Форма воды

Форма воды

Капитан Фантастик

Однажды в детстве я нашёл в домашней библиотеке сборник русских народных сказок и был очень удивлён тем, насколько настоящий фольклор отличается от тех сахарных рассказов, вроде «Курочки Рябы» и «Колобка», которыми кормят нас в раннем возрасте. Настоящие сказки, как оказалось, выделялись не только своей мрачностью, но и яркой потусторонней тематикой. Подавляющее число историй из найденного мной сборника рассказывали о смерти, кладбищах, вампирах и ходячих мертвецах. Такой взрослый подход к, казалось бы, детскому жанру характерен не только для русской культуры, ведь даже классическая «Русалочка» Андерсена — вовсе не милая диснеевская история, а страшная трагедия о несчастной любви.


Сказка и хоррор всегда шли рука об руку, и в этом плане Гилльермо дель Торо — истинный продолжатель славных традиций прошлого. По мрачности историй дель Торо переплюнул даже своего коллегу Тима Бёртона. В «Форме воды», как и в других произведениях мексиканского режиссёра, нет места наивности, которая неизменно сопровождает фильмы Бёртона. Картина о водяном монстре, наоборот, временами максимально реалистична: любовь здесь не остаётся платонической, а угрозы злодея с лёгкостью перерастают в жестокую расправу. 


Приятно, что актёрам удалось не затеряться в этом сказочном мире, а слиться с ним воедино, органично вписавшись в историю и кадр. Но всё-таки главное в «Форме воды» — эстетика: безумной красоты операторская работа, мистическая атмосфера, мотивы классических голливудских хорроров и, конечно, вода, вода, вода. 


«Форма воды» — это яркое произведение режиссёра-творца, каких очень мало в современном Голливуде. В 21-м веке, когда основная ставка в индустрии делается на сиквелы, ребуты и экранизации, создать самобытную и оригинальную картину с рисковым сюжетом — уникальный случай и, на мой взгляд, персональный подвиг автора. Дель Торо мастерски снимает фильм об отщепенцах общества, являясь, по сути, одним из них — чужаком, принесшим мексиканский День Мёртвых в американскую Страну Грёз. И в этом — истинная ценность его таланта.