🏳️‍🌈 Был бы друг, найдется и досуг: почему гетеросексуальные мужчины занимаются друг с другом сексом?

🏳️‍🌈 Был бы друг, найдется и досуг: почему гетеросексуальные мужчины занимаются друг с другом сексом?

@gaynews

***

Материалы источника

Пока клип рэпера Lil Nas X (Монтеро), в котором он изображал, как соблазняет и сменяет дьявола на троне в аду, набирал миллионы просмотров на YouTube, консервативная американская публицистка Кэндис Оуэнс затеяла дискуссию с исполнителем в Twitter. Она обвинила Монтеро в том, что он своим поведением позорит, наряду с певицей Карди Би и покойным Джорджем Флойдом, всю расу.

Интересно, что в этих спорах пропало из виду довольно нравоучительное содержание скандальной песни. Певец, то ли с сочувствием, то ли с осуждением, обращается в ней к знакомому, который скрывает свои отношения с мужчинами: «Не стану врать, ты живешь во тьме… но, если Ева не в твоем саду, ты знаешь, что можешь мне позвонить».

На самом деле у ученых до сих пор нет консенсуса о том, почему сексуальное поведение и сексуальная идентичность некоторых людей не совпадают: в лицемерии ли дело, в общественном давлении или мы слишком мало знаем о том, как устроена наша сексуальность на самом деле?

Еще в 1950-е годы в своих знаменитых «Отчетах» о половом поведении людей американский биолог Альфред Кинси отметил, что однополые связи гетеросексуальных людей далеко не такое редкое явление, как может показаться. По его подсчетам, 37 % мужчин и 13 % женщин имели хотя бы один случай гомосексуального секса, закончившегося оргазмом, в жизни.

Позже выкладки Кинси оспаривали и уточняли, но кое-что осталось верным по сей день: между тем, что что люди о себе думают, и тем, как они себя реально ведут (иными словами, между поведением и идентичностью), лежит огромная пропасть.

В исследовании Чикагского университета 1994 года под названием «Социальная организация сексуальности» указано, что менее четверти людей, которые сообщали об опыте однополого секса (а о нем сообщили 24 % мужчин и 16 % женщин), идентифицируют себя как геи или бисексуалы.

Этот разрыв сохраняется в самых разных социальных группах. Раса и гендер дают некоторые колебания в доле таких людей. Еще одно исследование 2003 года показало, что наибольшее соответствие между идентичностью и поведением было обнаружено среди американских женщин и мужчин азиатского происхождения, а наибольшее расхождение — в группе белых мужчин и среди чернокожих женщин. Почему так — ученым еще предстоит выяснить. В случае с чернокожими женщинами цифры стали ближе к средним, когда ученые скорректировали их с учетом тех, кто занят в секс-индустрии. Вероятно, секс-работа предполагает меньше возможностей для выбора своего поведения.

Если бы разрыв можно было объяснить исключительно страхом раскрыть свою идентичность, по идее, он должен был бы сокращаться в странах с дружественным к ЛГБТ+ людям законодательством и расти там, где распространены дискриминация и преследования, что, конечно, сложно проверить.

Сегодня в США отмечают следующие тренды в определении своей сексуальности:

  • молодые люди все чаще избегают бинарности и определяют себя как бисексуалов или квир, а не геев или лесбиянок;
  • но люди, определяющие себя как геев или лесбиянок, реже скрывают свою идентичность, чем бисексуальные люди.

Получается, что сексуальная идентичность в относительно благополучной обстановке размывается, но отход от бинарности все еще дорогого стоит. Среди опрошенных депрессия, тревожное расстройство и панические атаки чаще всего встречались именно у бисексуальных людей.

