Григорий-"предатель": как благодаря одному перебежчику мы узнали о нашей стране немного больше

Григорий-"предатель": как благодаря одному перебежчику мы узнали о нашей стране немного больше

Ярослав Жуков
Посольский приказ в Москве. Голландская гравюра XVII века.

Недавно смотрел "Первый канал", и там в новостях показывали сюжет про нашу олимпийскую сборную, которой ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство) запретило участвовать под национальным флагом в зимних Играх-2018. Информатором ВАДА, по сообщениям журналистов, являлся Григорий Родченков, работавший в Антидопинговом центре России с 2006 года по 2015 год. В январе 2016 он уехал в США и начал "сливать" допинг-пробы российских спортсменов, став главным фигурантом известного доклада Макларена.

Немного поразмыслив, я вспомнил, что уже встречал одного Григория на страницах отечественной истории, который точно так же покинул страну и успешно продавал информацию о России за рубежом. Звали этого "перебежчика" Григорий Карпович Котошихин (1630-1667). Он был подьячим посольского приказа (сейчас - министерство иностранных дел).

О том, когда именно Котошихин встал на путь измены, неизвестно, но с полной очевидностью можно утверждать, что в 1663 году он уже передавал интересующую шведов информацию их резиденту в Москве Адольфу Эберсу, который сообщал об этом в тайных донесениях Карлу XI.

Как бы то ни было, Г.К. Котошихин в августе 1664 года бежал в Польшу из полковой канцелярии русского лагеря, находящегося в это время в Белоруссии. Причиной стала опала на подьячего, вызванная внутренними разборками между князьями Я.К. Черкасским и Ю.А. Долгоруким. Из Польши под именем Ивана Александровича Селицкого он через Силезию, Пруссию, Любек и Нарву добрался до Стокгольма, где в 1666-1667 гг. по заказу шведских властей написал свой труд «О России в царствование Алексея Михайловича».

Интерес к книге проявили шведские правящие круги, о чём свидетельствовало наличие её в библиотеках крупнейших шведских сановников.

Очевидное желание угодить заказчику сделало труд тенденциозным в оценке ряда явлений русской жизни, однако сочинение обладает информативностью и достоверностью в целом более высокого уровня, чем иностранные повествования о России XVI-XVII вв.

Так, почти все, что мы знаем о системе управления периода правления Алексея Михайловича, а именно - о приказной системе, историки в качестве иллюстративности в основном берут информацию из сочинения Григория Котошихина. Например, середине XVII века количество приказов сильно возросло, однако основное их ядро остаётся прежним. Наиболее сильный рост числа приказов относится к 60-70-м годам XVII века, когда их количество временно достигает 43-х, этот период как раз и запечатлил Г.К. Котошихин в своём сочинении. 

Автор-"перебежчик" был хорошо осведомлен не только в количестве, сферах деятельности приказов (особенно посольского, в котором он проходил службу и которому посвящены отдельные главы), числе их служащих, но так же в церемониальных и обрядовых традициях царя и его свиты: свадеб, воспитании детей, приемов гостей и послов, их титлах и пр. В результате чего, мы теперь можем представить себе повседневную жизнь царского двора.

Следует понимать, что предательство Котошихина было вовсе не исключительным явлением. Можно привести примеры предательства писца Ивана Верина, дьяка Семена Лотохина и некоторых других, имевших место после Смутного времени (не будем говорить о самом Смутном времени, когда люди тысячами присягали разным политическим силам, в том числе Лжедмитриям I и II).

21 октября 1667 года Котошихина казнили по обвинению в убийстве Даниила Анастазиуса, шведского переводчика, в доме которого он жил. В 1669 году, через два года после казни автора, его труд перевёл на шведский язык королевский переводчик Олаф Баркгузен, который также стал его первым библиографом и отзывался о нем как о человеке «достойном» и «ума несравненного».