Гараж императора Николая II

Гараж императора Николая II

Автономикон

Последний Император России Николай ІІ был первым из государей, кто смог оценить преимущества нового транспортного средства – автомобиля. Сразу несколько самобеглых колясок поселились в его гараже, но было нечто, что ограничивало расширение главного автопарка империи.

Вместо предисловия стоит упомянуть о том, что правильный пример Николаю подала его мать, императрица Мария Федоровна. Уже в 1902 году она приобрела свой собственный автомобиль, который прослужил ей целых 10 лет. Первый гараж для ее машины был обустроен в Аничковом дворце, где, собственно, и проживала Мария Федоровна. Второй автомобиль вдовствующей матери выбирал лично Николай. Им стал Brasier 1913 года с кузовом ландо-лимузин, приехавший прямиком с Парижской автомобильной выставки и оснащавшийся 5,3-литровым бензиновым мотором мощностью 24 л. с.

Согласно сведениям очевидцев, автомобилями императора заразил князь Н. Ф. Орлов, который начиная с 1903 года регулярно приезжал на аудиенции к Николаю на собственной машине. Любящий различные технические новинки, Николай быстро оценил преимущества «самохода» и некоторое время арендовал машину князя и его самого в качестве водителя при поездках. Но довольно скоро император признал, что некрасиво использовать занятого человека в качестве личного извозчика и приказал купить себе автомобиль. Но одного желания оказалось мало – покупка машин вызвала определенные трудности.

Князь В.Н. Орлов за рулем Mercedes Simplex 26-45

Так, согласно Манифесту от 17 октября 1905 года, существенно сократился бюджет императорского двора: он ограничивался четко очерченными суммами (как и сегодня во многих странах с конституционной монархией). Поэтому первая пара автомобилей Delaunay-Belleville проходила по статье «Непредвиденные издержки». Что же из себя представляли французские машины высшего класса «Делоне-Бельвиль»?

Шасси их были закуплены в Германии, а двигатели и трансмиссии закупались во Франции. Воедино машины собирались на петроградском заводе «Людвиг Нобель», так что отчасти первые в истории автомобили первого лица государства можно считать отечественными. В 1906 году гараж пополнился еще одним «Делоне» и тремя «Мерседесами» с разными кузовами.

Не только Николай ІІ гордился своими автомобилями, но и наоборот: Delaunay во всех рекламных проспектах за 1909-1913 годы размещала фотографии российского императора и хвалилась тем, что именно на их продукте ездит государь одной из крупнейших стран в мире. Дореволюционная автомобильная пресса писала, что все шасси и кузова этих 80-сильных машин изготавливались по специальному заказу. Среди требований императорского гаража к французским авто – двойные тяги рулевого управления, запуск двигателя с рабочего места водителя, двойная система зажигания (с магнето и прерывателем), дисковое сцепление, плавное торможение и бесшумное трогание.

Рядом с шофером - великий герцог Э. Гессенски, великая княжна Ольга Николаевна, Николай II - на заднем сиденье справа.

Стоит отметить, что французские инженеры неплохо поработали над императорским «Делоне». Фишкой царских лимузинов была пневматическая система автомобиля, которая объединяла пуск и торможение двигателя, подкачку шин, пневмосигнал и даже домкрат. Интересно, что вместо электростартера с обгонной муфтой для проворачивания двигателя при старте в цилиндры через особое устройство подавался сжатый воздух. Он толкал поршни и раскручивал коленчатый вал до нужных оборотов. В этот момент водитель перекрывал подачу сжатого воздуха, взамен открывал доступ топливу и включал зажигание.

Николай II в Ставке, среди офицеров, на Delaunay-Belleville

Над кузовами для большинства машин императорского автопарка трудилось кузовное ателье Kellner. Николай любил ездить на втором ряду сидений, «на заднем левом колесе». Известно, что один из лимузинов имел панорамную стеклянную крышу, систему отопления в моторном щите (под торпедо), шкафчик с полным дорожным несессером, москитную сетку на лобовом стекле и другие опции.

Представительские машины того времени легко достигали скорости в 120-130 км/ч. Современники вспоминают, что личный шофер императора Адольф Кегресс мог держать среднюю скорость по отечественным дорогам на уровне 60-70 км/ч.

Интересно, что уже в ту пору существовал сегмент роскошных автомобилей повышенной проходимости. Только это были не внедорожники, а полугусеничные автомобили. Именно Кегресс сконструировал несколько полугусеничных машин, на которых Николай катался по заснеженным полям, ни разу «не застрявши», о чем отмечал в своем дневнике.

Руссо-балт с24-30 из гаража Николая II

К 1910 году в императорском гараже насчитывалось около 25 автомобилей, пять из которых использовал лично Николай – четыре Делоне с кузовами тройной фаэтон, ландоле и лимузин, а также ландо Мерседес. По данным 1912 года, гараж Его Величества обслуживало более 80 водителей, а ближайшее окружение императора пользовалось пятью десятками машин. Некоторое количество автомобилей находилось в Крыму (в Ливадии), в Зимнем дворце и в Петергофе, но основная часть – в Царском селе.

Автомобили императорского гаража

С каждым годом росла популярность и доверие императорской семьи к автомобилям. Так, в 1912 году суммарный пробег машин составил 197 123 версты (для справки, 1 верста – 1,06 км), а в следующем – более 257 000 верст. Также машины превратились из чисто летнего транспортного средства во всесезонный, зима перестала быть преградой в их использовании. Для эксплуатации в русские морозы закупались специальные пледы для пассажиров, согревающие не хуже различного рода отопителей. Интересно, что с 1913 года старые автомобили, которыми уже не пользовались, продавали через аукционы, чтобы выручить как можно большие суммы.

Delaunay-Belleville 70 SMT, 1913

Выделяться первые автомобили страны должны были не только за счет мощных моторов и роскошных кузовов. Идея красивых и особенных номерных знаков, оказывается, появилась более сотни лет назад. Летом 1908 года князья Романовы подняли вопрос о специальных номерах, чтобы иметь право передвигаться в Царском Селе и Петергофе быстрее дозволенных 15 верст в час. Только в 1911 году был принят стандарт особых снумеров». На дощечку синего цвета белым наносилась императорская корона и буква «А». Машины, обслуживающие непосредственно императора, номерных знаков не имели вовсе.

Delaunay-Belleville и два авто Mercedes

Как и современные первые лица государства, Николай регулярно выезжал за границу с официальными и приватными визитами. Тогда, как и сейчас, визиты обеспечивались на высшем уровне, и личные автомобили также брали с собой. Впервые это произошло в 1910 году при поездке в Германию на лечение Александры Федоровны. Четыре автомобиля (по паре Mercedes и Delaunay-Belleville) были отправлены железной дорогой, для них были переоборудованы специальные закрытые вагоны. Запчасти и расходные материалы с собой не везли – их закупали у местных официальных дилеров вышеуказанных брендов.

Погрузка императорского авто в вагон-гараж

Понимая ценность своей персоны для жизни государства, император никогда лично за руль не садился и всегда пользовался услугами профессионального шофера. А вот самый младший в венценосной семье – цесаревич Алексей – неплохо управлял компактным родстером Peugeot Bebe с 10-сильным бензиновым двигателем, который был подарен ему бабушкой, Марией Федоровной. Интересно, что этот автомобиль пережил революцию и гражданскую войну, и затем был передан в Ленинградский Дворец пионеров. А в 1942 году, во время блокады, машина с уникальной родословной погибла под завалами обрушившегося здания после попадания авиабомбы.

Peugeot Bebe