Гобсек

Гобсек


 -А у кого жизнь может быть такой блистательной, как у меня? - сказал он, и взгляд его загорелся, - Вы молоды, кровь у вас играет, а в голове от этого туман. Вы глядите на горящие головни в камине и видите в огоньках женские лица, а я вижу только угли. Вы всему верите, а я ничему не верю. Ну что ж, сберегите свои иллюзии, если можете. Я вам сейчас подведу итог человеческой жизни. Будь вы бродягой-путешественником, будь вы домоседом и не расставайтесь весь век со своим камельком да со своей супругой, все равно приходит возраст, когда вся жизнь-только привычка к излюбленной среде. И тогда счастье состоит в упражнении своих способностей применительно к житейской действительности. А кроме этих двух правил, все остальные - фальшь.

У меня вот принципы менялись сообразно обстоятельствам, приходилось менять их в зависимости от географических широт. То, что в Европе вызывает восторг, в Азии карается. То, что в Париже считают пороком, за Азорскими островами признается необходимостью. Нет на земле ничего прочного, есть только условности, и в каждом климате они различны. Для того, кто волей-неволей применялся ко всем общественным меркам, всяческие ваши нравственные правила и убеждения - пустые слова.

Незыблемо лишь одно-единственное чувство, вложенное в нас самой природой: инстинкт самосохранения. В государствах европейской цивилизации этот инстинкт именуется личным интересом. Вот поживете с мое, узнаете, что из всех земных благ есть только одно, достаточно надежное, чтобы стоило человеку гнаться за ним, Это... золото. В золоте сосредоточены все силы человечества.

Я путешествовал, видел, что по всей земле есть равнины и горы. Равнины надоедают, горы утомляют; словом, в каком месте жить - это значения не имеет. А что касается нравов - человек везде одинаков: везде идет борьба между бедными и богатыми, везде. И она неизбежна. Так лучше уж самому давить, чем позволять, чтобы другие тебя давили. Повсюду мускулистые люди трудятся, а худосочные мучаются. Да и наслаждения повсюду одни и те же, и повсюду они одинаково истощают силы; переживает все наслаждения только одна утеха -тщеславие. Тщеславие! Это всегда наше "я". А что может удовлетворить тщеславие? Золото! Потоки золота. Чтобы осуществить наши прихоти, нужно время, нужны материальные возможности или усилия. Ну что ж! В золоте все содержится в зародыше, и все оно дает в действительности. 

Одни только безумцы да больные люди могут находить свое счастье в том, чтобы убивать все вечера за картами в надежде выиграть несколько су.

Только дураки могут тратить время на размышления о самых обыденных делах-возляжет ли такая-то дама на диван одна или в приятном обществе и чего у ней больше: крови или лимфы, темперамента или добродетели?

Только простофили могут воображать, что они приносят пользу ближнему, занимаясь установлением принципов политики, чтобы управлять событиями, которых никогда нельзя предвидеть.

Только олухам может быть приятно болтать об актерах и повторять их остроты, каждый день кружиться на прогулках, как звери в клетках, разве лишь на пространстве чуть побольше; рядиться ради других, задавать пиры ради других, похваляться чистокровной лошадью или новомодной коляской, которую посчастливилось купить на целых три дня раньше, чем соседу. Верно?

Но взгляните на существование человека с той высоты, на какую им не подняться. В чем счастье? Это или сильные волнения, подтачивающие нашу жизнь, или размеренные занятия, которые превращают ее в некое подобие хорошо отрегулированного английского механизма. Выше этого счастья стоит так называемая "благородная" любознательность, стремление проникнуть в тайны природы и добиться известных результатов, воспроизводя ее явления. Вот вам в двух словах искусство и наука, страсть и спокойствие. Верно?

Так вот, все человеческие страсти, распаленные столкновением интересов в нынешнем вашем обществе, проходят передо мною, и я произвожу им смотр, а сам живу в спокойствии. Научную вашу любознательность, своего рода поединок, в котором человек всегда бывает повержен, я заменяю проникновением во все побудительные причины, которые движут человечеством. Словом, я владею миром, не утомляя себя, а мир не имеет надо мною ни малейшей власти. 

    Да вот послушайте, - заговорил он, помолчав, - я расскажу вам две истории, случившиеся сегодня утром на моих глазах, и вы поймете, в чем мои утехи. 

    Он поднялся, заложил дверь засовом, подошел к окну, задернул старый ковровый занавес, кольца которого взвизгнули, скользнув по металлическому пруту, и снова сел в кресло. 

    - Нынче утром, - сказал он, - мне надо было предъявить должникам два векселя ....


Оноре Де Бальзак

Родился в Туре, 20 мая 1799 года, в крестьянской семье из Лангедока. Учился в Парижской школе права, одновременно работая писцом у нотариуса. Однако вскоре решил отказаться от карьеры юриста в пользу литературы.

С 1823 года он активно издает романы в духе «неистового романтизма» под различными псевдонимами. Только в 1829 году впервые подписывает роман своим именем. «Сцены частной жизни», «Эликсир долголетия», повесть «Гобсек» привлекли огромное внимание критиков и широкой публики. В 1831 году Бальзак публикует свой философский роман «Шагреневая кожа» и начинает роман «Тридцатилетняя женщина».

Крупным трудом Бальзака стала многотомная «Человеческая комедия», над которой он начал работать в 1834 году и продолжал до конца жизни. В нее включены как вновь написанные, так и переработанные ранние произведения.

Творчество Бальзака нашло своё признание в России ещё при жизни писателя. В 1832, 1843, 1847 и 1848—1850 годы Бальзак посещал Россию.

Посещение столь известным французским писателем российской столицы вызвало у местной молодёжи новую волну интереса к его романам. Одним из молодых людей, проявившим такой интерес, был 22-летний инженер-подпоручик Петербургской инженерной команды Фёдор Достоевский. Достоевский был так восхищён творчеством Бальзака, что решил тут же, безотлагательно, перевести на русский один из его романов. Это был роман «Евгения Гранде», — первый русский перевод, опубликованный в журнале «Пантеон» в январе 1844, и первая печатная публикация Достоевского, хотя при публикации переводчик указан не был.

В последний год своей жизни Бальзак женился на Эвелине Ганской - своей давней любви. Но браку не суждено было продлиться долго. Оноре де Бальзак умер 18 августа 1850 года в Париже.