Философия Платона: курица или яйцо?

Философия Платона: курица или яйцо?

Robbie The Rotten

Платон – человек огромного наследия. Людей, равных ему по значимости, можно пересчитать по пальцам одной руки – Шекспир, Гомер, Сервантес… Куда лучше меня эту мысль выразил британский математик Альфред Уайтхед. Он заметил, что «вся история философии – это заметки на полях сочинений Платона». С Платоном можно не соглашаться, можно и нужно пытаться с ним спорить. Но если вы человек хоть сколько-нибудь мыслящий, то у вас никак не получится его проигнорировать. Огромный массив проблем, идей, конфликтов и концепций берет свое начало в философии Платона.

В чем же заключается его несоизмеримый вклад? Платон не был первым философом в истории. Во многом он оглядывается на рассуждения своего учителя Сократа, опирается на идейный конфликт Парменида и Гераклита, вдохновляется культом орфиков. То есть, мысль Платона работает на солидном духовном и философском основании, формировавшемся столетиями до его рождения. Но Платон первым четко и ясно сформулирует знаменитое противостояние духа и материи. Что важнее, что главнее, что на чем основывается – духовное на материальном, или материальное на духовном? Прагматичность или добродетель, искусство или деньги, билет в театр или поход в магазин? В конце концов, что было первым – курица или яйцо?

МНЕНИЕ И ИСТИНА

В отрыве от контекста платоновской «теории идей» вопрос о курице и яйце выглядит дурацким и бессмысленным. До того, как я увлекся философией, ответ для меня был очевиден – конечно, яйцо. Приведу ход своих тогдашних мыслей. Нужно рассмотреть вопрос в хронологическом порядке. Возьмем первую в мире курицу. Очевидно, что первая курица была вылуплена из первого яйца. Что отложило это первое яйцо нас не интересует, поскольку это «что» уже будет не курицей, а ее ближайшим предком. И подобную хронологическую линию можно вести до победного конца – до первой икринки той первой морской твари, что послужила прародителем всего животного мира.

И здесь Платон ударил бы нас по рукам. Голосуя за первичность яйца, мы опираемся на очевидность повседневного опыта. Курица, как известно, всегда рождается из яйца. Это мы можем наблюдать собственными глазами у бабушки в деревне. Но по Платону опыт, или чувства, не способны засвидетельствовать полной истины. Мы можем наблюдать лишь конкретное яйцо и конкретную курицу, но мы не способны увидеть всех куриц и яиц мира – особенно тех, что существовали в прошлом. Кто достоверно знает, что с ними там творилось? Опыт не дает ответа, он говорит только о «здесь и сейчас». Мы вынуждены сделать некоторое допущение. Понаблюдав, допустим, за сотней куриц, делается предположение, что и остальные курицы подвержены этой закономерности – рождаться из яйца. Это то, что Платон называет «мнением». Мнение всегда основывается на единичных фактах – в нашем случае, на двух, трех, четырех курицах, но никогда не на всех курицах вместе взятых. Куриц в совокупности нельзя объять одним лишь чувственным опытом – для этого необходимо усилия разума.

Таким образом, мнение не может претендовать на истинность. Оно может быть верным – но лишь в известных границах единичного, конкретного предмета, тогда как истина границ не допускает.

МИР ИДЕЙ

Значит, должен существовать другой мир. Мир истины, где вещи не распадаются на единичности – каждая из них всеобща. Там существует единый образ курицы, единый образ стола, единый образ философа. Этот мир – платоновский мир идей. Идея воплощает в себе идеальный образ – например, образ курицы, который служит прообразом для всех остальных единичных куриц. Только эта «идеальная» курица и оказывается реальной. Курица же физическая, единичная – лишь тень от курицы идеальной.

Здесь важен еще один момент. В чувственном мире нет совершенных куриц – каждая из них содержит тот или иной недостаток, отклонение от идеала. Но истина не терпит отклонений. Именно поэтому, по Платону, идеальный мир необходим, и поэтому он более реален, чем мир чувственный – поскольку больше соответствует истине.

Но где находится этот неведомый, сверхчувственный мир идей? В разуме Бога. Бог создает чувственный мир по прообразу своих идей.

А теперь вернемся к курице и яйцу. Ответ материалиста, признающего только реалии чувственного мира, мы уже знаем – первым было яйцо. Ответ идеалиста же состоит в следующем. В своем временном развитии курица проходит несколько этапов. Первый из этих этапов – яйцо, затем следует уже всем знакомая курица. Очевидно, что яйцо существует ради рождения курицы, но не наоборот. Таким образом, понятие яйца входит в идею курицы. Соответственно, первому в мире яйцу предшествовала та самая идея курицы. И уже по ее прообразу и было создано первое в мире чувственное яйцо, а из него вылупилась первая в мире чувственная курица.