» получил швейцарский патент №74144 на механизм хронографа собственной разработки. Часы «Павелъ Буре» удостаивались высших наград на многих национальных и международных выставках, в том числе на Всемирных выставках в Париже: в 1889 году — серебряной, а в 1900 году — золотой медали.

Революция 1917 года положила конец делам фирмы «Павелъ Буре» в России. Это стоило фирме 7 миллионов золотых рублей убытков и 10 зданий. Символично, что часы «Павелъ Буре» — золотые (№ 88964, прослужившие императору без малого полтора десятка лет) и серебряные морские– были вместе с Николаем II до самой его гибели в Екатеринбурге. Часы «Буре» пришлись по нраву и новой власти. Председатель Петроградского Военно-революционного комитета Николай Подвойский руководил октябрьским переворотом по золотым карманным "Павел Буре", которые позднее были названы Часами Революции. В кабинете Владимира Ленина в Кремле на стене висели круглые настенные «Буре». Многие годы по карманным «Павелъ Буре» управляли ходом времени Иосиф Сталин и Никита Хрущев. Следует отметить, что фирма Павелъ Буре не закончила свое существование в 1917 году. Спасло ее то, что главные производственные мощности находились в Швейцарии. И с переносом штаб-квартиры из Петрограда в швейцарский Ле Локль была возобновлена нормальная работа. Хотя первые годы были очень непростые, так как главный рынок сбыта- российский был потерян. Но фирма смогла не только выжить, но и значительно увеличить географию поставок и стать одной из ведущих часовых компаний Швейцарии. Для того, чтобы часы Павелъ Буре были узнаваемы потребителями во всем мире, логотип был изменен с кириллицы на латиницу Paul Buhre. Часы были удостоены более 500 призов швейцарских обсерваторий за точность хода и успешно продавались во всем мире. Многие годы в середине прошлого века они поставлялись английскому двору. Марка вернулась в Россию в 2004 году усилиями Торгового Дома по возрождению традиций часовщика Павла Карловича Буре. И уже на следующий год, в год 190-летнего юбилея фирмы, были выпущены первые новинки под возрожденной маркой, передающие классический дух старинных шедевров фирмы. Особое внимание уделяется высокой надежности и качеству, свойственным дореволюционным «Буре». В часы устанавливается только проверенная временем лучшая швейцарская механика. Начав с выпуска недорогих моделей в стальных корпусах, всего за несколько лет фирма включила в свой ассортимент изделия в благородном серебре, золоте и платине со сложными и уникальными калибрами. И тот интерес, с которым встречены новинки «от Буре» людьми разных поколений во многих странах мира, вселяет уверенность в возрождении еще одной старинной традиции- определять время по «Павелъ Буре» .