Форма храма и самый влиятельный апокриф

Форма храма и самый влиятельный апокриф

@archinevezhda

Будем считать, что это изложение твитов в неслучившемся треде «1 лайк — 1 факт про архитектуру христианских церквей». Коротко расскажу о том, как самым влиятельным сочинением в истории русского зодчества оказался нелепый апокриф про живущую в океане гигантскую Курицу.


В Евангелии о том, как должен быть устроен храм, никто не говорит. Первые христиане молились в катакомбах и им хватало. Однако по мере формирования богослужебных правил, возникла и традиция храмостроения, точнее много традиций. Коснемся западной (католической), византийской и русской традиций, а грузинские, сирийские, армянские и прочие — обойдем стороной.

Западная традиция

В западной, католической (но воспринятой и реформаторскими течениями) традиции, исторически распространились храмы в форме базилики. Эти сооружения, вытянутые в длину, в Древнем Риме использовались как общественные центры, в них проходили судебные заседания, заключались торговые сделки. После христианизации Европы эти «гражданские базилики» без перестройки стали использовать как храмы. Со временем к ним начали добавлять поперечный неф (трансепт), чтобы в плане сооружение напоминало крест. Сверху, над входом или над пересечением основного объема и трансепта, стали ставить шпиль или купол, олицетворяющий путь на небо — лествицу. В принципе, «небостремительная» ориентация храмов у всех христианских течений наследует учению жившего в VI-VII веках в монастырях на Синае богослова Иоанна Лествичника.

Типичная базилика с выделенным трансептом // CC-BY-SA Lusitana

Византийская традиция

В восточной, византийской традиции, получила распространение крестово-купольная форма храма. Поскольку базилик в Восточной Римской империи было немного, для богослужений стали строить специально предназначенные здания. Недолго думая, им дали форму креста или прямоугольника, перекрытого крестообразно цилиндрическими сводами, в центре которых возвышается барабан с куполом. Бывало, что вокруг центрального купола, над каждым из сводов, ставили вспомогательные главки — такой храм называют пятикупольным. Крестово-купольный (с одной или пятью главами) тип храмов доминировал и в древней Руси вплоть до XVI века.

Крестово-купольный храм

Деревянное зодчество на Руси исторически отличалось от каменного: по форме архаичные деревянные храмы мало отличались от избы: первоначально это был обычный сруб с двускатной крышей.

Часовня Покрова Пресвятой Богородицы в деревне Колгостров как пример архаичного деревянного русского храма-сруба.

Однако с XVI века в Московском царстве начинаются любопытные изменения. Возникает совершенно неизвестная в западной и визайнтийской церковной традиции форма «восьмерика на четверике»: особенно ярко она проявляется в деревянном строительстве: над «избой» вместо двускатной крыши появляется огромная восьмигранная конструкция (иногда даже расширяющаяся и нависающая над четвериком избы), увенчанная массивным шатром и главкой. Вскоре этот прием (без расширения — это было невозможно по нормам сопромата) начало копировать и каменное зодчество.

Никольская церковь в селе Линдозеро: над четвериком храма возник гиганский восьмерик, увенчанный шатром и луковицей


«О всей твари»

Откуда возник этот прием? Православие в позднесредневековой Руси оставалось еще достаточно молодым и нетвердым, евангелие почиталось, но были сильны языческие пережитки, популярностью пользовались «религиозно-практические» труды. Самым известным из них является «Домострой», однако, пожалуй, самым влиятельным в XV-XVII веках сочинением был совершенно забытый в наше время апокриф «О всей твари». Это очень короткое сочинение, представляющее собой вольный пересказ сцены творения из Бытия, но затем раскрывающее представления тех времен о космологии, строении мира. Согласно апокрифу, Земля плоская и имеет четыре угла, а небо над ней «круговидно комарою». По небосводу ангелы носят Солнце и другие светила. Земля окружена со всех сторон водой, океаном. Далее в апокрифе сказано, что согласно Писанию (именно так!) в этом океане на самом востоке живет Кур — гигантская птица, «глава до небеси, а море же до колена». Когда над океаном ангелы поднимают солнце, океан «воскобылется», и его волны начинают бить по перьям Кура. Тот, просыпается и кричит «Кокореки». Его слышат петухи на земле и предвещают таким образом рассвет. Это полудетское отступление дает понять, что апокриф сочинен частично на базе визайнтийских учений о плоской Земле (Козьма Индикоплов и др.), но также основан на укороненных в фольклоре языческих, тотемных представлениях.