Бинарная модель сексуальности, в которой все люди делятся строго на гомо- и гетеро, не дает ответы на все вопросы. Например, психолог Лиза Даймонд, выпустившая в 2009 году книгу «Сексуальная флюидность» (Sexual Fluidity), опросила 100 женщин об их опыте однополых отношений и выяснила, что почти у половины с 1995 по 2005 год сексуальная идентичность сдвинулась на 1 пункт (из 6) по шкале Кинси, а у четверти — даже на 2. И с возрастом, по наблюдению Даймонд, у женщин эта изменчивость только росла.

Даймонд предлагает подходить к сексуальности как к динамичному явлению. Но в обществе все еще лидирует бинарный подход, в котором опираются либо на биологию, либо на детский опыт (фрейдизм). В 1970-е годы в США этот подход помог активистам ЛГБТ+ бороться за свои права. Юридическая система, скорее, даст защиту стабильной в своей идентичности группе, чем людям, которые «не определились» или «могут передумать», с точки зрения общественности.

Чтобы защищать права всего ЛГБТ+ сообщества и не исключать бисексуальных, пансексуальных людей, профессор Лиза Дагган еще в 1994 году в книге Queering the State предложила модель защиты прав ЛГБТ+ по аналогии с защитой свободы совести. С ее точки зрения, можно взглянуть на сексуальную идентичность как на важные убеждения, которые, однако, не заложены от природы и могут изменяться со временем, но все равно заслуживают защиты. Но пока что в залах судов и парламентов царят отсылки к биологии.

Белые товарищи

По понятным причинам, изучать сексуальность человека сложно. И традиционно самой изученной группой остаются американские белые мужчины. Эти исследования показывают, что гетеросексуальность и впрямь то ли очень хрупка, то ли очень своеобразна.

Доктор Джейн Вард для своей книги Not Gay: Sex Between Straight White Men собрала множество примеров гомосексуальных отношений гетеросексуальных мужчин. Она учла не только ситуации, где контакты могут быть вынужденными (тюрьма, армия, банды, студенческие братства), но и те, где они добровольны (бани, консервативные пригороды, частные объявления о поиске партнеров в интернете).

Именно Вард, пусть и ошибочно, приписывают изобретение сленгового термина bro-job (по аналогии с blowjob — оральный секс (англ.), но в данном случае в компании «бро» — мужчин-приятелей. — Прим. ред.).

Для Вард самым важным было исследовать отношения власти в компаниях «бро». Она пришла к выводу, что «бро» пытаются попасть в группы, которые, по их мнению, обладают властью. Их сексуальные контакты не подрывают, а наоборот, укрепляют существующую в обществе иерархию — даже расовую! Белые мужчины, выступая из привилегированной позиции, вправе собираться в «мужские клубы» и сохранять свой маскулинный имидж, избегая стигмы гомосексуальности, несмотря на то, чем буквально занимаются в своих клубах.

Вслед за Вард поведение гетеросексуальных белых мужчин изучал в 2016 году социолог Тони Сильва. Он опубликовал исследование с замечательным названием «Товарищеский секс: конструируя нормативную маскулинность среди сельских гетеросексуальных мужчин, которые занимаются сексом с мужчинами».

Согласно этому исследованию, в шутке про «Васю, который был таким мужественным, что спал только с мужиками» доля шутки невелика. А еще оно подарило нам термин для такого секса — это bud-sex (от англ. bud — приятель).

Надо отметить, что по своему охвату исследование было небольшим — всего 19 респондентов, которых Сильва нашел на сайтах знакомств. Самым удивительным его открытием было, что, похоже, он не имеет дела со шкафными гомосексуалами или бисексуалами. Большинство опрошенных использовали нетипичные для своего круга сексуальные практики, чтобы конструировать нормативную маскулинность. Вот, как они этого добивались:

