Государство Израиль

Государство Израиль


Израиль сейчас стоит перед дилеммой в отношении Ирана. Ее можно изложить так: ждать решительных действий о стороны США или ударить самому?

Что может подсказать здесь теория игр? Иран в игре не участвует. Есть два «игрока»: США и Израиль. У каждого в распоряжении, по меньшей мере, две стратегии: действовать совместно или ударить по Ирану в одностороннем порядке. Несмотря на то, что в данном случае возможны коммуникация и согласование стратегий, полного доверия к партнеру нет ни у одной, ни у другой стороны. Недоверие только укрепилось после недавней утечки секретной информации, организованной администрацией США в своих политических целях. Все это равносильно препятствию к согласованию стратегий и сильно снижает вероятность такого выбора.

Ситуация определенно смахивает на дилемму заключенного. Если оба «подельника» выберут стратегию скооперироваться, наиболее вероятен положительный исход игры. Но у Израиля нет уверенности в кооперативном поведении США. При этом, насколько коммуникация имеет место, от США не поступает определенного сигнала. Ни да, ни нет. Риск США - как в случае сотрудничества, так и в случае отказа от него - неизмеримо меньше и качественно слабее.

В отличие от классической дилеммы заключенного, здесь матрица наказаний и наград в зависимости от выбора стратегии - не симметрична. Однако, в той модели каждому из заключенных приходится принимать решение на свой страх и риск. И положение Израиля почти точно эквивалентно положению одного из них в классической модели, безотносительно к положению США.

Теоретически, для каждого существует третья стратегия: ничего не предпринимать вообще. Для Америки это самая выгодная стратегия. Во-первых, перед ними не стоит вопрос о выживании в случае «ничего не делать вообще». А во-вторых, у Израиля такой стратегии практически нет, ему рано или поздно придется действовать самому, сняв ответственность с правительства США.

Выбрав третью стратегию, правительство США может даже помочь тому, чтобы Израиль выбрал стратегию одностороннего удара. Это и есть оппортунистическая стратегия, которая в общем случае дилеммы заключенного называется предательством.

Итак, для Израиля оптимальной стратегией является кооперация. Для США наилучший выбор – избежать совместных действий, то есть, оппортунизм.

Односторонние действия Израиля ради «шкурного интереса» (выражение приобретает в данной ситуации буквальный смысл) формально могли бы попасть в категорию «предательства», но здесь нет соответствия с классической моделью. Это далеко не лучшая стратегия. Однако кооперация от него никак не зависит. Поэтому при односторонних действиях предательства интересов партнера не будет. Для последнего это не обернется большой бедой, а может обернуться и выигрышем.

Конечно, мы опускаем здесь многие политические детали и нюансы - давление на правительство США со стороны Конгресса и пр. Мы не рассматриваем политических игр, особенно закулисных. Мы не занимаемся вычислением вероятностей того или иного исхода. Цель наша здесь – структурировать дилемму.

Как мы знаем, дилемма заключенного не имеет единственного и оптимального решения.