Именно копируя устройство мира из апокрифа «О всей твари», русские зодчие переходят к «восьмерику на четверике». Храм выступал моделью вселенной, повторял ее устройство.Четверик — символизирует Землю о четырех углах, а восьмерик — цилиндрическую небесную твердь над ней. Шатер и главка — это уже верхние миры, где живут бог или святые, которым посвящен храм или придел. Почему именно восьмигранник, а не «круг», как в апокрифе? Ответ банальный — из дерева очень сложно изготовить крепкий и крупный деревянный цилиндр, а восьмигранник всяко «круглее», чем квадрат.

Вслед за деревянным зодчеством у каменных храмов начали исчезать внутри колонны, над кубическим основным объемом начали ставить тот же самый восьмерик, заканчивающийся шатром.

Восьмерик на четверике у каменного храма (вместо шатра — еще два восьмерика) // ©Екатерина Гаврилова

Еще одна особенность храмостроения было следствием ужесточения богослужебных правил. В XV-XVII в русское православие сталкивается не просто с «народными ересями», т. е. язычеством, а с организованными еретическими движениями: жидовствующих, стригольников, а затем и старообрядцев. Это требовало усиления репрессивного аппарата церкви. Если за упорство в ереси положена была казнь, то за менее серьезные проступки значительно чаще, чем ранее начали накладывать наказания, епитимьи. Это потребовало возвращения раннехристианской пристройки к храму — притвора (трапезной). Во время службы в основном храме кающимся находиться нельзя, они могут стоять только в притворе. Что характерно, в притворе обязаны были во время службы стоять и женщины во время месячных или в течение 40 дней после родов.

Так в России к XVII веку сформировалась оригинальная традиция строить деревянные и каменные храмы из трех объемов, поставленных в одну линию: основного (восьмерик на четверике с шатром либо куполом наверху), трапезной и, наконец, башни-колокольни, которую ранее строили отдельно. Такую структуру зовут «кораблем», и она была наиболее распространена в храмовом зодчестве вплоть до XIX века.

А что теперь?

Уже в конце XIX века символизм четвериков и восьмериков был утрачен, поскольку про апокриф «О всей твари» все забыли. Например, в храме подмосковного села Федосьино (теперь это Москва) над основным объемом просто шатер и маленькая главка на круглом барабане, в то время как восьмерик над четвериком перекочевал на колокольню.

Храм Благовещенья в Федосьино

То, что строится для РПЦ в наше время уже никакой стилистической классификации не поддается. Например, в Северном Медведкове по программе «200» построили недавно храм св. Дм. Донского, у которого не восьмерик стоит на четверике, а наоборот — четверик на восьмерике, причем сверху над четвериком снова стоит восьмерик. В XVII веке за такое могли и сжечь: где это видано, чтобы земля стояла над небом!?

Храм в честь святого благоверного князя Дмитрия Донского на Полярной улице.

Для современной церкви подобные заморочки уже не играют того значения, как в XV-XVII веках. Прихожанок перед службой не спрашивают, нет ли у них месячных, и не отправляют слушать попа в притвор. Церковь больше не настаивает на архаичной космологии. Но когда будете в следующий раз проходить мимо храма, где есть восьмерик на четверике, вспомните про чудесный апокриф XV века, рассказывающий о гигантской океанической курице.

  • Дополнительная литература: статья И.А. Бондаренко в «Архитектурном наследстве» №66.