История

История

Димон

Никогда не думал, что моя смерть будет такой эпичной. Эй, Дон. Ты слушаешь? Хотя не важно, все равно расскажу. А ведь началось всё это в этом же баре.

Это было 26 ноября, один из моих самых стандартных дней. Я снова провалил собеседование, был обсмеян той же доставучей малышней из дома по соседству и как обычно превратил их в жаб, закрыл в банке и положил на скамейку с запиской: “Дорогие мамаши и папаши, я уже достаточно долго времени веселю ваших детей, где мои деньги?”. Нет, ну а что они ещё хотели, ну кто в здравом уме будет лезть к отсидевшему алхимику. И закончил, посетив бар, бар “Донавана”. Кто так бар называет? Я тоже себя люблю, но не до такой степени, что бы БАР, святая святых называть в свою честь. Или тебе креативности не хватало? Эй, Дони, а виски у тебя, кстати, дерьмо, хотя и дешевое. В тот вечер я как обычно заказал виски и сел за пианино, в баре как сидели один-два посетителя. Что может быть лучше вечера с музыкой. На пианино стояли пепельница с затухающим окурком сигареты и пустой стакан виски. К сожалению блаженство продолжалось не долго, явились родители детей. Им почему-то не понравилась идея превращения детей в жаб, а так же что я периодически превращаю их в змей и мышей. Не знаю чего это они, печально что денег не получил, а я ведь так старался, зато как обычно получил перчатки в лицо, давно мечтал о таких. Я, конечно же, пытался отговорить их Дон, ведь как можно считать возмездием победу над бедным, никому не нужным пьяным магом. Но им было все равно, поэтому мы вышли во двор. Большего всего люблю в таких ситуациях возможность заработать. Как говориться: “Что упало, то пропадать не должно. Особенно в моих руках “. По моему возвращению в бар, мамочки побежали будить папочек, а позже кричать, что я вор, но мне было уже наплевать. И тут ко мне подошел он, тот из-за кого всё это началось. Он предложил мне выпить, я согласился ведь грех отказываться от халявы. Его звали Сэм, хотя это ты и сам знаешь. Он только недавно приехал в город и хотел найти помощника. На вопрос причем здесь я, ответил, что наслышан о Безумном алхимике, но в реальности оказался не таким как по историям местных, а так же что хочет пригласить работать с ним над одним очень интересным зельем. Ну а я что бы он отстал, согласился, лучше бы послал его и пошел пить дальше, хотя не спорю, что одно благо я для себя нахожу, я смог изменится. На следующий день он забрал меня прямо возле дома, и мы отправились к его мастерской. Мастерская находилась на окраине города рядом с его коттеджем и небольшим сараем. Приехав мне, провели экскурсию по дому. Кухня, гостиная, ванные комнаты, было решено, что я поживу здесь, в комнате напротив, потому что каждый день возить меня будет долго и затратно. После была мастерская, не назвал бы её прекрасной, но и плохой язык не повернется назвать. Единственное что меня тогда смутило это просто огромное количество ингредиентов и реагентов. Так как темнело, мы решили закончить на сегодня и отправились ужинать. Там он задал давно мучавший его вопрос о моей семье: “Неужели вы и вправду убили свою дочь и жену ради того что бы закончить лекарство для спасения жизни других людей, но в конечном итоге вы были признаны психом, посажены в тюрьму за убийство жены и дочери, а ваше лекарство было запатентовано академией в которой вы работали?”. Откуда он это знал, меня не волновало, про это знали все кому не попадя. Я решил рассказать ему, как всё было, наверное, надеялся, что хоть кто-то мне поверит. На следующее утро мы позавтракали и отправились в мастерскую. Тогда я, наконец, узнал, что за зелье он хотел сделать, это было то самое лекарство, что погубило мою жизнь “Зелье из жаб”. В тот момент я хотел обвинить Сэма во вранье, но он не соврал мне ни слова. Это были самые трудные месяца в моей жизни. Ты можешь спросить, а в чем трудность ведь ты его делал раньше, тебе не привыкать. Для приготовления по оригинальному рецепта использовались обязательно 10 невероятно уродливых людей, словно жаб, почему-то считалось, что кровь таких людей более устойчива к изменениям от чего его так и прозвали. Мерзость, да и только. Я же трудился над изменением рецепта, но всё равно смог лишь упростить условие лишь до 2 человеческих жертв. Сэм хотел изготовить идеальный рецепт, тот в котором не было бы нужды в человеческих жертвах. Прошло 5 лет, днём мы работали в мастерской, вечером беседовали на разные темы. Проверяли зелья на смертельно больных детях, Сэм уверял, что в случае неудачи они не пострадают. Из более 300 попыток, не одна не увенчалась успехом, после