Французский шпион годами фотографировал Советский Союз. КГБ фотографировал его

Французский шпион годами фотографировал Советский Союз. КГБ фотографировал его

www.currenttime.tv - София Середа


Ровно 55 лет назад – в сентябре 1963 года – из киевского аэропорта в небо поднялся самолет. Он направлялся в Вену. На его борту был гражданин Франции Жульен Галеотти, которому за два дня до этого объявили о выдворении из Советского Союза по обвинению в шпионаже.

История Галеотти началась в 1955 году. Тогда он впервые приехал в Советский Союз из Ниццы. Якобы в качестве туриста сотрудник французского телевидения посетил Москву и Ленинград (ныне Санкт-Петербург), но сразу же привлек к себе пристальное внимание КГБ. Согласно документам, копии которых есть у украинской службы Радио Свобода, оперативники заподозрили, что Галеотти – шпион. Ему дали прозвище "Усач".


В КГБ считали, что Галеотти якобы пытался незаметно делать в СССР "компрометирующие кадры" для "дискредитации и высмеивания им же намеренно созданных уродливых образов и малозначимых сторон" советской жизни. Все потому, что он часто отставал от туристической группы и самостоятельно гулял по городу, делая фотографии, которые "компрометируют советскую власть", а также пытался фотографировать промышленные и другие объекты.

Например, позже скажут, что на этой фотографии, сделанной Галеотти в Москве у здания государственного университета, "очевидно позирующие французы, изображающие безработных".

Следующую поездку в СССР Галеотти совершил в 1956 году. На этот раз для путешествия он выбрал круизный рейс из Ниццы, среди пунктов назначения которого была и Одесса.


В КГБ следили за каждым его шагом. У Радио Свобода есть выписка из сводки наружного наблюдения за Галеотти в Одессе от 12 августа 1957 года: "После митинга Галеотти пришел на вокзал, увидев сидевшую на узлах старушку, сфотографировал ее. Затем он сфотографировал очередь на троллейбус и такси. Пришел на Октябрьский рынок, где сфотографировал нищего мужчину. Остановившись у очереди, сфотографировал военно-морскую гавань. В 14.00 пришел во двор дома №59 по ул. Ленина и сфотографировал мусорный ящик. Следуя по ул. Провозной, он фотографировал бедно одетых граждан".







Кроме Одессы в 1956 году Галеотти также посетил Севастополь, Ялту, Сочи и Батуми. Аналогичные морские круизные рейсы он совершил в 1957-м, 1959-м, 1961-м и 1963 годах.


Советские спецслужбы следили за французом не только на суше, но и во время его пребывания на круизных лайнерах. В своих рапортах они докладывали о том, что Галеотти имел возможность общаться со всеми туристами, наблюдал за членами экипажа, а также занимал во время рейсов "выгодные позиции" и изучал поведение других туристов.


По данным КГБистов, с руководителями круизов француз имел дружеские отношения, осуществлял наблюдение и изучал представителей советской администрации, демонстрировал интерес к ряду портов СССР и наличию в них военной техники, а также был инициатором выставок и маскарадов антисоветского содержания на бортах круизных кораблей.


Это цитата из агентурного донесения агента "Смита" от 18 августа 1960 года: "Источник лично был свидетелем того, как Кантель [француз, пассажир лайнера, которого также подозревали в шпионаже – НВ] и Галеотти убедили туриста выступить раздетым в одних трусах на маскараде с русской надписью "Победа" на груди, подбитым, искалеченным, без ноги. […] Встреча французских и русских офицеров, созданная по их же замыслу, представляет русского офицера как тупого, вымуштрованного вояку, не способного мыслить, лишенного чувств восприятия окружающего, напыженного, стоящего по команде "смирно" манекене".


В очередной раз Галеотти попал в Севастополь в 1963 году. Здесь его уже ждала бригада наблюдения с фотоаппаратами, а в местах "наиболее вероятного фотографирования" – у Графской пристани, например, – были группы дружинников во главе с оперативными работниками. Кроме того, для задержания Галеотти и "проведения соответствующей работы с ним" подготовили оперативную группу.


Сотрудники КГБ следили за Галеотти и сами фотографировали француза.

Основанием для задержания Галеотти агенты назвали "заявления советских граждан", например, письмо капитана одного из круизных лайнеров, на котором путешествовал француз.

Когда оперативники задержали Галеотти в 1963 году, фотопленок у него не нашли. Оказалось, что он успел передать их представителю турфирмы Жан-Пьеру Артоту, который, узнав об аресте француза, испугался и спрятал их в одном из сидений автобуса "Интурист", а сам, вернувшись на судно, в течение всего дальнейшего круиза не сходил на берег.

После задержания Галеотти увезли в Симферополь, а затем в Киев, где начали проводить работу по его разоблачению как французского шпиона.


Сначала Галеотти уверял оперативников, что он не был агентом французской разведки и все фотографии делал исключительно по собственной инициативе. Но позже рассказал, что со спецслужбой Франции все же сотрудничал, но только во время последней поездки в СССР. Он выполнял приказ инспектора Роберта Лаканьера, фотографируя военные объекты в Севастополе. Еще позже иностранец признался: подобные задания выполнял, начиная с первого своего визита в СССР в 1956 году. Вернувшись домой, все сделанные фотографии он передавал в фотоателье своего отца, бывшего сотрудника французской разведки, где с ними знакомились представители спецслужб.


В докладах сотрудников советских спецслужб написано, что Галеотти "раскаивался в содеянном, заверяя, что допустил ошибку в жизни, которую больше не повторит".

Галеотти сообщили о решении принудительно выдворить его из Советского Союза 9 сентября 1963-го. Причина – шпионская деятельность. При этом в КГБ решили не заводить против него уголовное дело.

"Учитывая, что в этот же период во Франции провалились два официальных сотрудника органов КГБ, было принято решение не привлекать Галеотти к уголовной ответственности, а использовать создавшуюся обстановку в более целесообразном плане, ограничившись его выдворением из СССР", – говорилось в документах по делу Галеотти.




Наружное наблюдение за французом КГБ не прекращал до тех пор, пока самолет с ним не взлетел в воздух. Помимо фотографий оперативники сняли целый документальный фильм о Галеотти.

Оказавшись на родине, в одном из интервью француз сказал: "Я не могу больше ездить в СССР, но у меня нет большого желания этого делать".

Оригинал статьи читайте на сайте украинской службы Радио Свобода

Source www.currenttime.tv