  • Они выбирали в партнеры преимущественно других мужественных белых и гетеросексуальных (или скрывающих свою бисексуальность) мужчин. Маскулинность они понимали как все «не женское», опираясь при этом на широкий ряд стереотипов. Они мизогинны и гомофобны, и как огня избегают женственных мужчин.
  • Они избегают романтической привязанности. Хотя их отношения не лишены теплых чувств. Они дружат, разделяют общие интересы, политические взгляды, хобби и даже женщин. Секс — лишь дополнительный элемент этих отношений.
  • В итоге они считают, что их гетеросексуальность не страдает. Ведь они совсем не женственны, не имеют дел с «геями» и не влюбляются в своих товарищей. Женатые участники даже считали свои связи более безопасными для брака, чем интрижки с женщинами, и полагали, что именно так лучше сохранять свою «правильную» семью.
  • Насколько поведение собеседников Сильвы является результатом воспитания, жизни в консервативном обществе или желания не лишаться ни привилегий «нормального образа жизни», ни желанных сексуальных контактов, выяснить в интервью ученому не удалось. Интересно отметить, что расовые отличия, как и писала Вард, возможно, и правда играют какую-то роль в том, что «Горбатая гора» разыгрывается в американской глубинке снова и снова.

Черные бро

Чернокожих мужчин, которые имеют гомосексуальные контакты, но заявляют о своей гетеросексуальности, называют «совсем не товарищами». Для их описания используют выражение Down Low (DL). Оно зародилось в 30-е годы прошлого века и может обозначать любого человека, который тайно делает что-то осуждаемое обществом или аморальное (например, изменяет партнерше). Но в 1990-е оно стало обозначать, в первую очередь, именно гетеро-мужчин с гомосексуальными связями (MSMW).

DL — стигматизирующее прозвище. В 1990-е возникла теория, что именно DL виновны в распространении эпидемии ВИЧ и огромной доле ВИЧ-инфицированных среди афроамериканок. В начале XXI века в СМИ сложился консенсус. Это все аморальные MSMW заражают ни о чем не подозревающих жен и подруг. Но к 20-м годам появились новые данные. Например, выяснилось, что MSMW, скорее, менее склонны к рискованному поведению в сексе, неважно — какого пола их партнеры, и потому реже оказываются ВИЧ-позитивными. А если и оказываются, то реже вступают в контакты с женщинами, чем ВИЧ-позитивные открыто бисексуальные мужчины.

Стигматизация Down Low сыграла против женщин. Из-за «гетеро-паники» и поисков лицемерных партнеров общественность несколько десятилетий игнорировала другие статистически важные причины инфицирования, например, наркопотребление, а также — техники безопасности. Ведь если ты уверена, что твой партнер — настоящий мужик, а не какой-то там, то можно не проверяться и не настаивать на использовании презервативов.

Если же говорить об идентичности DL, то она так же, как и в случае с «товарищами», определяется культом маскулинности. Но чтобы почувствовать себя особо мужественными DL… отрицают белую культуру. ЛГБТ+ воспринимается ими именно как часть белого мира, а гомосексуальность — извращением белого человека. При этом многие из них точно также женаты, точно так же находятся в поисках мускулистых любовников в банях, парках и интернете. Быть черным, по их мнению, значит, по определению быть правильным мужчиной, и, как и в случае с bud-sex, контакты с другими парнями схожих убеждений только укрепляют их в вере в собственную гетеросексуальность.

Разница только в отношении со стороны. Социолог Ричард Питт изучил более 170 статей, написанных между 2001 и 2006 годами, и выяснил, что СМИ паталогизируют бисексуальное поведение черных мужчин, а белых товарищей игнорируют или относятся к ним с сочувствием. Черные «бадс» активно угрожают своей двойственностью сообществу и здоровью своих семей, а белые «бро» — скорее бедолаги, загнанные в эту ситуацию жестоким гетеросексуальным обществом. Как бы то ни было, идентичность и тех и других закрепляет сложившееся в обществе положение дел, и кажется, в этом и есть ее цель. Как бы спел Lil Nas X: «Детка, ты берешь от жизни все… но живешь ты неправильно».

Источник spid.center