принятия лекарства они теряли сознание и Сэм отвозил их обратно. И вот 30 ноября мы закончили с рецептом. Мы невероятно радовались. Что бы его опробовать Сэм поехал за новыми детьми, а я остался, ибо что-то не то съел. Мне захотелось прогуляться, недалеко от коттеджа находился небольшой сарай в котором Сэм хранил старые вещи, он был закрыт и меня никогда не интересовало что внутри, но в тот день любопытство пересилило, хоть там и висел замок, он был не проблемой для меня ибо не зря же я во времена учебы в академии звался мастером взлома, как бы девушки не были искусны в магии их замки я взламывал на раз-два. Воспоминания о похождениях подняли мне настроение, и я не заметил, как уже был внутри сарайчика. Внутри было темно и холодно, но хуже всего стало, когда я включил свет, по всей хижине висели трупы детей, тех самый что Сэм привозил для испытания лекарства, вот только из них всех была, как будто выжата вся кровь. Я смутно помню что было дальше ибо столько эмоций я не переживал даже когда к Марине из 5 дома муж вернулся домой, а он служил в роте боевых магов. Когда успокоился я уже подходил к коттеджу. Ко мне вышел Сэм, спрашивая, куда я пропал в такой важный для нас день. Мы пошли в мастерскую и начали подготовку лекарства, не знаю, почему, но я его спросил о том, где он берет столько детей. Просто только тогда я вспомнил, что в нашем городе есть лишь один и то не большой приют. Там, если 100 детей наберется, будет уже странно, но Сэм где-то находил новых детей на протяжении 5 лет. Он проигнорировал мой вопрос и предложил сосредоточиться на лекарстве. Закончив несколько доз лекарства, мы дали его детям, эффект не заставил себя ждать. Ты и представить не можешь, каким я чувствовал себя счастливым тогда Дон, только Сэм чего-то не особо радовался было чувство, что он чем-то огорчен, что ему за что-то стыдно. Следующие несколько недель мы занимались массовым производством лекарства, про ситуацию с детьми я смог забыть и больше не вспоминать. 26 декабря, мы отправились в город, для патента лекарства, это был день, когда начал падать первый снег. У Сэма были какие-то дела, так что я попросил закинуть меня домой. Во дворе было тихи и пусто, но я не обратил тогда на это внимания. Зайдя домой, я приготовил чай, включил телевизор и стал ждать Сэма, в конце концов, я уснул. Проснулся вечером, да только его всё не было, но ждать его мне надоело, поэтому я написал на двери записку, что я в баре и что жду его там. Прости меня Дон за это решение. Добрался до бара так быстро, как никогда. Внутри было как всегда пусто, лишь ты тихо натирающий стакан. Я заказал виски и как обычно сел за пианино. Возле бара начали стекаться множество людей, время проходило и их становилось всё больше. В один момент из толпы вышла заплаканная мамочка одного из детей по соседству, её глаза передавали такую грусть, что я сам хотел не вольно плакать, она была замучена и будто постаревшая лет так на двадцать. Самое странное случилось в момент, когда она увидела меня, её невероятно печальные глаза за секунду вспыхнули гневом. Она кричала, что это он, ну а я, я продолжал играть, как будто играя в последний раз, это и был мой последний раз. Из толпы начал вылезать Сэм, я обрадовался ему и крикнул чего он так долго и что бы узнал у мамочки, что я ей сделал. Когда он полностью вылез и что-то начал говорить той мамаше, на пианино был поставлен стакан, когда виски приземлился на пианино, стал решающим моментом, тогда я уже понял, что Сэм мне не помогает, а бурно рассказывает, как над ним издевались. Через секунду бар был отцеплен магией, ещё через секунду были закрыты все окна и двери и под конец бар начал гореть. Прости Дон, за бар, за жизнь, за дочь, мне крайне жаль. Одно хорошо, я смогу повидаться с женой и дочуркой.


У моих ног лежал мертвый Дон, я его убил. Спросите почему? Он пытался меня задушить. За что? У Дона также была малютка дочь, вероятнее всего висевшая в том сарае. Он мне этого не простил. Дон не был магом, поэтому ничем не мог помочь другим, тем что на улице. Поэтому он согласился стать приманкой и умереть вместе со мной. Никогда не думал что умру так эпично, под крики толпы о ненависти ко мне и том что будут помнить меня всегда, хоть что-то положительное в этом нашел. Огонь все больше подходит ко мне, а крики звучат все громче и теплое виски держу я в руках, если помирать так хоть не трезвым.  


На этом заканчивается история безымянного алхимика, позже прозванного как алхимик “Жабьего Зелья”. Его и правда помнила но не только как убийцу, но и как человека что дал многим жизнь своим лекарством.